Опубликовано: 310

Когда космос стал чуть ближе

Когда космос стал чуть ближе Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

С учетом того, сколько денег страна вбухала в покорение околоземного пространства, День космонавтики уже давно должен стать поистине национальным праздником.

Пока этого нет, мы в обычный будний день прогулялись по зданию “Қазақстан Ғарыш Сапары”, где, собственно, и пишется новейшая история космической державы Казахстан.

Им сверху видно всё. Вот вообще всё!

Помните фильмы о космосе, где все суперинновационное, по коридорам не пешком ходят – передвигаются на пневмоподушках, а о теории струн и способах пролета через черные дыры рассуждают роскошные женщины в латексных костюмах? Забудьте! С реальностью эти космические сказки ничего общего не имеют. “Қазақстан Ғарыш Сапары” – это обычное офисное здание на окраине столицы.

В больших, но плотно заставленных столами кабинетах сидят обычные люди, в которых издалека и не признаешь “штучных” специалистов.

Основная задача сотрудников национальной компании – следить за двумя спутниками дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) и обрабатывать полученные с них снимки. Чем все успешно и занимаются. Сидя за компьютером.

– Все разочаровываются, когда я начинаю объяснять нюансы своей работы, потому что, по сути, мы такие же офисные работники, как и многие другие, – говорит одна из сотрудников.

К лету рядом с этим зданием обещают запустить сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов (СбИК КА), там, возможно, и будут лаборатории, как в фильмах, но все же основная работа делается нынче на обычном компьютере. С его помощью задается траектория движения спутников, на компьютер поступают “сырые” снимки, там же они и обрабатываются.

Поначалу говорили о том, что снимки из космоса госорганам вроде как и не особо нужны: те же самые данные они, мол, с успехом получают благодаря обычным аэроснимкам, и вообще… Но, раз уж возможность фотографировать планету из космоса у нас есть, различные чиновники стали данными космического мониторинга активно пользоваться.

То, что эти снимки все же хорошая вещь, первыми оценили в минсельхозе. Точные данные о засеянных площадях, об урожайности позволили уличить в мухляже и нерадивых фермеров, и таких же чиновников.

– Слишком умные люди что делают? Засевают поле по краю, подают документы на субсидии по всей территории. Проверяющий приезжает, с дороги смотрит – поле засеяно, заявку на субсидию одобряет. А мы предоставляем снимки, на которых видно, что поле засеяно не было. Так в бюджет были возвращены субсидии на десятки миллионов тенге, – говорит заместитель председателя правления АО “НК “Қазақстан Ғарыш Сапары” Айдын АИМБЕТОВ.

Проще стало контролировать и лесные массивы страны. Аккурат во время нашего визита девушка, ответственная за связь с комитетом лесного и охотничьего хозяйства, обрабатывала снимки, которые доказывали, что накануне в нашу страну пришел лесной пожар с территории соседнего государства.

– Спутник пролетает над одной и той же точкой примерно раз в три дня, соответственно мы видим динамику. Сравнивая свежие снимки со сделанными определенное время назад, видим, где прошла рубка леса. Накладываем эти данные на карту участков, отведенных под вырубку, и понимаем, где она была законной, а где нет. Плюс, если говорить о лесных пожарах, мы можем наложить разные слои, определить температуру поверхности, точку возникновения пожара и скорость его распространения, – объясняет сотрудница.

Все выявленные нарушения с фотодоказательствами “Қазақстан Ғарыш Сапары” передает заинтересованным госорганам.

По итогам прошлого года, к примеру, космоснимки помогли определить координаты 9 000 несанкционированных свалок. Тут стоит отметить, что мониторят по данному вопросу не всю территорию страны, а только 50-километровую зону вокруг крупнейших городов. То есть об истинных масштабах свинства в Казахстане можно только догадываться.

Активно пользуются данными из космоса в минэнерго для контроля за деятельностью недропользователей, в МВД – во время противопаводковых кампаний и в рамках борьбы с наркобизнесом.

– Всю степь в поисках плантаций растений канабисной группы не объедешь, а наш спутник сразу может 400 квадратных километров “разглядеть”. У каждого растения свой спектр излучения, так и выявляем особо деятельных “фермеров”. Потом уже по точным координатам полиция отрабатывает, – объясняет Айдын Аимбетов.

От снимков к спутникам

Сколько именно денег удалось вернуть штрафами и взысканиями, в НК не знают. Потому что у каждого госоргана своя отчетность. После небольшой экскурсии третий казахстанский космонавт Айдын Аимбетов рассказал нам о том, как лично он видит развитие космической отрасли в Казахстане.

– Сейчас у нас четыре спутника ДЗЗ, два из которых запустили в декабре прошлого года. Один из новеньких – научно-технологического значения. На нем наши инженеры отработали свои навыки запуска. Это делается для того, чтобы к тому времени, как будет запущен СбИК, у них были летная практика, опыт.

В СбИКе мы будем проводить работы по созданию спутников от проектирования до проведения всех наземных испытаний.

– А кто к нам придет запускаться?

– Пока сложно сказать. Мы этот момент сейчас отрабатываем. Наш стратегический партнер – “Airbus”, для них мы уже выполняем определенные заказы, в частности, термовакуумную изоляцию космических аппаратов, датчики и кабельную продукцию.

– Я помню, как пару лет назад вы мне рассказывали о том, как сложно найти покупателей на снимки ДЗЗ. А сейчас речь идет о целых спутниках…

– Вокруг Земли летает порядка 300 спутников. Около половины – европейские. У Казахстана было два спутника, стало четыре. Естественно, конкурировать нам тяжело. Зайти на этот рынок можно только за счет демпинга. Что мы и делаем. Средняя цена на снимок – 25 долларов за квадратный километр. Мы готовы их продавать менее чем за доллар. Плюс мы вошли в международную группировку спутников. И первый международный заказ на 100 миллионов тенге у нас уже есть. В перспективе мы ждем роста.

– Но процесс этот небыстрый… Между тем на создание системы ДЗЗ, на строительство СбИК, если все сложить, страна за последние лет десять потратила более ста миллиардов тенге. Когда эти деньги будут возвращены?

– Они уже возвращаются. Только по снимкам ДЗЗ импортозамещение произошло на 24 миллиарда тенге. То есть нашим госорганам нужны эти снимки, и они их раньше покупали. Теперь покупать не надо. Надо учитывать также косвенный эффект в виде выплат штрафов, возврата незаконно уплаченных субсидий и так далее.

Тут, кстати, надо еще вот о чем сказать. Сейчас наши спутники практически на сто процентов загружены заказами национальной экономики. Это тот же фотоаппарат, который есть у каждого: данные фиксируются на флешке с определенным лимитом, и, пока ее не разгрузишь, новые фото сделать не удастся. Хорошо, что мы вошли в международную группировку спутников: один аппарат пролетает над той или иной точкой раз в 3–5 дней, а когда задействовано несколько спутников, они вместе могут снимать одну и ту же точку каждый день.

– Сколько, по вашему мнению, нам надо спутников ДЗЗ, чтобы хватало?

– Пять или шесть.

Зачем нам лететь туда?

– Наша страна в своей космической программе больший упор делает на производстве и эксплуатации спутников. Это, может, и нужно, но, согласитесь, не особо эффектно. Народ жаждет видеть новых казахстанских космонавтов. Как человек, бывавший там, и как специалист скажите свое мнение: нам нужен свой человек в космосе?

– На Международной космической станции постоянно находятся российские космонавты, астронавты США, Японии и других стран. Казахстан, к сожалению, не так часто отрабатывает свои научные теории там. Большие изменения в мировую науку вносят те опыты, которые проводят в условиях невесомости.

Например, кристаллы, выращенные на МКС, сплавы, хотя внешне и похожи на земные, имеют совершенно другую кристаллическую решетку.

От этого кардинальным образом меняются их теплопроводность, сопротивление и другие параметры. Данные этих исследований – новое слово в нанотехнологиях. Брали ли с собой мясо по-казахски космонавты нашей страны на орбиту, рассказал эксперт

Космические растения – новое слово в науке. Помните, одним из первых овощей, выращенных в невесомости, стал картофель. Это же было фантастическое растение: его не ел колорадский жук, оно не боялось засухи…

В принципе, многие изобретения, связанные с космосом, уже прочно вошли в нашу жизнь.

Элементарно – памперсы. Они ведь изначально были разработаны для космонавтов, а уж потом пришла идея адаптировать их для младенцев. Сотовая связь, сублимированная пища – лапша быстрого приготовления.

То есть космические исследования – это всегда прорыв в науке. Именно поэтому ведущие державы постоянно отправляют своих специалистов на МКС. Один доллар, вложенный в космос, приносит 10 долларов прибыли.

– Для Казахстана какой следующий шаг? Может, первый космонавт-женщина?

– Почему бы и нет? Когда я проходил отбор, женщины тренировались и проходили все этапы отбора наравне с мужчинами. Так что все возможно. Но решаю, конечно, не я.

– Но есть же у космонавтов и какие-то конкретные миссии кроме того, чтобы стать, к примеру, первым космонавтом Казкосмоса?

– Естественно! Если говорить о моих научных задачах, то одной из них было выращивание кулоновского кристалла в невесомости. Если взять листок, насыпать на него частицы графита и снизу положить электромагнит, то частицы определенным образом сгруппируются. А как это будет в объеме? А в невесомости? Наша планета, по сути, тоже ведь формируется примерно таким же способом.

Когда я привез на Землю результаты этой работы, наши ученые ликовали, потому что это был эксперимент, соответствующий их запросам, по ими заданным параметрам.

Действующие и будущие покорители

– Вот вы сейчас про ученых сказали. Много вообще у нас студентов астрофизике и прочим околокосмическим специальностям обучается? Как вы оцениваете их знания?

– Ну вот вы сами прошлись по нашему комплексу. Обратили внимание, что почти все сотрудники – молодежь? Вчерашние студенты. У них бешеный энтузиазм и желание сделать что-то для страны. Толковых ребят много! Плюс у нас есть преемственность: каждый инженер должен обучить себе на замену несколько человек, чтобы элементарно работа не останавливалась, если он, к примеру, заболеет.

– Молодежь сейчас, получается, все же хочет стать космонавтами?

– Я в такие моменты всегда вспоминаю своего коллегу – Олега Артемьева, который все детство прожил на Байконуре и в одном интервью признался, что не любил космонавтов. Потому что, когда колонна с ними проезжала по городу, всех местных детей на улицу выгоняли флажками махать.

Сам я всегда эту дурацкую привычку собирать массовку не любил. Но однажды все же попал в историю…

Девочка на встрече со мной сознание потеряла. С тех пор я строго запретил выстраивать детей для встречи со мной.

Я сам приду и расскажу им о космосе. Ну и, конечно, пусть лучше будет мало людей, но им этот разговор интересен. Не надо никого насильно загонять! Но, что важно, дети идут. Одно время я вел школу юных космонавтов в столичном Дворце школьников. Сначала было 30 человек, но потом пришлось находить все новое и новое время для таких занятий, потому что по 500 человек приходить стало. А вы спрашиваете…

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров