Опубликовано: 10200

Как с помощью “американской бабочки” и русского мата офицеры погранпоста “Устюрт” воспитывали молодых солдат

Как с помощью “американской бабочки” и русского мата офицеры погранпоста “Устюрт” воспитывали молодых солдат Фото - Пограничный пост “Устюрт”, где проходил службу 21-летний рядовой Бакытбек Мырзамбеков

После драки в бане заместитель начальника погранпоста “Устюрт” лейтенант Нурбол Садабаев приказал своим подчиненным приседать на строевом плацу до тех пор, пока “мозги на место не встанут”.

Проходивший мимо штатный психолог в/ч № 2018 капитан Нурлан Идрышев, посчитав, что от этого детского упражнения никакого толку не будет и молодые солдаты не станут более послушными и воспитанными, приказал им делать “американскую бабочку”.

В условиях 40-градусной жары сердце молодого пограничника, вероятно, не выдержав такого издевательства над организмом, остановилось.

Актау, суд, тюрьма, решетка

Час расплаты за содеянное наступил через полгода. По приговору военного суда капитан-психолог в/ч № 2018 получил 4 года лишения свободы, а лейтенант – пять. Осужденных офицеров лишили воинских званий и приговорили к штрафу за моральный ущерб в полтора миллиона тенге каждого.

– Я шокирована таким суровым приговором, – рассуждает Жумагуль Исмагамбетова – мать осужденного офицера, который в качестве наказания за плохое поведение приказал своим подчиненным приседать на строевом плацу до упаду. – Ну что такого страшного совершил мой сын Нурбол, чтобы его лишили офицерского звания и упрятали за решетку на целых пять лет?! Я считаю, что во всем случившемся виноваты администрация того погранпоста и лично капитан Идрышев. Он же, как показали следствие и суд, отменил приказ моего сына и на правах старшего начальника отдал свой.

– Приказал молодым солдатам изображать “американскую бабочку”?

– Вот именно, “американскую бабочку”. Это, как мне пояснили, упражнение на выносливость, когда из положения “сидя на корточках” солдаты должны выпрыгивать с выпученными глазами как можно выше вверх и громко хлопать в ладоши. Подчеркиваю, это психолог части заставлял молодых солдат прыгать на жаре два часа, а мой сын здесь вовсе ни при чем. Он в это время вообще был в другом месте.

– Где, если не секрет, находился ваш сын?

– На ужине в офицерской столовой он был.

“Объявили бы ему строгий выговор, перевели в другую часть, понизили в должности, лишили, наконец, денежной премии”

Из материалов судебного разбирательства под председательством Б. Ж. Омарова следует, что в тот злополучный вечер на территории погранпоста “Устюрт” (Мангистауская область) подсудимые Садабаев и Идрышев “построили молодых солдат на строевом плацу и приказали им вне утвержденного распорядком дня графика приседать и подпрыгивать, чтобы те в дальнейшем более строго соблюдали воинскую дисциплину и слушались своих командиров”. О чем узнал Кайрат Кожамжаров из письма казахстанского офицера

Судья Омаров подчеркнул, что “чрезмерная нагрузка на организм в течение двух часов на сильной жаре привела к общему перегреву организма потерпевшего рядового Б. Е. Мырзамбекова, резкому ухудшению состояния его здоровья и падению в обморок”.

После того как молодой солдат, успевший прослужить в погранвойсках всего-то несколько дней, упал на землю от усталости, старослужащий солдат Жасулан Абикенов, которому капитан Идрышев приказал контролировать выполнение упражнения, стал пинать его ногой в бедро и требовать во что бы то ни стало продолжать изображать “американскую бабочку”, то есть подпрыгивать как можно выше.

Следствие установило, что рядовой Абикенов на пару с рядовым Алмуканом “после отбоя неоднократно поднимали солдат младшего призыва и наносили мощные удары по груди боксерскими перчатками, а по шее и затылку – ребром ладони”.

– На следующий день, как было доказано в ходе судебных заседаний, потерпевший солдатик неоднократно подходил к начальнику погранпоста капитану Мусаеву и жаловался на плохое самочувствие, – продолжает Жумагуль Исмагамбетова. – Говорил, что у него жжение в груди и очень болит сердце. Но командир почему-то не принимал никаких срочных мер по его спасению. В военный госпиталь больного не отправлял, а продолжал держать его в казарме на том отдаленном от всех благ цивилизации пограничном посту около пяти суток, пока солдат не скончался на месте.

Ему же только аспирин там и давали пить. Вот и всё лечение.

Кто в таком случае в большей степени виновен в гибели рядового Мырзамбекова?! Мой сын вообще его руками не трогал, а все равно получил пять лет лишения свободы.

– Но почему тогда ваш сын лейтенант Садабаев начальнику погранпоста не доложил о драке в бане или не пожаловался директору Погранслужбы генерал-майору Дархану Дильманову на бардак в воинской части?

– В том-то и дело, что он обо всем докладывал капитану Мусаеву. И о драке в бане тоже ему говорил. Его начальник тогда же перед строем предупреждал нерадивых солдат об уголовной ответственности за неуставные взаимоотношения. Кстати сказать, Мусаева тоже осудили на 4 года. Правда, воинского звания не лишили. Значит, он может через год обратно в строй вернуться? А как же тогда мой сын?! Я мать и очень понимаю состояние как матерей погибших солдат, так и тех, чьих сыновей посадили в тюрьму. Жаль всех. Приговор очень жестокий, я считаю, а главное – несправедливый. Моего сына солдаты уважали. Он и кросс с ними всегда бегал, не уклонялся от физических нагрузок.

– По заключению судмедэксперта, сердце молодого солдата остановилось “от чрезмерной нагрузки вследствие выполнения физических упражнений на жаре”…

– Значит, слабое сердце было у того солдата. С другими же военнослужащими ничего не случилось в тот день, а у этого почему-то оно остановилось.

Зачем тогда в армию его призвали с таким слабым сердцем?! Сидел бы дома.

А вообще, я знаю, что это его старший брат заставил идти на военную службу, чтобы, получив военный билет, потом на хорошую работу устроиться в ЧС. Договорился, видимо, в военкомате Караганды. Неправильно это. Не виноват мой сын в смерти того солдата. Он сначала вообще проходил по делу как свидетель. Наручники на него потом надели. Да еще и штраф такой огромный присудили выплачивать в пользу потерпевшего. За что?! Он же просто хотел, чтобы его солдаты были более дисциплинированными. Чтобы не дрались больше в бане и не нарушали воинскую дисциплину.

– А как бы вы хотели, чтобы наказали вашего сына за гибель подчиненного? Сенсация в деле осужденного за рукоприкладство офицера: подчиненный признался, что оговорил его

– Ну объявили бы ему строгий выговор, перевели в другую часть, понизили в должности, лишили, наконец, денежной премии. Много ведь административных наказаний существует в Пограничной службе КНБ. Зачем же в тюрьму-то его сразу сажать? Он же молодой еще офицер, неопытный. Это администрация допустила смерть солдата. С них и надо было спросить по всей строгости.

Вы знаете, к примеру, как проходило следствие? Это ужас.

Так называемых потерпевших по уголовному делу вызывали на допрос и заставляли подписывать показания “там, где галочка стоит”. Представляете?!

Солдаты признавались на суде, что даже не знали, что именно тогда подписывали в кабинете следователя. Разве это справедливо?! Стрелочников, как обычно, назначили и показательно осудили, а до сути проблемы так и не докопались. Мне, как матери, очень обидно это осознавать.

Почему забыты уроки “Арканкергена”?

После такого материнского откровения невольно опять предстала перед глазами страшная трагедия 2012 года, которая случилась на другом пограничном посту. Семь лет назад кровавая бойня на “Арканкергене” заставила содрогнуться всю страну.

По официальной версии, рядовой Владислав Челах из автомата Калашникова расстрелял 14 своих сослуживцев и егеря, поджёг казарму и попытался скрыться.

Беглеца обнаружили на чабанской зимовке примерно в 20 километрах от заставы. Суд признал его виновным и приговорил к пожизненному заключению.

И вот опять горит бикфордов шнур. Новый погранпост, как новая пороховая бочка, того и гляди рванет без предупреждения. Я, как полковник запаса и военный обозреватель “КАРАВАНА”, подготовил множество репортажей с границы и точно знаю, что там не всё просто бывает и гладко с воинской дисциплиной. Причем неуставными взаимоотношениями грешат не только рядовые солдаты, но и офицерский состав. И даже генералы. Я уверен в своем скором освобождении - как живет Владислав Челах в колонии "Черный беркут"

Всем не хватает выдержки и такта в вопросах воспитания. Чуть что – сразу в ход идут кулаки, тумаки и затрещины. Трехэтажный мат и оскорбления сыплются на подчиненных без меры.

Забыли уроки “Арканкергена”? Или господа офицеры снова ждут, когда рак на горе свистнет или жареный петух клюнет?

Одно знаю твердо по своей многолетней офицерской службе и опыту армейской жизни в гарнизонах. Когда последняя капля переполняет чашу солдатского терпения, за ней обязательно в полный рост встает известная тетка с косой. И тогда ее жуткое холодное дыхание и грозный рык встряхнут всех без исключения. Но, как говорится в таких случаях, поезд давным-давно ушел. Ушел за горизонт.

Поэтому сейчас надо сделать так, чтобы командиры и начальники всех степеней и рангов решительно отказались от примитивных “воспитательных экзекуций на строевом плацу” с выполнением упражнений типа: “американская бабочка”, “поза копченого барана”, “бешеный велосипед”, “солдатские жмурки” и прочих самопальных приемов в вопросах воспитания настоящих мужчин.

После таких негласных мер воздействия одни несчастные ложатся в гроб навечно, а другие, как правило, отправляются на нары навсегда. В результате – горе всем.

А директору Погранслужбы генерал-майору Дильманову, видимо, пришло время хорошенько задуматься над проблемой дисциплины в вверенных ему Пограничных войсках. Дерутся его подчиненные все чаще и чаще. Убивают друг друга и... матерей своих в могилу загоняют попутно. Разве это нормально?!

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров