Опубликовано: 7400

Черные дыры: как космос "съедает" миллиарды бюджетных тенге

Черные дыры: как космос "съедает" миллиарды бюджетных тенге Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ. СбИК в Астане строят с 2010 года, но сначала коррупционный скандал, а потом отсутствие достойной стройкомпании мешали воплощению наших космических амбиций. Новый окончательный срок ввода в эксплуатацию дорогостоящего объекта – 2018 год

Как необъятны просторы Вселенной, так безграничны и траты на ее изучение. Ну а что, Казахстан – страна богатая, можем своим Гагариным и Королевым позволить и 20 миллиардов тенге убытков в году минувшем и проспонсировать их на ту же сумму в году нынешнем.

Вот только куда идут эти деньги? На поддержание реноме космической державы или же на действительно важные государственные задачи?

Имидж за 300 миллионов евро

В середине осени в Астане прошел масштабный форум, на котором представители профильного министерства и АО "Казахстан Гарыш Сапары" рассказывали об успехах отрасли, о том, как наши корабли бороздят просторы Вселенной. В частности, космонавты с гордостью поведали, что казахстанские спутники связи KazSat-2 и KazSat-3 оставили в стране более 30 миллиардов тенге. Не будь этих спутников, пришлось бы всем нашим сотовым операторам, телеканалам и остальным связистам "сидеть" на иностранных частотах, отдавать деньги за рубеж. А так – всё свое.

Рассказали на форуме и об успехах другого детища космической индустрии: системе дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ).

Правда, тут хвастаться, если вдуматься, особо нечем: с момента вывода на орбиту первого спутника дистанционного зондирования KazEOSat-1 прошло более двух лет, а принесла вся система, в которую входят два спутника, наземный центр управления и дешифрации снимков, менее 850 миллионов тенге. Хотя на ее создание было потрачено почти 300 миллионов евро – в 100 раз больше.

– Указанная цена не является высокой, мировые лидеры по ДЗЗ заказывают куда более дорогие спутники. Например, если рассматривать аналогичные спутники высокого разрешения, то стоимость одного корейского спутника KOMPSAT-2 – 280 миллионов долларов, французского SPOT-6 – 256 миллионов.

Мы же за 300 миллионов евро купили не только сами спутники, но и технологии, трансферт которых был осуществлен путем организации практической стажировки казахстанских инженеров на проектно-конструкторских и производственных площадках ведущих европейских космических компаний.

В итоге мы подготовили ядро специалистов (инженеры, конструкторы, ученые), способных развернуть работы по проектированию, изготовлению комплектующих, сборке и испытаниям спутников на создаваемом в Астане СбИК КА (сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов). Эта команда казахстанских специалистов уже самостоятельно создает в настоящее время спутники научного и технологического назначений, которые планируется запустить в 2018 году, – объяснил нам высокую стоимость системы космического мониторинга председатель аэрокосмического комитета МОАП РК Еркин ШАЙМАГАМБЕТОВ.

Траты, которые видны даже из космоса

Между тем прошлый год АО "Казахстан Гарыш Сапары" закрыло с убытком в 20,7 миллиарда тенге. И все из-за пресловутой системы ДЗЗ.

– Основной причиной такого финансового результата компании стали амортизационные отчисления от дорогостоящих активов в виде спутников ДЗЗ. Дело в том, что срок их активного существования составляет всего 7 лет, а при их достаточно высокой стоимости амортизационные отчисления по КС ДЗЗ на 2016 год составили 10,514 миллиарда тенге. В 2015 году амортизационные отчисления составили 4,6 миллиарда тенге, так как КС ДЗЗ была официально введена в эксплуатацию в середине года. Второй причиной такого финансового результата компании стала переоценка в 2016 году стоимости ее активов по результатам международного финансового аудита фирмой Ernst&Young с обесценением активов компании на 9,6 миллиарда тенге, – говорит Еркин Шаймагамбетов. Между нами космос

Кстати, об отчете аудиторов. Весьма занятный документ, в котором английские аналитики прямо указывают на то, что заказов на достаточную для покрытия убытков компании сумму космический мониторинг в ближайшее время не получит "ввиду неразвитости внутреннего рынка ДЗЗ". Но кто должен этот рынок развивать? Не сам ли Казкосмос?

И, когда в 2008 году впервые зашла речь о том, что Казахстану нужна собственная система ДЗЗ, никто не говорил, что она станет черной дырой, засасывающей государственные деньги. Напротив, обещали, что снимки из космоса и госорганы, и бизнесмены, в том числе иностранные, с руками отрывать будут. Ибо тогда уже давал о себе знать мировой финансовый кризис, и просто на создание реноме космической державы миллиарды тенге никто бы не выделил.

– При создании системы ДЗЗ Казкосмосом был в первую очередь проведен анализ целесообразности создания данной системы для нужд госорганов.

Государственные органы по запросу Казкосмоса представили свои потребности на данные ДЗЗ для решения их отраслевых задач, суммарный объем этих потребностей по космическим снимкам высокого и среднего разрешения составлял 93 миллиона долларов США в год.

Эта цифра была принята за объем потенциального спроса на данные ДЗЗ на внутреннем рынке Казахстана при разработке ТЭО проекта. Согласно этому ТЭО, которое прошло в установленном порядке экономическую экспертизу, проект был рентабельным с учетом косвенных и мультипликативных экономических эффектов. После этого были начаты работы по созданию КС ДЗЗ РК в составе двух спутников, – подтверждает глава аэрокосмического комитета.

И только когда спутники уже были запущены и стали выдавать первые фото, выяснилось, что без специалиста, способного правильно их прочесть, снимки абсолютно бесполезны. А таких специалистов в казахстанских министерствах и ведомствах не оказалось.

Спецы "Казахстан Гарыш Сапары" спешно начали готовить дешифраторов для госорганов, стали за отдельную плату сами предоставлять эти услуги, но авторитет космического мониторинга уже был подпорчен. И к тому же выяснилось, что в министерствах нет денег на закуп космоснимков. Поэтому в 2016 году была создана специальная бюджетная программа, которая стала спонсировать закуп госорганами снимков спутников KazEOSat-1и KazEOSat-2. Сколько миллиардов заработал "проблемный" KazSat-2

А самому космическому ведомству основной акционер, то есть государство, в этом году выделил 18 миллиардов тенге, на следующий обещано 1,5 миллиарда. Но, как знать, какой убыток покажет компания по итогам декабря? Вполне возможно, что траты на ее функционирование будут еще и увеличены. Ну в самом деле, не сворачивать же столь масштабную программу?

А кто ответит за ошибки в расчетах, которые привели к миллиардным убыткам, – вопрос чисто риторический, задумываться над которым нашим космонавтам просто некогда.

Раз даром – то можно и взять

– В настоящее время данные ДЗЗ предоставляются государственным органам в рамках бюджетной программы безвозмездно. Только за 2016 год предоставлены данные ДЗЗ на территорию площадью 22,3 миллиона квадратных километров (это более чем 7-кратное покрытие территории Казахстана). Их коммерческая стоимость по ценам национального оператора (АО "НК "Казахстан Гарыш Сапары") составила 12 миллиардов тенге. В случае приобретения космических снимков на указанную территорию по тарифам зарубежных операторов их стоимость была бы более 23 миллиардов тенге. Что свидетельствует о дополнительном косвенном экономическом эффекте для государства в виде импортозамещения в сумме более 11 миллиардов тенге за 2016 год, – с гордостью рассказывает, как решаются ошибки в прогнозах, Шаймагамбетов.

По его словам, данные космического мониторинга – лучшее средство для оперативного мониторинга границ скоплений твердых бытовых отходов, аварийных разливов нефти, несанкционированных мест добычи местных полезных ископаемых, лесов, рек, пожаров и паводков, посевов и прогнозов урожайности, включая выявление незаконного получения субсидий крестьянскими хозяйствами, незаконного захвата земель под строительство и многого другого. Силовые структуры используют данные ДЗЗ в интересах обороны и национальной безопасности.

Но вот вопрос: стали бы наши министерства пользоваться данными космического мониторинга за деньги?

– Космическая съемка применяется в комитете управления земельными ресурсами в качестве частичной замены аэросъемки. Оба этих метода дистанционного зондирования имеют свои как преимущества, так и сложности. Поэтому на сегодня применение космических снимков в деятельность КУЗР не вносит существенных изменений, – рассказали нам в министерстве сельского хозяйства РК.

При этом специалисты ведомства отметили, что на качество космоснимков влияет погода. Иногда из-за облаков полученные изображения просто нечитабельны.

Не особо облегчил космический мониторинг жизнь и спасателям. Они рассказали нам, что в прошлом году с помощью системы ДЗЗ удалось зафиксировать более ста случаев подтопления в сезон паводков, в том числе со всех сторон отфоткали село Суриковка Костанайской области, которое больше других пострадало от паводка. Правда, снимки эти полезны разве что для истории. Казахстанские исследователи Земли активно демпингуют для того, чтобы заполучить заказы от крупных транснациональных компаний

– Основной задачей МВД является оперативное реагирование на чрезвычайные ситуации, при этом АО "Казахстан Гарыш Сапары" не в состоянии оперативно предоставить необходимые снимки места чрезвычайной ситуации: минимальный срок получения снимков – 3–4 дня с момента заказа. Поэтому в настоящее время использование услуг ДЗЗ для ликвидации ЧС является нецелесообразным, – сказал нам директор департамента государственного языка и информации МВД РК Алмас САДУБАЕВ.

Чтобы хоть как-то использовать фото из космоса, спасатели по ним мониторят состояние моренных озер, что, в принципе, может помочь в предотвращении ЧС, но с тем же успехом можно было бы применить аэросъемку.

Впрочем, основной потребитель космоснимков – министерство обороны. Остается надеяться, что хотя бы им эти дорогостоящие фотографии по-настоящему нужны.

Вполне возможно, что с помощью космических снимков в обозримом будущем увеличится и КПД геологоразведочных работ.

– В 2017 году начата реализация проекта по проведению интерпретации данных космогиперспектральных съемок (тепловые поля, вторичные изменения пород) с выделением перспективных рудных узлов Рудного Алтая, Джунгарии, Большого Каратау с использованием новейших информационных ресурсов, методических и технологических разработок на основе ГИС-технологий. Проектом предусмотрено прогнозирование новых медно-золото-полиметаллических месторождений в ведущих горнорудных регионах республики, – рассказал нам вице-министр по инвестициям и развитию РК Ерлан ХАИРОВ.

Через деньги к звездам

Любой здравомыслящий человек понимает, что история, которая приключилась с космическим мониторингом, должна стать как минимум поводом задуматься о будущем. Это не последний дорогостоящий проект отрасли. Вот, например, в следующем году должен быть сдан в эксплуатацию сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов. Его изначальная стоимость, по данным Интернета, – более 34 миллиардов тенге, в прошлом году сообщалось о дополнительном выделении на завершение строительства 20 миллиардов. В какую сумму все выльется в итоге – покажет время. Но самое главное – принесут ли траты пользу?

Понятное дело, что именно здесь будут собираться новые спутники для нужд самого Казахстана, ведь через несколько лет надо будет менять KazEOSat’ы, далее по графику – KazSat-2, потом – KazSat-3. Да мало ли еще какие спутники мы можем запустить в космос!

Есть планы по созданию радарного спутника KazSAR и "заточенного" исключительно на предоставление широкополосного Интернета KazSat-Ka. Необходимость всего этого добра в малочисленном Казахстане – тема для отдельного разговора, сейчас не о том. Просто, как ни крути, но выпуска спутников исключительно для собственных нужд недостаточно для того, чтобы СбИК себя окупил. Есть еще рамочный договор с французской компанией Airbus Defence and Space о том, что эта компания будет размещать свои заказы в нашей стране. Но рамочный договор – еще не тот, по которому стороны обязаны исполнять обязательства.

– Подведомственным Казкосмосу казахстанско-французским СП "Галам" совместно с английской компанией SSTL проведены работы по разработке отечественной космической системы научно-технологического назначения, в ходе которых отработаны технологии создания конкурентоспособных на международном рынке спутников ДЗЗ, габариты, масса и стоимость которых почти в два раза ниже аналогов по функциональным характеристикам. Это дает надежду и уверенность на выход продукции нашего СбИК на международный рынок, – попытался успокоить нас Еркин Шаймагамбетов.

Есть и резервный вариант – наладить на СбИК производство буровых инструментов и изделий медицинского назначения. Никто не сомневается в важности буров и капельниц, но все-таки, что со спутниками?

Зачем нам "почтовые ящики"?

Как уверен независимый эксперт, к которому мы обратились за комментарием, раз уж в Казахстане решились на создание космической программы, так идти надо до конца.

– В космической отрасли страны не только партнеры друг другу, но и конкуренты.

Закуп технологий может быть опасен в первую очередь тем, что партнерам – Англии, Франции и даже России – последними наработками делиться с нами просто невыгодно. Скорее всего, они постараются продать то, что устарело еще вчера.

На начальном этапе, когда нет ничего, хорошо получить и это. Но надо двигаться дальше. Чтобы постоянно не быть просителями и покупателями, надо развивать свои технологии. А в Казахстане скоро появится сборочный комплекс, есть различные компании, занимающиеся изучением и обработкой данных из космоса, есть даже несколько научно-исследовательских организаций. Но никто не занимается непосредственно разработкой различных технологий производства космических аппаратов!

Дело в том, что процесс разработки и производства космических аппаратов должен содержать следующие звенья: университеты, которые готовят специалистов в области космической техники и технологии, научно-исследовательские центры или институты, которые должны заниматься систематизацией существующих и разработкой новых технологий именно создания космических аппаратов, опытно-конструкторские бюро, которые должны разрабатывать космические аппараты, и заводы, где должны быть собраны и испытаны эти космические аппараты. На сегодняшний день у нас в Казахстане второе звено отсутствует.

Ни одна научно-исследовательская организация не занимается разработкой технологии производства космических аппаратов. Потому что им такая задача не поставлена. Между тем есть кадры, способные вести эту сложную работу, но они работают на различных государственных и коммерческих предприятиях.

Я считаю, что это недостающее звено надо создать как можно скорее и собрать там специалистов в этой отрасли. Такие центры и институты существуют во всех развитых космических державах. Например, в России они существуют еще со времен Советского Союза. Тогда они назывались "почтовыми ящиками", и нам тоже без них не обойтись, если хотим иметь технологическую независимость в таком стратегически важном вопросе, – считает кандидат физико-математических наук, доцент кафедры "Космическая техника и технологии" ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Абдикул АШУРОВ.

Астана

[X]