Опубликовано: 5400

О чем мечтает казахский архитектор, строящий дома российским олигархам

О чем мечтает казахский архитектор, строящий дома российским олигархам Фото - Назгуль АБЖЕКЕНОВА

Российские олигархи живут в домах и играют в гольф-клубах, созданных по его проектам, а когда-то алматинские чиновники отказались принимать талантливого выпускника Московского архитектурного института на работу.

“У нас своих хватает”, – отрезали бюрократы, не зная, что его имя станет брендом, а бизнесмены и отцы городов будут выстраиваться к нему в очередь, ожидая воплощения своих самых смелых архитектурных мечтаний его руками. В гостях у “КАРАВАНА” знаменитый архитектор Тотан КУЗЕМБАЕВ.

Справка “КАРАВАНА”

Тотан Кузембаев, архитектор. Родился в 1953 году в Арысском районе бывшей Чимкентской области. В 1982 году окончил МАРХИ по специальности “градостроительство”. Член Союза архитекторов, Союза дизайнеров и Союза графиков России, основатель уникальной школы деревянной архитектуры, главный российский специалист по деревянному зодчеству. Обладатель международных премий в области архитектуры и градостроительства.

Притащили чужую мечту

– Добро пожаловать в родной Казахстан, Тотан-ага. Дома, пансионаты, поселки, рестораны, яхт-, поло- и гольф-клубы в России и на Западе – каким проектом вы заняты сейчас?

– Сейчас строим в Прибалтике поселок, гостиницу, в Москве – традиционные заказы, в Европе, Америке, Азии, Африке проекты есть.

– А в Казахстане есть заказчики?

– Я делал гостиницу в Алматы, за Медеу, но проект завис. Младшему брату со скромным бюджетом в Алматы я построил дом, использовал деревянные кирпичи (это ноу-хау Кузембаева, правда, незапатентованное, поскольку, по его словам, “искусство не патентуется”. – Прим. авт.). Я создал азиатское, не европейское строение, использовал приемы наших старых мастеров.

– Что вы вкладываете в понятие “азиатский дом”?

– Он более закрытый – из-за погодных условий, культуры. Я ходил по Ташкенту, Самарканду, видел старые дома с глухими невзрачными дувалами (заборами), внутрь заходил – а там рай, вся красота внутри. Мне кажется, у азиатов не только архитектура такая, но и они сами.

Те, кто живет в Центральной Азии, особенно казахи: с виду они могут быть суровыми, одеваться соответствующе, но поговори с ними – и ты поймешь, что душевные люди.

Кстати, в доме брата я сделал большую террасу с видом на горы, уже посадили виноград, который будет защищать от солнца летом, а зимой, когда листья опадут, в этой части террасы, напротив, будет всходить солнце и согревать дом. Теперь это любимое место моих родственников.

Я в Казахстане ни у кого террас не видел, хотя у вас теплого времени года больше, особенно в Алматы, тем более такая красота рядом.

А все строят какие-то европейские дома. Историческое здание в центре Алматы. Битва за память

– А что такое европейский дом, на ваш архитектурный взгляд?

– Это дом с какими-то лепнинами, колоннами. Это чужая культура, чужая мечта, которую притащили к нам и поставили, и люди с этим как-то живут. Не знаю, насколько им там комфортно. Мне лично – не очень. Когда нахожусь в Италии, понимаю, что такой тип построек подходит к местному климату, природе, людям – всё очень гармонично смотрится.

И потом – в Европе классический дом сделан профессионально, из натуральных материалов, а то, что воздвигают в Казахстане, – это жалкое подобие.

Понимаете, есть точка – Италия, там родилась классическая архитектура, и от нее кругами, как по воде, идеи расходятся дальше. И последующие «круги» – страны копируют уже не Италию, а Германию, её калькирует Польша, её, в свою очередь, Россия.И потом Казахстан приходит копировать. Это напоминает игру “глухой телефон” из моего детства. А надо свою идентичность воплощать в архитектуре!

В Астане и Алматы почему-то любят искусственные материалы, алюкобонды, керамограниты и не используют кирпич.

Я был в Иране, где почти все дома из кирпича, это настолько прекрасно, соответствует местности, контексту. Или стройте из дерева. Есть материалы, из которых, чтобы ты ни сделал, плохо не получится, так вот – это дерево и кирпич.

Деревянный – значит безопасный

– Вы сами живете в деревянном доме?

– Да. Мы пропагандируем деревянное домостроение. В Европе, Америке уже строят деревянные небоскребы. Здесь важен экологический аспект: в ходе производства строительных материалов и в сам период застройки идет большое загрязнение окружающей среды.

Или про стоимость говорят, мол, деревянные дома дороже. Но люди на Западе сознательно к этому идут, потому что хотят жить и быть здоровыми. Да, вы можете сэкономить и жить в домах из искусственных материалов, а потом болеть и больше тратить денег на лечение.

А скепсис по поводу того, что дерево небезопасно, несостоятелен. Проводились разные испытания – дерево по пожаробезопасности выдерживает больше характеристик, чем металл, который через 20 минут после возгорания теряет свои конструктивные свойства и превращается в пластилин. А у дерева, клееной древесины этот период занимает минут 40. В современной Астане еще остались старинные памятники архитектуры

У нас никто не задумывается об отделке. В Кемерове торговый центр сгорел. Там были железобетонные конструкции, а горела отделка. Центры эти строят так, чтобы они “ярко кричали”, лепят – и подешевле. Об этом никто не думает, бизнесу выгоднее это продавать.

Когда дерево горит, вы от дыма прокашляетесь – и всё, а если пластиком надышитесь, то смерть неминуема.

Родина не зовет

– А вы очень дорого стоите?

– Я рассказал про брата…

– Я не знаю, что для вашего брата значит скромный бюджет…

– Его дом стоил 250–300 долларов за квадратный метр, дешевле не бывает. У него двести с чем-то квадратных метров. Я ему сказал: “Покупай на рынке самый дешевый кирпич и дерево”. Он так и сделал, но в то же время не смог удержаться, как казах: “Что я, бедный?!” и купил что-то дорогое. В итоге денег не хватило…

– То есть здесь не принципиальна стоимость материала?

– Архитектор работает с пространством, а не с материалом.

– Тем не менее, судя по портфолио, ваш основной заказчик – богатые люди.

– Ко мне и средний класс приходит. Мы ему говорим – сделаем проект, но с одним условием – не менять его. Это условие выдвигаем и тогда, когда строим в благотворительных целях.

Менталитет постсоветских людей такой, что они сначала заказывают, пальцы веером, потом начинают экономить, проект менять – и всё портят.

Имидж мой портят, имя, потом скажут, это же Кузембаев спроектировал.

– А казахстанские олигархи заказывали вам проекты вилл на чужих берегах?

– Нет. Я не знаю, почему у меня нет заказов из Казахстана.

– Ну у нас какая-то нездоровая любовь к экспатам…

– Я, вообще, обижен на казахов (улыбается). Когда окончил институт в Москве, хотел вернуться в Казахстан, жаждал здесь работать. Мой научный руководитель Николай Николаевич сказал: “В Алматы все мои ученики трудятся, сейчас позвоню и тебя устрою”.

Позвонил – ему сказали: “У нас своих полно, но мы можем Кузембаева в районный центр архитектором отправить”.

Николай Николаевич после этих слов заявил мне: “Остаешься в Москве!”. После этого случая я предпринимал много попыток сделать что-то для Казахстана. Говорил казахам: “Если вы так боитесь стоимости моей работы, то я могу по ценам местных архитекторов спроектировать, только не частный дом, а что-то общественное”. Но заказы так и не поступили. Тимур СУЛЕЙМЕНОВ: Мы курим сигарету на бочке с порохом

Имидж – ничто, аэропорт – всё

– Часто бываете в родных краях?

– Помимо Астаны был в Алматы, Кызылорде, Шымкенте, Петропавловске. Лет 10 назад в Петропавловске у нас с другом-бизнесменом Алтынбеком были планы провести реконструкцию местного аэропорта, сделать из него международный хаб. Пока искали инвесторов, потом еще что-то – и проект не воплотился.

Как хаб, Петропавловск или Астана, Алматы видятся мне очень хорошими точками, особенно когда люди летают из Японии, Кореи, Китая в Европу. Это хорошие места, где можно пересесть, сделать такую паузу в длинном полете.

Аэропорты Дубая, Катара загружены на полную, через них летают в Азию, Африку, из Европы в Америку. У Казахстана есть прекрасная возможность стать таким же хабом, не знаю, почему до сих пор никто ее не использовал. Ташкент, Бишкек скоро могут стать такими центрами, опередить нас.

Чем проводить какие-то универсиады, лучше построить современный аэропорт. Во время Универсиады я находился в Алматы, из запланированных гостей пришла только половина, это позор, по-моему.

Зачем вообще здесь строить сооружения для зимних видов спорта? Я в Казахстане не видел, чтобы казах на коньках катался или в хоккей играл, это не свойственный казахам спорт.

Мне заявили – через Универсиаду имидж страны поднимаем, но, послушайте, самый главный имидж – это аэропорт. Как-то мы летели из Кореи в Москву через Алматы. Когда в аэропорту проходили транзит, весь имидж Казахстана был испорчен. Не понимаю, о чем думают люди, сидящие у власти.

А с тем другом моим у нас сейчас планы создать деревянную архитектуру близ Астаны.

Обнимая дома

– А какие у вас впечатления от столичной архитектуры?

– Есть ощущение бесприютности. Но оно и в Алматы есть. В Астане мне гораздо уютнее в старом городе, чем в новой части. На правом берегу масштабы зданий по понятным причинам другие, дома пятиэтажные стоят. Второе – здесь деревья очень большие, закрывают фасад, создают тень, хочется посидеть под этими деревьями. А в новой Астане их нет – есть огромные площади и высотные строения. Да и примененный при строительстве этих зданий и домов материал тебя отталкивает на тактильном уровне: если к панельным домам можно прикоснуться, почувствовать их тепло (а были бы из дерева – вообще можно было бы обнимать), то облицованные поддельными дешевыми материалами сооружения отвращают.

Я не знаю, как в целом обстоит ситуация в Казахстане, но в Москве, в России то, как строят микрорайоны, – это ужасно: жить невозможно, из каких-то материалов второсортных сделано.

Эти люди, которые это делают, не собираются там жить, у них уже есть недвижимость за рубежом, они просто бизнес сделали и ушли. Если отдать архитектуру в руки бизнеса, ничего хорошего не выйдет. По последнему писку архитектурной моды

– О чем мечтает архитектор Кузембаев?

– Я мечтаю построить в Казахстане музей.

– Истории?

– Любой! Пусть он будет связан с историей или с будущим – какая разница?! У меня есть желание построить в Казахстане что-то общественно полезное, не для частного заказчика дом, куда посторонних не будут пускать. Такой же общественно полезный проект я хотел бы реализовать в мире.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть