Опубликовано: 3000

Настал час расплаты: почему возникают разногласия между бизнесом и налоговиками

Настал час расплаты: почему возникают разногласия между бизнесом и налоговиками Фото - Денис ПЕРЕХОД

Продолжение темы

Публикация в “КАРАВАНЕ” (№ 13 от 10 апреля 2020 года) статьи “Закон – чтоб вышло”, в которой руководитель Казахстанской ассоциации предпринимателей и сервисных услуг Ермек АБИЛЬДИН заявил, что “за большинством обнальных фирм стоят оборотни в погонах и чиновники”, вызвала большой читательский резонанс – и не только в предпринимательской среде. После выхода материала руководитель департамента государственных доходов по Карагандинской области Кайрат ОРКАШБАЕВ выразил готовность изложить свою позицию по поводу сложившихся в Карагандинском регионе разногласий между бизнесом и налоговой.

Кого привлекать первым: обнальщика или покупателя?

Напомним, “КАРАВАН” делал серию публикаций о том, что большое количество предприятий в регионе оказалось на грани банкротства. Сделки, совершенные ими несколько лет назад, были поставлены под сомнение налоговиками, а затем отменены в судах. По ним предпринимателям доначислили многомиллионные налоги с пеней и штрафами. Представители этих фирм стали обращаться во все возможные инстанции с жалобами на то, что, не доказав в уголовном суде вины их контрагентов, которых фискалы заподозрили в “обнальной” деятельности, налоговики стали подавать иски в гражданские суды против реально действующих фирм, когда-то взаимодействующих с “подозрительными”. И, что самое парадоксальное, повально выигрывать процессы.

По мнению бизнесменов, детонатором этого конвейера послужило постановление Верховного суда № 4, которое позволило органам госдоходов подавать такие судебные иски на основании одних только предположений – если у фирмы не оказывалось достаточно активов, трудовых ресурсов, техники и т. д.

В марте Верховный суд внес изменения в это постановление, исключив те самые спорные пункты. И теперь сотрудникам налоговой для подачи исков в суд придется искать более веские доказательства вины предпринимателей для признания совершенных ими сделок недействительными.

– Кайрат Мурзасалыкович, насколько вы готовы к этому?

– Давайте начнем с того, что работу по признанию сделок недействительными мы начали до выхода постановления № 4 Верховного суда РК. Оно датировано июнем 2017 года, а мы начали подавать исковые заявления еще в 2016 году.

Когда мы увидели, каким образом происходит уклонение от уплаты налогов именно при использовании фирм-однодневок и какой масштабный характер носит это явление, то начали практику подачи исков о признании сделок недействительными.

Речь идет о сотнях миллиардов тенге, которые были уведены из бюджета при помощи этих обнальных фирм. Нормативное постановление № 4 просто расширило массив аргументаций, которые мы могли предъявлять в исковом заявлении, увеличило возможности подачи исков. Сказать, что исключение из него пункта 4 как-то повлияет на нашу работу, нельзя. В конце концов, то, что у поставщика нет материальных ресурсов, экономической целесообразности поставки товаров, и не было основополагающими аргументами, эти аргументы шли “в довесок”. И то, что в нормативном постановлении этот пункт исключили, не говорит о том, что нам запретили подавать иски. Нет, это больше говорит о том, что нам надо сильнее укреплять аргументацию. Вот то, что в пункте 6 убрали абзац: “При невозможности привлечения к ответственности лица, выписавшего фиктивную счет-фактуру, органы государственных доходов имеют право обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства о признании сделки недействительной” – немножко теперь связывает нам руки. Но иски мы подавать будем, просто изменится практика рассмотрения их судами. "Нас задушили исками": тысячи предприятий оказались на грани банкротства

– Но разве не логичнее и проще было бы начинать “с головы”? То есть сначала доказать в суде виновность фирмы-однодневки, привлечь к ответственности тех людей, которые за ними стоят, а затем уже отменять совершенные ими сделки?

– Эксперты говорят, что уголовные дела в области финансов, такие как уклонение от уплаты налогов, выписка фиктивных счетов-фактур и т. д., – это довольно сложные уголовные дела. По ним очень долго и кропотливо нужно собирать доказательства. Мы ставим задачи по контролю за исполнением налогового законодательства, по обеспечению экономической безопасности государства, и никто не отменял наше право подавать иски о признании сделок, о признании регистрации предприятий недействительными. Поэтому, скажем так, мы делаем свою работу.

Когда готовим эти материалы, получаем решение суда о признании сделки недействительной, мы обязательно передаем материалы в правоохранительные органы для проведения следствия и вынесения процессуальных решений.

И потому, что будет сначала – уголовное дело, а потом принятие мер налогового администрирования, или, наоборот, от этого в конце концов ничего не изменится. В любом случае налогоплательщик, который имел взаимодействия с обнальными фирмами, совершал с ними сделки, он в любом случае рано или поздно понесет ответственность по уплате всех налогов, от которых он уклонился.

Налоговая однодневок видит, да не сразу скажет

– Обнальные фирмы, как я понимаю, не возникают из воздуха. Зачастую предприятие после регистрации ведет реальную хозяйственную деятельность и лишь потом может начать заниматься обналом. Вы учитываете этот момент при подаче исков? То есть разграничиваете сделки, совершенные в момент честной деятельности фирмы и нечестной?

– Да, конечно. Мы выбираем именно те сделки, где взаиморасчеты носят сомнительный характер, и подаем иски не по всей предпринимательской деятельности предприятия, а именно по конкретно взятым сделкам и выписанным счетам-фактурам.

– В пресс-релизе комитета государственных доходов говорилось о том, что отдельные предприятия-однодневки существовали достаточно продолжительное время – свыше 10 лет. Каким образом их деятельность не попала в поле вашего внимания? Они же ежеквартально, ежегодно сдавали отчетность, оплачивали налоги. Неужели их деятельность не вызывала у вас сомнений на протяжении такого длительного времени?

– Сначала нужно задать вопрос: как они вообще создавались и какое-то время осуществляли свою деятельность? Во-первых, надо понимать, что у нас в Казахстане очень упрощена процедура открытия бизнеса. Минимальный пакет документов подается дистанционно, без каких-либо пояснений. Все эти меры поддержки со стороны государства делаются для добросовестного, законопослушного гражданина. Государство не предусматривает случаев, когда предприятие создается не для реальной деятельности, открытия рабочих мест и т. д., а для нелицеприятных действий.

То же касается Налогового кодекса – государство дает бизнесмену возможность добросовестно показывать свои доходы, налогооблагаемые базы, налоговые обязательства. Этим и пользуются обнальные фирмы-однодневки.

С виду их деятельность законна. Они вроде бы стоят на регистрационном учете, подают необходимые заявления, сдают налоговую отчетность. Но что внутри налоговой отчетности и насколько она достоверна – это невозможно установить дистанционно, аналитическим способом, без проверочных мероприятий. Почему в последние годы органы доходов активизировались в этом направлении? Потому что у нас развиваются информационные системы, и мы теперь можем выстраивать определенные алгоритмы, проследить путь товара от момента его производства или импорта до конечного потребителя. В прошлом году с внедрением электронных счетов-фактур по НДС мы имели практику подачи исков в отношении предприятий, которые только начали выписывать фиктивные счета-фактуры. Раньше это было тяжело в связи с тем, что все было только на бумаге. А на бумажных носителях много чего мы выявить не могли.

– Хорошо, но, чтобы встать на учет по НДС, тоже необходимо участие или согласие налогового органа. Как фирмы-однодневки вставали на учет по НДС и кто ответствен за то, что их ставили на учет?

– Постановка на учет по НДС тоже максимально упрощена. Во-первых, она может производиться дистанционно, то есть в электронном виде. Просто подается заявление, и налоговый орган его в электронном виде ставит на учет.

– Это сейчас. Но вы же сами говорите, что раньше этого не было, что такая форма взаимодействия предпринимателей с налоговым органом существует недавно.

– Уже 3–4 года. Более того, предприниматель может подать заявление о постановке на учет по НДС сразу при регистрации предприятия. Это добровольная постановка, но есть еще и обязательная. Это когда предприятие имеет обороты свыше 30 тысяч МРП и указывает это в налоговой отчетности. Тогда мы их обязаны поставить на учет по НДС в обязательном порядке, и этот процесс происходит без контакта с налоговым органом.

О бдительности и технической ошибке

– В том же пресс-релизе КГД говорилось о том, что предпринимателям следует быть бдительными в отношении контрагентов. Каким образом они могут выполнить эту рекомендацию органов госдоходов?

– Есть много различных сайтов в наших информационных системах, где можно проверить поставщика: состоит он или не состоит на учете по НДС, какая у него налоговая нагрузка, в группе какой степени риска он находится: низкой, средней или высокой. Нужно посмотреть эти данные, поинтересоваться у самого поставщика происхождением его товара, в какой форме будет осуществляться сделка. Когда речь идет о трех, пяти или даже десяти миллионах тенге, ты можешь в лицо не знать своего поставщика и не интересоваться его досье. Но когда к тебе приходит поставщик, который готов тебе продать товар по стоимости на 30–50 процентов ниже, чем на официальном рынке, на сотни миллионов тенге, тяжело поверить, что предприниматель не видел его в лицо, не узнавал его досье. В Карагандинской области пару лет назад задержали большую группу физических лиц, которые занимались обналом денежных средств, и их контрагентов – налогоплательщиков, которые пользовались их услугами. Это довольно известные, крупные фирмы, которые нанесли государству ущерб на многие десятки миллиардов тенге. И в рамках этого уголовного дела есть признательные показания не только от тех лиц, которые занимались обналом, но и тех, кто у них покупал фиктивные счета-фактуры. Я хочу сказать, не все так однозначно.

Теперь те контрагенты, которые в свое время взаимодействовали с обнальными фирмами, а сейчас столкнулись с проблемой возврата уведенных у государства налогов, которые государство требует восстановить со штрафами и пеней, пытаются надавить на жалость.

Понятно, что эти деньги уже давно потрачены, о них забыли, и таких средств у этого предпринимателя нет. Но раз ты такую сделку осуществил в свое время, и причем во многих случаях сознательно, – то, извини, тогда ты должен возместить государству.

(Конец 1-й части.)

Пойдет ли государство навстречу предпринимателям и существует ли в Казахстане реальная угроза малому и среднему бизнесу, вы узнаете в следующем номере.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи