Опубликовано: 860

Алматинка билась два года за своего ребенка с бывшим мужем и российским правосудием

Алматинка билась два года за своего ребенка с бывшим мужем и российским правосудием

Битва за ребенка с российским правосудием и бывшим мужем, гражданином РФ, завершилась для алматинки Даны Амеевой компромиссом: 25 августа трехлетний малыш и его мама вернулись в Алматы.

“Стучитесь во все двери”

Дана Амеева билась за сына почти два года – с ноября 2017-го по 23 августа этого года. “Караван” писал об этой истории в материале “Зачем казахстанка Дана Амеева хочет написать открытое письмо президенту РФ Владимиру Путину” (см. “Караван”, № 20 (603) от 31.05.2019).

После того, как бывший муж – гражданин России Геннадий Кругляк, все-таки пошел на компромисс в интересах ребенка, Дана простила ему всё. Чтобы это случилось, ей пришлось пройти и через ад.

– Никому не пожелаю пережить то, с чем я столкнулась. Было страшно, было сложно, потому что процессы шли в России, – говорит она сегодня. – У меня появились проблемы со здоровьем и финансами. Кажется, просвета уже нет, ребенка вернуть невозможно. Спасалась работой (я переводчик с английского), это помогало отвлечься и решить какие-то финансовые моменты. К вечеру усталость наваливалась смертельная, но уснуть не могла, выла в подушку, а утром не было сил встать, внутри – выжженная дыра.

Молилась и умирала каждый день. Боль преследовала на каждом шагу. От нее лезешь на стенку. Не сойти с ума помогали те, кто тоже столкнулся с этим и объединился в какие-то движения. Они делились опытом, просто жалели и не давали опустить руки. Пообщавшись с ними, просто брала себя за шкирку и заставляла идти обжаловать все решения судов, которые были против меня в борьбе за ребенка.

– Что вы посоветуете родителям, которые попали в такую же ситуацию?

– Надо в первую очередь стараться договориться. Мы с отцом Арсения заключили мировое соглашение. Понятно, что это можно было сделать раньше, не затрачивая столько усилий, но закон, к сожалению, и у нас, и в России не защищает детей, чьи родители находятся в состоянии конфликта. Даже органам опеки и комиссии по делам несовершеннолетних сложно понять происходящее, и они предпочитают не вмешиваться. Всем, кто сам с таким не сталкивался, это кажется обычной семейной разборкой, хотя на самом деле всё куда более драматично. Поэтому я считаю, что этот пробел в законодательствах обеих стран нужно исправлять немедленно. Это нужно делать не для наказания и устрашения, а чтобы побуждать родителей к диалогу.

Если уж совсем не получается договориться, нужна помощь хороших юристов и обязательно – психолога. У кого-то из нас ситуация посложнее, у кого-то – полегче, но в целом одна и та же боль. Она объединяет мамочек из разных стран – Казахстана, России, Беларуси. Есть мамы, которые столкнулись с ювенальной юстицией в Европе – Швейцарии, Германии, Финляндии, где ситуация вокруг опеки над детьми тоже достаточно специфична.

Бывают случаи, когда дети вырастают, не зная мамы. Но, даже если будет такой исход, она не должна ставить на себе крест, проклинать и винить себя за то, что недостаточно хорошо боролась. Я точно знаю, что это та сфера, где мамы выкладываются на 250 процентов. Им нужно помнить о том, что жизнь продолжается и время всё расставит по своим местам.

Очень важно сохранить себя, не заработать кучу болезней и не слечь. А когда настанет тот долгожданный момент встречи с ребенком (он ведь рано или поздно наступит), женщина должна встретить его достойно.

Рассказывайте, мамы, честно и открыто о своей проблеме. Я стеснялась поначалу выносить свою личную жизнь на всеобщее обозрение, просить помощь даже у друзей, пока не поняла, что в борьбе за ребенка любые средства оправданны. Сейчас у меня есть задолженности, но теперь, когда сын со мной, для меня нет ничего невозможного. Я справлюсь.

Вступая в борьбу за ребенка, нужно быть очень собранной, дисциплинированной и вооруженной документами.

Очень важно не нарваться на такого адвоката, который видит в этом разбирательстве лишь источник дохода, а потому будет поддерживать конфликт. У человека, к которому вы обратитесь за юридической помощью, должны были высокие человеческие принципы, нужно, чтобы он понимал всю тонкость и нежность ситуации, касающейся детей. Мне очень повезло, у меня подобралась хорошая команда адвокатов и в Алматы, и в Калининграде.

Обивая пороги, всегда помните, что никто за вас этого не сделает. Нет пока еще такой силы, которая могла бы легко решить вопрос с возвратом наших детей, даже если на руках есть решение суда. В этом – в обивании порогов – тоже нет ничего постыдного. Есть организации, которые профессионально занимаются семейными вопросами и на международном, и на республиканском уровне. Всё по закону? Как при разводе отобрать у жены детей

“Я справлюсь”

– Вы сказали, что договорились с папой Арсения. О чем она, эта договоренность?

– Как будем дальше жить и как он будет общаться с Сеней. Это подразумевает, что мы оба будем стремиться к сохранению добрых отношений. Сеня постоянно будет жить со мной, а его отец – приезжать к нам. Ребенку нужны и мама, и папа. По-другому быть не может.

Все вопросы, касающиеся здоровья и учебы ребенка, будем решать совместно. Материальный вопрос тоже решен: отец сам изъявил желание обеспечивать сыну достойный уровень жизни.

Но отмечу: это не было моей целью. Я в принципе справляюсь и сама. Геннадий пообещал – то, что было, больше не повторится. Я очень хочу верить, что это его окончательное и очень взвешенное решение. Он любит сына, но в какой-то момент его перемкнуло.

– Когда вы уезжали с новым мужем в Россию, продали свой дом. А где же вы сейчас живете с детьми – Арсением и старшим сыном?

– Вопрос с жильем решен, мы живем у моей мамы. Я, естественно, буду стремиться, чтобы у моих детей было свое жилье. Мне теперь всё уже кажется такой ерундой, после того что пережила.

– Арсений по папе скучает?

– Мы созваниваемся по видеосвязи. Сейчас приехал его старший брат Алексей, от первого брака отца. Я считаю, так и должно быть – дети должны общаться и поддерживать друг друга.

– А планы снова быть вместе с отцом Арсения у вас есть?

– Нет, конечно! Но мы из того, что было между нами, достали самое хорошее и решили это поддержать.

– Чем он объяснял свое бесчеловечное отношение к вам, матери своего ребенка?

– Мы поговорили откровенно, но это очень личное, я не готова это обнародовать. В нас обоих намешано много и хорошего, и плохого. И, если честно, в критической ситуация оба проявили себя с худших сторон. Так бывает, к сожалению. Но сейчас это уже не важно. Главное – всё уже позади. Я благодарна Геннадию, что мы все-таки пришли к договоренности по отношению к нашему сыну.

– В какой момент это произошло?

– Когда 14 августа этого года Калининградский областной суд вынес решение в мою пользу по передаче ребенка. Видимо, Геннадий понял, что я добьюсь его исполнения и что ситуация, в которой мы оказались, – ненормальна. Я ему периодически писала о том, что мы должны забыть обо всем и договариваться. Возможно, это оказало на него влияние. А может, он просто устал. В общем, в какой-то момент все пути, которые я протаптывала, сошлись.

И однажды он написал: “Всё! Хватит! Я приеду в Калининград, и ты тоже приезжай”.

Судебные приставы назначили дату исполнительных действий, и 23 августа наконец состоялась передача Арсения мне. Всё прошло максимально гладко. Приехали консул Казахстана в Санкт-Петербурге и его помощник. Моя материнская благодарность им за неравнодушие и оказанную помощь в переговорах с российской стороной.

Еще один совет тем, кто попал в ситуацию, подобную моей. Если такие вещи происходят за пределами Казахстана, можно смело обращаться в посольства и генконсульства.

Мне они помогали везде – и в России, и в Беларуси, и в Польше.

– А Сеня не забыл вас? Ему ведь был всего год с небольшим, когда его от вас забрали.

– Нет, он в первую же минуту кинулся меня обнимать и целовать, с рук сейчас не слезает. В бытовом плане претензий к его отцу у меня нет. Ребенок здоров, ухожен и весел. Конечно, некоторые вещи надо корректировать, но я справлюсь с этим.

У нас с бывшим мужем шла война не на жизнь, а на смерть. Понимание, что она была бессмысленной, придет позже, а в момент “боевых действий” не гнушались никакими методами, действовали по принципу: “Всё для фронта, всё для победы”. Никто из нас не думал, что это когда-то закончится и нужно будет жить дальше. Когда мы с отцом Арсения обсуждали этот момент за столом переговоров, сами удивлялись, как могли дойти до такого.

…Сегодня я, исходя из своего опыта, хочу призвать всех-всех родителей: пожалуйста, думайте в первую очередь о детях.

 Не мстите друг другу посредством ребенка. Он вырастет и не простит этого вам обоим.

Воевать можно по каким угодно фронтам – делить яхты, машины, счета, но когда дело касается ребенка, мы все должны быть максимально благоразумны.

Если кто-то, кто читает эти строки, в контакте с тем родителем, который скрывает ребенка от другого родителя, нужно поговорить с ним и постараться убедить его не делать этого. Когда человек находится в состоянии конфликта и стремится во что бы то ни стало выйти победителем в этой постыдной войне, он, забыв об интересах ребенка, слепнет от ярости и гнева. Я знаю взрослых детей с надломленными душами. Это – страшно.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров