Опубликовано: 6800

Как и за что травили казахских писателей в советские годы

Как и за что травили казахских писателей в советские годы Фото - Из открытых источников

Как разворачивалась травля казахских писателей, записанных в годы сталинских репрессий в число «врагов народа», и как в то время навешивались ярлыки?

Репрессии против писателей в Казахстане начались еще до так называемого Большого террора в 1937–1938 годы. В 1930-м власти расстреляли Жусипбека Аймауытова. В 1931-м без суда и следствия был расстрелян Шакарим. В 1935-м в одном из лагерей ГУЛАГа умер Миржакип Дулатов. В начале 1930-х по политическим мотивам на два с половиной года был арестован Мухтар Ауэзов, который после освобождения жил с трехлетним условным сроком. Однако наибольшего масштаба репрессии против казахской интеллигенции вообще и против писателей в частности развернулись в годы Большого террора, пишет Радио Азаттык.

ПЛАНЫ НА 1937 ГОД

Первый номер подшивки газеты «Социалистическая Алма-Ата» за 1937 год включал страницу, посвященную казахской литературе. Пять известных писателей — Сакен Сейфуллин, Беимбет Майлин, Мухтар Ауэзов, Абдильда Тажибаев и Сабит Муканов — делятся творческими планами на ближайший год.

Но как в действительности для них сложился 1937 год — известно. Сакену Сейфуллину и Беимбету Майлину на свободе осталось находиться меньше года, а в живых — чуть больше года. В феврале 1938 года их расстреляют как «врагов народа». Политические обвинения были выдвинуты в 1937 году также против Мухтара Ауэзова и Сабита Муканова. Последнего даже исключили из партии в начале октября 1937 года, так как партийная организация союза писателей выяснила его истинную «политическую физиономию».

«Он — друг наших врагов, прямой пособник презренных фашистских шпионов Сейфуллина и Джансугурова. Всё его творчество — сплошная контрабанда алаш-ордынских идей, усердное протаскивание буржуазно-националистических взглядов», — писалось в «Казахстанской правде» 5 октября 1937 года.

Над головами Сабита Муканова и Мухтара Ауэзова тогда был поднят дамоклов меч репрессий, но им удалось избежать ареста и казни. Абдильду Тажибаева обвиняли в увлечении «чистой» лирикой, пренебрежении тематикой сегодняшнего дня и в том, что оторвался от здоровой творческой среды.

ОТ ОРДЕНОНОСЦА ДО «ВРАГА НАРОДА»

Уже через несколько дней, как Сейфуллин поделился творческими планами на 1937 год, ему пришлось через газету давать разъяснения в связи с критикой его пьесы «Кызыл сункарлар». Из-за критики Сакен Сейфуллин вынужден был снять эту пьесу с постановки до внесения в нее изменений.

В конце апреля Сакен Сейфуллин для многих в Казахстане по-прежнему был авторитетным советским писателем и орденоносцем, которого цитируют газеты. Например, заголовком заметки о пленуме Союза писателей Казахстана стала сказанная на пленуме фраза Сакена Сейфуллина: «Дело за нами, за писателями!» и приводится обширная цитата из его выступления. Если оставить в стороне дискуссию о пьесе «Кызыл сункарлар», то писателя упрекали в том, что «в последние годы, не считая двух небольших стихотворений, ничего яркого в плане задач политической поэзии, не написал» (из статьи Мухамеджана Каратаева «Ближе к жизни», 26 апреля 1937 года).

С июля 1937 года на Сакена Сейфуллина обрушивается шквал политической критики. В большой статье Тажена Елеуова «Положение в Союзе писателей» писатель обвиняется в том, что умалчивает о своих ошибках, ему приписывают формирование «сейфуллинщины» — «как проявление националистического уклона, как выражение элементов пантюркизма в литературе».

В гневной публикации «Выкорчевать национал-фашистскую мразь из союза писателей Казахстана», напечатанной без подписи автора, Сейфуллин обвинялся в том, что одним из первых насаждал группировочную борьбу в союзе писателей, тем самым мешая росту новых писательских кадров.

24 сентября, Сакена Сейфуллина арестовали, и с тех пор до реабилитации его имя будет сопровождаться характеристиками типа «презренный фашистский шпион».

Сакен Сейфуллин был расстрелян 25 февраля 1938 года по приговору выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда КазССР. Реабилитирован 21 марта 1957 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР за отсутствием состава преступления.

ОТКАЗ СТАВИТЬ ОПЕРУ «ВРАГА НАРОДА»

В 1933–1936 годах известный казахский поэт, прозаик, драматург Беимбет Майлин выпустил четырехтомник своих произведений. Это издание оказалось роковым для него. Сабит Муканов в связи с этим четырехтомником опубликовал в «Казахстанской правде» статью «Об ошибках писателя Б. Майлина». Председатель правления союза писателей обвинил Майлина в переиздании «контрреволюционной галиматьи».

В четырехтомник была включена пьеса «Школа аула», написанная в 1925 году и, как писал Муканов, восхвалявшая «врага народа, агента японо-германского фашизма, палача» Троцкого.

В этой статье Сабит Муканов подверг «классовому» разбору и другие произведения Майлина былых времен. Например, в стихотворении «Письмо отцу» увидел клевету на казахскую бедноту, так как в нем дело представлено так, будто бедняки добровольно шли в алашординские отряды. Руководитель писательской организации Казахстана приходит к опасному для Майлина выводу, что все эти «ошибки» не случайны. Он напомнил, что в двух стихотворениях, опубликованных в 1918 году в петропавловской газете алашординцев, содержится призыв к молодежи вступать в ряды «Алашорды», которая, по мысли Сабита Муканова, была «злейшим врагом казахского народа».

Беимбет Майлин был арестован чуть позже Сакена Сейфуллина и Ильяса Джансугурова. Считается, что его долго не брали благодаря участию в съемках первого звукового казахского фильма «Амангельды». Как один из соавторов сценария, он всю весну, лето и начало осени часто бывал на съемочной площадке и помогал советами режиссеру. Предполагается, что арест оттягивался отчасти благодаря заступничеству со стороны Габита Мусрепова.

В 1936 году во время Декады казахского искусства в Москве были исполнены первые национальные казахские оперы — «Кыз Жибек» и «Жалбыр». Музыку к той и другой написал Евгений Брусиловский. Текст второй оперы основан на пьесе Беимбета Майлина «Біздің жігіттер», с вкраплениями из пьесы «Алтын сандық».

Эту оперу Габит Мусрепов, занимавший должность начальника управления по делам искусств при Совете народных комиссаров Казахской ССР, поручил театру оперы поставить к 20-летию Октябрьской революции. После ареста Майлина в редакцию газеты «Социалистическая Алма-Ата» пришла группа работников казахской оперы с вопросом: можно ли ставить оперу, автор либретто которой — враг народа?

Редакция сделала запрос в управление по делам искусств, чтобы узнать его позицию по опере. Заместитель начальника некто Найденов ответил газете:

— Пьеса переработана. Название мы изменим, имя автора снимем, и пьеса пойдет.

Автор публикации, рассказавший об этой ситуации, в тексте выразил удивление по поводу «высшего предела откровенного и наглого политического цинизма».

На следующий день газета вновь вернулась к вопросу об опере «Жалбыр». Было сообщено, что группа работников оперного театра подписала письмо, в котором известила об отказе ставить оперу «Жалбыр» к 20-летию революции, так как считает «совершенно недопустимым появление на сцене советского театра произведения врага народа». В том же письме было заявлено об отказе допускать к постановке оперы «Шуга» и «Дударай» «того же Майлина». Подписанты признали, что из-за этого отказа театр на некоторое время оказался без репертуара, и заявили, что приступают к созданию произведений, отвечающих задачам социалистического строительства.

Враги народа, приложившие в свое время руку к тексту оперы, пытались на первый план вытащить психологически-бытовые моменты. Работая над новым текстом, мы старались, в первую очередь, наиболее полно показать образ самого Жалбыра — героя, который руководил массами, шел во главе масс.

17 декабря 1937 года газета «Социалистическая Алма-Ата» сообщила об огромном успехе постановки оперы «Жалбыр» в Алма-Ате, из чего видно, что название всё же не поменяли. Беимбет Майлин, находившийся в застенках НКВД, разумеется, упомянут не был.

После реабилитации Беимбета Майлина в апреле 1957 года его имя вернулось на театральные афиши, как автора либретто «Жалбыра» и нескольких других казахских опер.

При написании использовались публикации в газетах «Социалистическая Алма-Ата», «Казахстанская правда» за 1937 год, очерк писателя Валерия Могильницкого «Как погиб Сакен Сейфуллин», статья Г. М. Какеновой «Идейная борьба в среде творческой интеллигенции Казахстана в 1930-е гг. Проблемы изучения» (Вестник КарГУ, 2010), материалы сайта «Жертвы политического террора в СССР» (http://lists.memo.ru/index.htm), сайта музея Карлага (протокол партийного собрания об исключении Б. Майлина из партии).

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи