Опубликовано: 51800

О чем узнал Кайрат Кожамжаров из письма казахстанского офицера

О чем узнал Кайрат Кожамжаров из письма казахстанского офицера Фото - Тахир САСЫКОВ

Бывший начальник штаба базы тыла Десантно-штурмовых войск честно рассказал в письме генеральному прокурору РК Кайрату КОЖАМЖАРОВУ, что на самом деле творится с дисциплиной в казахстанской армии.

Неуставные отношения и мордобой – бич любой армии мира, но когда в воинских коллективах мутят воду не казарменные хулиганы из числа солдат-срочников и сержантов, а “матерые” контрактники, недавно призванные на военную службу с гражданки, то проблема дедовщины сразу приобретает иной, более изощренный и коварный смысл.

Сговор, землячество, круговая порука, ложные доносы и наговоры на требовательных командиров со стороны военнослужащих по контракту, по мнению действующих офицеров казахстанской армии, в последнее время особенно участились. Почему?

Ровно год назад в воинской части 12881 Алматинского гарнизона случился довольно странный инцидент. Рядовой контрактной службы написал заявление в Военно-следственное управление, что на территории складской зоны базы тыла ДШВ его жестоко избил исполняющий обязанности командира части подполковник Тойлыбай Жабаев. В отношении офицера тут же возбудили уголовное дело, и через несколько дней по решению военного суда Алматинского гарнизона он был разжалован до рядового и приговорен к трем годам лишения свободы “за превышение власти”. Правда, срок тюремный ему дали условный, но из армии уволили все равно с треском.

Не пойман – не вор?

Следом за ним по такому же примерно сценарию и такой же статье осужден военным судом еще один старший офицер той же части. И он обвинялся в рукоприкладстве по отношению к своему подчиненному, заступающему в суточный наряд.

Якобы ударил его по лицу за то, что тот посмел встать в строй без каски.

Позже потерпевший официально признается, что оговорил начальника оперативного отделения части подполковника Арзиева и подвел его под уголовную статью за рукоприкладство, которого на самом деле не было. На вопрос, почему он это сделал, теперь уже бывший военнослужащий базы тыла ДШВ ответил прямо: совесть заела за ложный донос на своего начальника. “Подполковник З. Х. Арзиев во время инструктажа 23 мая 2017 года не бил меня по лицу, – указал в своем заявлении в военную прокуратуру Еркебулан Жунисбеков. – Заявление в ВСУ на подполковника Арзиева я был вынужден написать под давлением…”.

Кто именно давил и вынуждал лгать сначала следствию, а затем и военному суду под присягой (!), в воинской части знают, но, как говорится, не пойман – не вор.

Подполковник Арзиев свою невиновность пытался доказывать даже с использованием детектора лжи. Проведенное психофизиологическое исследование Арзиева с применением полиграфа однозначно подтвердило правдивость его показаний о невиновности. Ряд проведенных независимых экспертиз и исследований, а также ходатайство командира воинской части 12881 полковника Утепова, который характеризует Арзиева и Жабаева исключительно с положительной стороны, отмечая их редкостные командирские качества и преданность военному делу, ситуацию все равно не исправили. Заслуженных офицеров все равно в рекордно короткие сроки осудили и уволили из армии. Курсант даже не надевал на свою шею петлю - откровения осужденного за превышение власти подполковника Кабденова

Вызываю огонь на себя

Командование воинской части 12881 сожалеет о том, что зачастую опытные и дисциплинированные офицеры по стечению обстоятельств попадают в жернова правоохранительной системы.

Офицеры командного звена не скрывают, что перекосов и перегибов в вопросах дисциплины среди контрактников день ото дня становится все больше и больше. Но почему?

В министерстве обороны честно ответить на этот вопрос нынешние генералы, похоже, стесняются. Злятся, обижаются, краснеют от натуги, но молчат. За 25 лет существования Вооруженных сил практика взаимоотношения командования частей с правоохранительными органами не меняется. Если военный прокурор или даже начинающий следователь Военно-следственного управления обвиняет кого-либо из военнослужащих непонятно в чем и непонятно за что, то в оборонном ведомстве безропотно с ними соглашаются.

Складывается такое впечатление, что военное начальство отдает своих подчиненных на съедение, бросает на произвол судьбы, оставляет на поле боя без поддержки. Не борется за добросовестных и порядочных офицеров.

– За моими плечами 18 лет безупречной службы в Десантно-штурмовых войсках. Армия – это моя жизнь! Вся, без малейшего остатка. Помните в фильме “Офицеры” прозвучала фраза: “Есть такая профессия – Родину защищать!”. Да, такая профессия не просто существует на словах, она и есть у нас самая главная и почетная!

– Но вас в одночасье лишили этой профессии. Сорвали офицерские погоны, выгнали из армии с позором. Обидно? Но за что в первую очередь?

– За ложь. Обидно. За то, что в войска сейчас зачастую приходят на контрактную службу приспособленцы, которые хотят вкусно есть и сладко спать, но при этом очень мало отдавать сил и проливать пот в овладении воинским мастерством. Тот контрактник, который написал на меня ложный донос, давно уволен из Вооруженных сил по отрицательной статье.

Очевидно, что по ошибке он попал в армию или по чьей-то протекции. Был безответственным, ленивым, неисполнительным. В наряде мог уснуть в неположенное время.

И свидетели со стороны так называемого потерпевшего из числа контрактников, обещавших на суде под присягой говорить правду и одну только правду, тоже лгали. Спросите меня почему? Да потому что их запугали на всех уровнях, включая органы дознания и следствия. Вынудили говорить неправду.

– Тойлыбай, кому выгодно вас оговорить и убрать таким образом из армии?

– Видимо, тем, кто привык жить и служить спустя рукава. Кому выгодно, чтобы в воинских подразделениях царили хаос и бардак, чтобы в мутной воде можно было совершенно свободно рыбку ловить. Мы с подполковником Арзиевым в эту часть были переведены сравнительно недавно и с первого дня по согласованию с командованием занялись предметным обучением своих подчиненных и их всесторонним воспитанием. Видимо, наши законные методы не всем пришлись по нутру.

И если офицерский состав в целом отнесся с пониманием к принципиально новому подходу в вопросах дисциплины и правопорядка, то военнослужащие по контракту восприняли это в штыки.

Может, потому, что до службы в армии их развратила-расслабила вольная гражданская жизнь. Армейская-то совсем другая, привыкнуть к ней не всем удается. Кстати, я разговаривал с матерью того контрактника, который написал на меня ложный донос. Даже она сожалеет о случившемся, но просит ее не беспокоить – больное сердце. А за поведение своего великовозрастного сына она уже не отвечает. Такова жизнь. Министерство обороны следит за солдатами даже в сортирах

– Вы считаете, что в армию просачиваются случайные люди?

– Конечно. Набор контрактников “нового поколения” некачественный. Я столкнулся с этим напрямую, когда проходил службу в Десантно-штурмовых войсках. Потому вызываю огонь на себя, чтобы этой проблемой занялись и на правительственном уровне. Ситуация действительно непростая.

– Вы говорите об этом сейчас так откровенно и открыто, так как вам терять больше нечего?

– Я и раньше об этом говорил, указывая на недостатки, на то, что контрактники не выполняют свои функциональные обязанности. Выступал на совещаниях и офицерских собраниях…

Но когда, исполняя обязанности командира в/ч 12881, пытался активно призвать к порядку подчиненный личный состав, то реакция на командирскую требовательность последовала незамедлительно – меня просто убрали, и всё. Руками тех же недовольных контрактников.

Уверен, что в отсутствие нашего штатного командира полковника Утепова, который находился в командировке, все и было спланировано. Уголовное дело против меня сфабриковали и за 18 дней довели до суда. Клянусь, что никогда и никого за годы своей офицерской службы в Десантно-штурмовых войсках не избивал. В тот день я вообще все время был на виду и находился в штабе с проверяющими из прокуратуры, а не в технической зоне, где контрактник якобы был избит. Этому есть документальное подтверждение.

Нашим слабовольным и беспринципным контрактникам, видимо, пообещали послабление по службе или покровительство в обмен на ложный донос и лжесвидетельство на суде против меня.

Вот они и повелись на сладкие речи или сослуживцы их запугали.

– Что намерены теперь делать?

– Идти дальше. До Верховного суда. Но пока в письменном виде все подробно изложил генеральному прокурору. Попросил его о личной встрече. Надеюсь, получится, и он наконец-то примет меня в Астане.

– С глазу на глаз будет разговор? Есть о чем рассказать генпрокурору?

– Конечно. Учитывая, что из Главной военной прокуратуры пришел на мою жалобу формальный ответ, думаю, генеральному прокурору будет небезынтересно меня выслушать и узнать, почему никто из действующих сотрудников правоохранительных органов не заинтересован проводить проверку по вновь открывшимся обстоятельствам уголовного дела. Как фабрикуются дела на несговорчивых командиров, умеющих за себя постоять.

– Верите в правосудие?

– Да, верю. Подполковнику Кабденову, к примеру, удалось добиться справедливости в суде, несмотря ни на что. В отношении его тоже было состряпано уголовное дело. Вы рассказывали уже об этом в газете.

Курсант военного института Сухопутных войск шантажировал офицеров. Имитируя суицид, требовал от них положительные оценки на экзамене.

Разобрались же тогда и оправдали подполковника, вернули его на военную службу. Значит, есть высшая справедливость в этой жизни. Я тоже искренне верю и надеюсь.

Алматы

Очередной казахстанский борец попался на допинге. О чем это говорит?

  • 1. Он не смог "побороть" пагубную страсть

    58
  • 2. Все это козни проклятого Запада))

    31
  • 3. Его лучшие друзья - казахстанские штангисты

    46
  • 4. Сказывается лишение аккредитации антидопинговой лаборатории Казахстана

    45
  • 5. Ни о чем это не говорит. Казахстанские спортсмены не употребляют допинг

    45
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 225

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть