Опубликовано: 600

Что породнило Лувр и музей А. Кастеева

Что породнило Лувр и музей А. Кастеева Фото - Тахир САСЫКОВ. Крыша Музея искусств им. А. Кастеева

Нередко в адрес зданий, построенных в духе советского модернизма, раздается критика. Но мало кто знает, что в 60–80-е годы прошлого столетия Алма-Ата была законодателем архитектурной моды во всем бывшем Союзе!

Любопытный нюанс: западные архитекторы позаимствовали немало интересных идей у наших специалистов. Чем примечательны постройки того времени, какие тайны они скрывают, рассказала кандидат искусствоведения доцент Елизавета МАЛИНОВСКАЯ.

Гениальный Репинский и его команда

Курс лекций академии искусств “Асем Алем” проходит по средам в Государственном музее имени А. Кастеева, и новый сезон – Всемирная история искусства – стартует 20 марта. Послушать известных казахстанских ученых, искусствоведов и других спикеров приходят не только специалисты, но и обычные алматинцы, которым интересна история родного города, страны.

Лекцию “Национальная школа. Модернизм” автор книги “Свод памятников истории и культуры города Алматы” Елизавета Малиновская начала с предыстории вопроса.

Как же сложились звезды, что столица Казахской ССР, долгие годы считавшаяся в Первопрестольной тихой провинциальной заводью, вдруг прогремела на весь Союз?

В конце 40-х годов прошлого столетия в Казахстан из Москвы высылают советского архитектора Николая Ивановича Репинского. Его репрессировали, а после отправили в ссылку в Усть-Каменогорск. В середине 1950-х годов, во время хрущевской оттепели в Алма-Ату стала стекаться талантливая молодежь из вузов Ленинграда, Москвы, Новосибирска, Томска... Молодые архитекторы выходят с письмами на правительство и добиваются перевода Репинского в Алма-Ату.

Началась эпоха становления национальной архитектурной школы Казахстана. Ее центром стал Николай Иванович – главный архитектор “Казгорстройпроекта”.

– Он был приверженцем авангардного и классического стилей, очень талантливый: выучил французский, рисовал одновременно обеими руками, – рассказывает Елизавета Григорьевна. – Вокруг него собралась команда архитекторов, к которой примкнул известный творец Владимир Кацев (высокогорный комплекс “Медео”, цирк, Дворец спорта).

Натянутый лук, два кольца…

Написано и сказано об архитектуре Алматы разных времен немало. Но всякий раз при работе с архивными материалами, в разговоре со строителями, художниками находятся новые детали. Их Елизавета Малиновская собирала по крупицам.

Итак, первым уникальным зданием, прозвучавшим на всесоюзном конкурсе архитекторов и получившим премию, стала гостиница “Джетысу” (старое название “Казахстан”) на Абылай хана – Макатаева (Коммунистический – Пастера) (1958 год). Вокруг этого, на наш взгляд, невинного здания, в котором часто останавливались иностранные гости, разгорелись жаркие споры. “У нас не Запад, для чего нам такая архитектура?” – говорили консерваторы.

После в Алма-Ате один за другим появились сооружения, взорвавшие представления об архитектуре.

Например, “аквариум” “Казгора” на проспекте Абылай хана – угол Айтеке би (Октябрьская). Это сейчас с современными стеклопакетами и кондиционерами в здании можно комфортно работать. А в то время его обитатели летом изнывали от жары.

В 1967 году за гостиницу “Алма-Ата” команда архитекторов получила премию Совета министров СССР. Она – единственная в городе в то время, где были горячая вода, теплоснабжение.

– Репинский говорил, что голубой цвет на фасаде использовали в духе лучших традиций Средней Азии. А сам фасад здания пластичен, оно выгнулось, будто натянутый лук, не повторяет контур квартала, – говорит Елизавета Малиновская. – Очень красиво, необычно!­

Вогнутой формы построили гостиницу и на проспекте Ленина (Достык).

Одно за другим в Алма-Ате строили “премиальные” здания: кинотеатр “Целинный”, горнолыжный комплекс “Медео” (в том числе снесенная гостиница “Медео”), Дворец спорта, Театр драмы им. Мухтара Аузова, цирк, Дворец бракосочетаний. По словам нашего эксперта, многие из них задумывались как единый архитектурный ансамбль. Например, Дворец бракосочетаний – цирк – Театр Ауэзова, Дворец Республики – гостиница Казахстан – кинотеатр “Арман”.

К эпохе постмодернизма относится Дом армии. Банный комплекс “Арасан” также не повторял ничего из прошлого.

– Когда я впервые туда попала, в нем была хрустальная чистота, – вспоминает Елизавета Малиновская. – Почувствовала себя античной статуей. Такого в советской архитектуре не было! Исторически это был банный квартал, там проходил первый верненский водопровод. А улица Тулебаева называлась Фонтанная. Когда-то мы с мамой ходили здесь в баню. Ниже улицы Гоголя был ларек с великолепными пирожками с ливером. Вкус помню до сих пор!

Оригинальные детали

Так где же спрятаны архитектурные изюминки? Они привычны нам, алматинцам, но до сих пор вызывают споры, восхищение специалистов.

Например, необычная чешуйчатая фактура крыши цирка и оригинальное решение кассового зала – стена с декоративным керамическим панно на тему цирка. Здание планировали построить типовым, однако оно получилось одним из самых красивых в бывшем Союзе!

В Театре имени М. Ауэзова это внутренняя отделка в стиле Бухары XI–XII веков. Фотографы используют ее для художественных фотосессий. Дворец бракосочетаний, если посмотреть на него сверху, состоит из двух обручальных колец – большого и малого.

Поэтажные холлы гостиницы “Медео” украшали монументальные тематические рельефы на тему национальных танцев, конных игр. Елизавета Малиновская вспоминает каминный зал с витражными окнами, специально отлитыми в Прибалтике:

– Когда камин зажигали, его огни играли в цветном стекле, создавая просто фантастическую обстановку!

Как и в 80-е годы, на открытках, календарях с видами современного Алматы можно увидеть Дворец Республики (бывший Дворец имени В. И. Ленина) и гостиницу “Казахстан”:

– Злые языки говорили, мол, Репинский при проектировке Дворца имени Ленина взял идею крыши у японцев. Я видела его архив. Он ездил на Мангышлак и там зарисовывал мавзолеи с характерным обрезом.

Некоторые специалисты прослеживают параллели с комплексом административных зданий в индийском Чандигархе (их проектировал французский архитектор Ле Корбюзье). Другие в данном проекте увидели элементы творчества японского архитектора Кэндзо Тангэ.

Позже тему парящих козырьков стали использовать по всему Союзу. Похожий проект – московский кинотеатр “Россия”.

Изюминкой внутреннего убранства дворца стала авторская работа мастера из Брно Земана – огромная люстра. Если вернуться в прошлое, в ней можно разглядеть красоту горных речек зимой, что и хотел показать автор. Известный архитектор Сергей Мартемьянов дал оценку проблеме уличных потопов в Алматы

Все хотели “надеть” корону

В конце 70-х годов в Алма-Ате реализован другой амбициозный замысел – 102-метровая 25-этажная гостиница “Казахстан”. Руководителем группы был заслуженный архитектор Казахской ССР Юрий Ратушный.

При проектировании гостиницы учитывался даже такой нюанс, как и под каким углом на нее будут падать солнечные лучи!

“Алма-Ата обогнала многие советские столицы, где уже были полунебоскребы: Тбилиси с гостиницей “Иверия”, Баку с “Азербайджаном”. Но “Казахстан” не только выше, но и оригинальнее их: там – параллелепипеды, здесь – округлая, почти овальная башня. Она напоминает скорее башню Пирелли в Милане, которой гений инженерии Пьер Луиджи Нерви как раз пытался уйти от приевшегося “пенала” в стиле Миса ван дер Роэ”, – отмечает справочник-путеводитель “Алма-Ата: Архитектура советского модернизма 1955–1991”, изданный в Москве в 2018 году.

– Только ленивый не обвинил авторов – зачем корону наверху сделали? – говорит Елизавета Григорьевна.

Премию “Казахстану” не дали. Зато через несколько лет в Москве появилось здание Академии наук, которое украсили похожим золотым венцом.

– Недавно один из авторов справочника, Николай Малинин, собирал в Алматы архитектурную общественность. Показал слайды, на которых изображены здания в разных странах и тоже с короной! Но они строились на 4–5 лет позже “Казахстана”! – говорит Елизавета Григорьевна.

Музей не как у всех

Казахская национальная галерея имени Т. Г. Шевченко (с 1984 года – Государственный музей искусств имени А. Кастеева) стала лучшим зданием-музеем в бывшем Союзе.

– Постановление о выделении земельного участка и начале строительства приняли в середине 60-х, 11 лет, с 1965 по 1976 год, проект разрабатывался и возводился, – рассказывает руководитель пресс-службы Государственного музея искусств имени А. Кастеева Клара ИСАБАЕВА. – Музей – логическое продолжение сооружений на проспекте Абая, где строились большие здания для гражданского пользования – гостиницы, дворцы, цирк.

В отличие от старинных зданий здесь предусмотрены мягкий свет, который проходит через прозрачные потолки, кабинеты для сотрудников, мастерские, хранилище, подвальное помещение. В каждом зале соблюдаются особый температурный режим, влажность. Выразительность придает четырехгранная стеклянная пирамида кровли, через которую освещается ядро здания. Пирамидальные объемы “фонарей” освещают помещения третьего этажа. В центре расположен внутренний дворик с цветниками, декоративными бассейнами.

Лувр, Париж. Фото Сергея ТУНИКА

Лувр, Париж. Фото Сергея ТУНИКА

Первые посетители попали сюда в 1976 году. В том числе французская делегация. Увидев пирамиду, очень восхищались. И только позже она появилась в Лувре! Многие, когда это слышат, начинают смеяться. Но у меня есть веские основания считать: пирамида в Лувре построена под влиянием нашего музея. Не стоит забывать: архитекторы Казахской ССР были очень популярны в бывшем Союзе, на Западе, и многие на нас ориентировались, хоть и не признавали этого.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть