Опубликовано: 10100

"Не нравится? Езжай на автобусе!" Что нельзя, но можно в метро Алматы

"Не нравится? Езжай на автобусе!"  Что нельзя, но можно в метро Алматы Фото - Тахир САСЫКОВ

“Телефоны, ключи, металлические предметы – на стол!”. Эта команда офицеров полиции в Алматинском метро для пассажиров звучит как приказ. Если бы она еще была на немецком языке – я бы себя почувствовал заключенным фашистского концлагеря.

Так, наверное, чувствуют себя многие, спускающиеся в подземку Алматы не в часы пик. Когда народу мало, люди в погонах, мягко говоря, превышают служебные полномочия. Лично был свидетелем: на станции “Абай” капитан полиции потребовал, чтобы группа курсантов (пацанам по 18–19 лет) не только выложила на стол свои телефоны, планшеты, но и сняла ремни с бляхами. Зачем?!

Под землю – как под облака?

Когда утром и вечером тысячи пассажиров ныряют в метро, этому капитану толпа может и голову снести за “телефоны, ключи, металлические предметы”. В час пик народ ломится в рамку танковым клином: утром все спешат на работу. Вечером – домой.

А когда людей мало – можно и покуражиться от скуки над быдлом?

Прошлой осенью на станции “Алмалы” у парня изъяли зажигалку, в которую были встроены отвертка, 4-сантиметровый перочинный ножик и шило. Оружие?..

Этой зимой на “Москве” один дед выгрузил на стол штук двадцать 100-тенговых монет. Нахристарадничал?..

Летом на “Алатау” девушка (видимо, курьер по доставке) вывалила из рюкзака гору каких-то спреев и прочих косметических средств в баллончиках…

С месяц назад суд оштрафовал на 70 с чем-то тысяч тенге мужчину. В его рюкзаке на станции “Жибек жолы” полицейские обнаружили телескопическую дубинку. Чуть ранее на станции “Райымбек батыр” не пропустили пассажирку со складным ножом…

В конце мая начальник управления полиции на метрополитене Тимур ОСЕКБАЕВ заявил, что для метро нужен особый статус. Цитирую: “Плюсы от того, что “внеуличный транспорт будет регулироваться законом, очевидны: решение транспортных проблем, улучшение экологической ситуации, повышение транспортной доступности населения, развитие нацпромышленности (строительство инфраструктуры, производство подвижного состава). В том числе в инновационных направлениях (снижение шума, увеличение скорости движения, новые строительные технологии), совершенствование государственного и муниципального управления в транспортной сфере”.

И добавил: “В закон необходимо внести положение об антитеррористической защищенности метрополитена. Законодательно закрепить процедуру выборочного досмотра пассажиров. Поиск незаконного оружия или взрывчатки на входе в подземку официально рассматривается как антитеррористическая мера”. Духота, темнота и безответственность сотрудников: каково это - застрять посреди туннеля в метро Алматы

А если кто-то тащит в сумке пару кило сахара – доставать и доказывать органолептическим способом, что это не героин и не гексоген? А если кто-то везет шмат говядины – показывать, что это не расчлененный трупик младенца?

Безопасность? Без вопросов – это важнее всего! Но требовать, чтобы люди вываливали из сумок и карманов все предметы, содержащие металл, – это выходит за рамки здравого смысла. Я был в подземках Москвы и Киева, Праги и Вашингтона, Парижа и Нью-Йорка, других городов мира – там нет таких жестких требований. В конце концов метро – не аэропорт. Мы не взлетаем, а идем на посадку в подземелье. Но у наших полицейских, видимо, другая точка зрения.

Если следовать их логике, тогда ради безопасности нужно прозванивать и шмонать пассажиров в троллейбусах и автобусах. Это нормально?

Справка “КАРАВАНА”

Метрополитен Алматы начал работать 1 декабря 2011 года. По длине занимает 169-е место в мире и 15-е среди собратьев в СНГ.

Бывший сотрудник полиции на транспорте, майор Х в отставке по выслуге лет (имя и фамилию попросил не называть), так прокомментировал ситуацию:

– Формально Осекбаев прав. Мобильник тоже может быть взрывным устройством. Но толку от того, что его просто выложат на стол? Тогда его надо вскрывать, чтобы убедиться, что это не взрывное устройство. Даже в аэропортах его не вскрывают. Так что эти требования – чушь какая-то запредельная.

– У меня и мобила, и диктофон, и зарядки к ним всегда в сумке. Заставили выложить.

– И что? Полицейский сразу определил, что это не бомба, а зарядка? Бред…

– Тогда в чем прав Осекбаев?

– В том, что метро должно быть защищено от террористов. Помните теракты в Московском и Петербургском метро? В Лондоне, Мадриде, Париже, еще где-то. Это всё – результат ненадлежащей работы полиции на транспорте. Прохлопали, потеряли концентрацию. Надо пристальнее вглядываться в вероятных носителей запрещенных к проносу предметов. Иногда сразу можно определить потенциального террориста. Вот для этого и нужен выборочный досмотр. А то, что вы мне рассказали, – это просто издевательство над людьми. Когда моим бывшим коллегам (хмыкает) делать нечего, они от скуки могут и покуражиться. Когда час пик – тут не до смеха. Концентрация у них должна возрастать на 1 000 процентов.

– Сейчас наша подземка перево­зит чуть более 45 тысяч пассажиров в сутки. С вводом в эксплуатацию через год еще двух станций – “Сарыарка” и “Достык” – поток возрастет до 86 тысяч, если не больше. Потому что это настоящие “спальные мешки”.

– Тогда концентрация у полиции должна вырасти на 2 000 процентов.

Копаем глубже – едем дальше?

На запрос редакции “КАРАВАНА” в КГП “Метрополитен” нам ответили, что ввод этих станций в эксплуатацию запланирован на 2021 год, но точных сроков не указали. Сообщили только, что “в настоящее время разрабатывается проектная документация по станции “Калкаман” (это еще дальше) и на стадии разработки ТЭО проекта до станции “Автовокзал” – на западной окраине южной столицы.

“Это направление сегодня является важнейшим в транспортной политике программы развития Алматы”, – сказано в ответе. А что дальше и куда? Нет ответа.

Залез в Интернет. На некоторых схемах после строительства ветки в западном направлении указан вариант на север – в сторону железнодорожного вокзала Алматы-1. Там даже есть названия возможных станций: “Жансугуров”, “Большой Алматинский канал”, “Стадион”, “Жумабаев”, “Буденный”. Это всё в “Википедии” накопал. Похоже, все они достаточно условные. А сроки – еще более неопределенные. Возможный старт случится после 2025 года. Или позже?

Спустился еще глубже.

Оказывается, в перспективе запланировано строительство линий с пересадочными узлами на станциях “Жибек жолы” и “Сайран” на юго-запад – до четырех микрорайонов “Орбита” (когда-то глухая окраина южной столицы). А потом на северо-восток – до микрорайона “Думан”.

Направления перспективные: там сотни тысяч потенциальных пассажиров, которые запарились потеть в переполненных автобусах и тосковать в пробках.

Что из этих планов соответствует действительности? Есть ли реальные наметки, руководство – КГП “Метрополитен” – пока не отвечает. Секрет?

Нельзя, но можно?

На некоторых станциях объявления звучат запредельно громко. На платформе станции “Москва” молодежь (многократно был свидетелем) вытаскивала из ушей наушники и так же громко материла динамики, из которых грохотали рекомендации, как себя тут вести. “КАРАВАН” поинтересовался: можно ли снизить эти децибелы?

“Плавная регулировка громкости не предусмотрена. Имеется возможность ступенчатой регулировки звука. Однако если громкость уменьшить на одну ступень, то ее будет недостаточно для слабослышащих пассажиров… Громкость звука при установленном уровне также может зависеть от акустических особенностей станций”, – звучит в ответе.

По громкой связи мне постоянно напоминают, что на эскалаторе нельзя сидеть, бежать, прыгать, пить и есть. Но каждый вечер я наблюдаю все эти действия и их последствия в виде полузасохших пятен от кока-колы и блевотных луж. Хотя бы одного засранца-нарушителя оштрафовали?

Ответ “КАРАВАНУ”: “Штрафы за административные правонарушения в метрополитене не предусмотрены”. Ну да, он же не террорист? Просто гадит в общественном транспорте без последствий для своего кошелька под хохотушки друзей-приятелей? И какой тогда смысл в этих громких сообщениях: “нельзя”, “запрещается”, “не рекомендуется” и так далее? Может, тогда надо поставить полицейских, которые будут вылавливать этих чудаков на букву “м” и трясти их за мошну в пользу бюджета? “Онайская” карточка, кстати, – персонифицированная.

Деньги подземелья

Люди в метро – не только пассажиры, но еще и потребители. Интересуюсь: почему в больших городах мира подземка снимает прибыль с множества торговых точек с газетами-сигаретами, напитками-гамбургерами, журналами-жвачками на “своей” территории? А у нас таких точек – единицы. Ответ более чем осторожный:

“Для обеспечения пожарной безопасности на объектах КГП “Метрополитен” в соответствии с постановлением правительства от 9 октября 2014 года торговые киоски устанавливаются только в наземных вестибюлях станций… с таким расчетом, чтобы они не мешали проходу пассажиров”. Проверено на себе: можно ли пронести «бомбу» в Алматинское метро?

Странно. Во многих странах мира, где поток метропассажиров куда гуще, чем у нас сейчас, эти лавки никому не мешают.

Эти “куры” реально несут золотые яйца. Конечно, при условии, что там все меры безопасности работают в нормальном режиме.

И без истерик в стиле: “Мобильные телефоны и ключи – на стол!”.

Кстати, еще два года назад себестоимость проезда одного пассажира составляла почти 700 тенге при действующей до сих пор цене 80 тенге. Сегодня уже 567 тенге.

Чем быстрее запустят две ближайшие станции, тем ниже упадет себестоимость. Тем уважительнее, надеюсь, полиция метро станет обращаться с пассажирами.

Кстати, согласно старым советским генпланам, население Алма-Аты должно было к 2000 году составлять 700 тысяч человек. Сегодня – уже более двух миллионов. Спрашиваем у КГП “Метрополитен”: будет ли увеличено количество вагонов, хотя бы в связи с открытием новых станций? Уже сейчас в часы пик не всем и не всегда удается впихнуть свое тело в вагон.

Нет! “Согласно техническому паспорту станций, длина платформы не позволяет вместить электроподвижный состав большей длины. Поезда были сделаны под заказ метрополитена Алматы”, – ответили нам из подземки.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров