Опубликовано: 85800

Искусственный курс рубля разгоняет инфляцию в Казахстане: чем это нам грозит

Искусственный курс рубля разгоняет инфляцию в Казахстане: чем это нам грозит

Возвращение тенге к привязке к рублю грозит Казахстану инфляцией и деиндустриализацией. Курс российской валюты нерыночный. Он не отражает нужную информацию. Значит, будет угрожать партнерам своей непредсказуемостью.

Рефлексы тенге

После тяжелого марта, когда рубль упал до 120 за доллар, курс российской валюты неожиданно пошел вверх и на 12 апреля устаканился на уровне 79–80 за доллар. Причина такого резкого подъема – жесткие действия Центробанка РФ и фактический запрет на оборот западных валют в России. Дошло до казуса: экспортеры, которых обязали продавать 80 процентов валютной выручки, не могут продать и половины долларов и евро на Московской бирже. Импортерам в условиях санкций, когда импорт упал на треть, не надо столько валюты.

Но вслед за рублем вверх пошел и тенге: с 511 он вырос до 443 за доллар. И так же вслед за рублем дешевеет за понедельник и вторник. В итоге тенге снова вернулся в свой коридор 4,5–4,6 за рубль. И это уже напрягает.

В марте, когда “качели” были максимальными, председатель Нацбанка Галымжан ПИРМАТОВ сказал: “Рубль торгуется на риск-сентиментах, и нет никакого фундаментального анализа того, сколько он должен стоить. Это нормальная реакция рынка. Я считаю, что тенге не должен также реагировать на курс рубля”.

Я тебя породил…

– Тяжело сказать, что это некий равновесный уровень, потому что по импортным и торговым операциям именно с Россией, по идее, должно быть сокращение объемов. Этого тоже нет. На укрепление тенге могла повлиять обратная конвертация долларов в тенге. Но снова непонятно, почему укрепление произошло один к одному с рублем? Так совпало? – рассуждает экономист Владислав ТУРКИН.

Все знали, что рынок искусственный, и, как только россияне начали снижать валютные ограничения, рубль ослаб. Тенге ослаб так же. Есть ощущение, что 2 валюты связаны. Этот курс не проходит тестирование факторами.

Раньше такую жесткую сцепку объясняли большим объемом взаимной торговли. В 2021 году товарооборот РК и РФ составил 24 миллиарда долларов. Это четверть от всего товарооборота страны. Но ситуация изменилась. Особенно после введения ограничений на экспорт в Казахстан товаров, которые сейчас влияют на нашу внутреннюю инфляцию. Мы видим, что в России увеличился спрос на эти товары, и правительство РФ занято обеспечением собственного рынка. У них нет возможности нарастить производство, чтобы еще и обеспечивать нас. Поэтому падение должно произойти с нашей стороны.

– Большие сомнения, что Россия сегодня способна поддерживать такой же объем поставок, как раньше. По опережающим индикаторам, PMI (индекс деловой активности), инфляции видно, что идет рост спроса и падение предложения внутри самой России. И зеркально видно падение деловой активности в Казахстане, в промышленности и строительстве, – говорит экономист. – Очень быстрые изменения курса не соответствуют фундаментальным факторам. Никто сейчас не понимает, какие факторы играют. Но при этом у нас идет очень странное укрепление тенге.

Центробанк РФ лишил доллар и евро одной из их функции в границах России – эта валюта перестала быть средством накопления.

Где их держать, если 80 процентов банков находится под санкциями? Для населения валюта доступна только в наличной форме, под матрацем. Это также играет на курс рубля.

Чем это грозит?

По тем товарам, которые ограничивает Россия, у нас образуется внутренняя инфляция. За март она составила 12 процентов, что гораздо выше ожиданий.

Это проблема отсутствия внутреннего производителя. Вспомним, товарооборот РК и РФ – 24 миллиарда долларов. Причем мы закупаем в 2,5 раза больше, чем продаем. Мы импортируем в основном готовые товары: машины, оборудование, транспортные средства, минеральные продукты, металлы, химию, продукты питания.

Судя по заявлениям ЦБ РФ, сейчас основная задача Москвы – наладить импортозамещение. После этого она начнет стимулировать экспорт. И вот тогда нас накроет. Правда, когда это начнется, пока никто не знает.

Учитывая, что затраты на производство в России растут, там начнется инфляция. Мы неизбежно будем импортировать российскую инфляцию, когда начнем закупать эти товары.

Что в этих условиях делает правительство Казахстана? Запускает программу стимулирования роста экономики? Или открывает кредиты для реальных производств? Нет. Министерство экономики пишет новый бюджет, увеличивает дефицит и покрывает его деньгами Национального фонда. Причем всё увеличение бюджета ушло на рост социальных обязательств. Эти расходы важны с точки зрения социального благополучия населения, но они непродуктивны. Аппетит приходит во время весны: для чего правительство снова запустило руку в Национальный фонд

Зачем? Это самый главный вопрос, который хочется задать правительству? Вы же проедаете кубышку, которая и так худеет на глазах. В систему вливаются лишние деньги, которые не были образованы этой системой.

Иначе говоря, правительство делает то, что умеет делать, а не то, что надо. А умеем мы продавать нефть и распределять сверхдоходы на потребление. Тогда достигнем баланса факторов, и всё устаканится.

Не устаканится. Вливание в экономику, завязанную на импорт, будет лишь стимулировать импорт. Рост импорта будет стимулировать покупку валюты, что приведет к снижению курса тенге.

…я тебя и убью

– Это очень странная попытка. Гораздо эффективнее было бы вводить определенные торговые барьеры. Но правительство желает усидеть на двух стульях, – уверен Владислав Туркин. – Тут объяснение простое: как только такие барьеры будут установлены в стране, сразу же начнет разгоняться инфляция. И тогда правительство встанет на позицию России: надо будет развивать импортозамещение. Возникнет следующий вопрос: казахстанские производители смогут нарастить производство так, чтобы насытить внутренний спрос? Ответ: нет, не смогут. Потому что у нас нет такого производства.

Но торговые барьеры спровоцируют шок в экономике: будет дефицит товаров, это спровоцирует внутреннюю инфляцию, стоимость труда будет падать. Всё это создает стимулы для открытия внутреннего производства.

Экономический шок может или загнать страну в долговую яму, или заставить поднять производство. Второе сделать труднее.

Мы уже пытались. Вспомните программы импортозамещения, 30 корпоративных лидеров, стимулирование экспорта, пятилетки. Что получилось? Что-то получилось. Но в целом пшик.

Нацбанк должен подтолкнуть правительство к принятию опережающего роста промышленности. Есть возможность воспользоваться текущей ситуацией. Проблема в том, что, если накачать экономику деньгами, завтра мы снова упремся в зависимость от РФ, и уже существующие заводы и фабрики окажутся никому не нужными, потому что всё необходимое мы сможем покупать в России.

500 дней по-казахски

По большому счету, это шанс для прорыва экономики Казахстана. В среднесрочной перспективе это приведет к обеднению населения. Но это единственный способ стимулировать отечественное производство.

В принципе, россияне сейчас будут делать то же самое. Но у них есть преимущество: Москва к этому конфликту готовилась, а мы – нет.

– Поэтому встает дилемма: если мы начинаем это делать, то кто быстрее сделает? Если мы ничего не делаем, оставляем всё, как прежде, и когда Россия восстановится и откроет границы для своих товаров, а это произойдет, то насколько мы будем привязаны к товарному рынку соседей? – спрашивает аналитик. – Мы вполне можем оказаться еще более импортозависимыми. И еще более неконкурентными. Почему? Ответ прост: Казахстан по факту – сегодня самая богатая страна в СНГ по уровню доходов населения. Если раньше Россия легко обходила нас в таких рейтингах, то теперь рубль стал неконвертируемой единицей. Тенге же легко перевести в любую валюту.

При этом мы практически ничего сами не производим. Мы полностью зависим от импорта. К нам по-прежнему поступают нефтедоллары, которые можно легко заработать на нашем узком рынке. Поэтому Казахстан может стать кормильцем для любой экономики, испытывающей нехватку валюты.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи