Опубликовано: 3300

Право на самооборону: что не так в казахстанских законах

Право на самооборону: что не так в казахстанских законах Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Недавно наша Фемида преподнесла всем весьма неожиданный сюрприз: согласно официальной информации пресс-службы Верховного суда РК, обвиняемому по 2 статьям, одна из которых – убийство, коллегия по уголовным делам Верховного суда РК переквалифицировала обвинение и вместо 15,5 года за решеткой он получил теперь лишь ограничение свободы.

Речь идет о гражданине МЕЙРКАНОВЕ, которого суд признал виновным в хулиганстве и убийстве из хулиганских побуждений (ст. 293, ч. 3, п. 2 УК РК и ст. 99, ч. 2, п. 9 УК) и приговорил к 15,5 года лишения свободы. Однако, изучив материалы этого дела, коллегия по уголовным делам Верховного суда РК пришла к выводу, что у подсудимого не было умысла на совершение убийства потерпевшего. Поэтому его действия были квалифицированы как убийство при превышении пределов необходимой обороны, и вместо долгих лет за колючкой Мейрканов будет лишь ограничен в свободе. Что и говорить, такое происходит у нас весьма нечасто. Однако оправдательных приговоров по ст. 32 УК РК "Превышение пределов необходимой обороны" пока еще не видать.

Несмотря на то, что казахстанское законодательство подвергалось разнообразным метаморфозам уже несколько раз (и поправки с изменениями в него вносили, и статьи гуманизировали), ст. 32 УК РК до сих пор остается мало востребованной. И если какой-нибудь особо принципиальный следователь вздумает ее применить (что случается крайне редко), то делать это он будет с огромной оглядкой. Почему же так происходит?

В 2015 году юрист Роман РЕЙМЕР провел любопытное исследование, которое позволило выделить из общего количества умышленных убийств случаи, подпадающие под статью о “необходимой обороне”.

Получилось, что их всего 3,35 процента, а случаев причинения тяжкого вреда здоровью при обороне по сравнению с общим количеством умышленного причинения тяжкого вреда здоровью еще меньше – 1,97 процента.

Принцип досудебного расследования – око за око, зуб за зуб?

По мнению некоторых правозащитников, следствие не только не прекращает уголовные дела, связанные с необходимой обороной, но даже старается не квалифицировать их как “Превышение пределов необходимой обороны” или же “Убийство, совершенное в состоянии аффекта”. В подавляющем большинстве случаев следователи инициируют досудебное расследование как “умышленное убийство” или, если оппонент обороняющегося остался жив, то как “умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”. В итоге граждане, вынужденные обороняться от превосходящего числа противников, сами отправляются за решетку на долгие годы…

Полагая, что за всякое убийство человек должен понести суровую кару и никакие обстоятельства не могут служить оправданием, следователи словно бы исповедуют ветхозаветный принцип: “Око – за око, зуб – за зуб!”. Их основной отговоркой является уже набившая оскомину фраза: а труп-то мы куда денем?

Возможно, по этой причине в Казахстане так мало фактов оправдания обороняющихся граждан в суде и прекращения расследования на этапе досудебного следствия. По мнению члена Алматинской городской коллегии адвокатов Виктора СЁМИНА, это происходит оттого, что следователи предпочитают перестраховаться и направляют дело в суд даже не по статье "убийство" или "причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны", а как "умышленное убийство".

Работники прокуратуры, тоже на всякий случай, соглашаются со следователями. Мол, в суде разберутся! Но весь фокус в том, что судья руководствуется материалами, собранными во время досудебного расследования!

Помнится, на одной из баз отдыха в городе Капшагае вспыхнула драка. На молодого человека накинулись сразу семеро. Получив несколько сильных ударов и осознав, что вряд ли выйдет живым из этой передряги, парень схватил кухонный нож и ткнул им одного из нападавших. Раненый скончался на месте от потери крови, а оборонявшегося признали виновным в совершении умышленного убийства. Он был приговорен к 13 годам лишения свободы. Как же поступать в подобных случаях? Покорно сносить оскорбления, издевательства и избиения или попытаться себя защитить?

Не всё понятно в статье УК…

По мнению некоторых юристов и правозащитников, сама формулировка статьи УК “Необходимая оборона” не только для обывателя, но и для слуг Фемиды звучит местами довольно неопределенно: “Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности, жилища, собственности, земельного участка и других прав обороняющихся или иных лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. …Превышением пределов необходимой обороны признается явное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства, в результате чего посягающему причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред”.

Но как следует трактовать понятие “чрезмерный”? Если хозяин дома в ответ на удар ножом стреляет в незваного гостя из своего зарегистрированного охотничьего ружья и ранит или убивает его, то не посчитает ли следователь его оборону “чрезмерной”? Скорее всего, посчитает. Ружье-то является гораздо более серьезным оружием, нежели какой-то там ножик. Или же в ответ на удар бьет сам, нападавший падает, ударяется головой об асфальт и погибает. Чрезмерность, по мнению следствия, здесь налицо.

Читаем далее: “…такое превышение влечет за собой уголовную ответственность лишь в случаях умышленного (?!) причинения вреда”. Что означает сия таинственная фраза? Естественно, обороняющийся пытался защитить себя, стрелял или бил нападавшего умышленно. К тому же в экстремальной ситуации далеко не всякий способен адекватно оценить степень грозящей ему опасности. И обороняющийся вряд ли способен определить, какой степени тяжести вред здоровью способен ему причинить нападающий. И это вполне объяснимо. Ведь тот, на кого кидаются с ножами, палками или камнями, озабочен лишь тем, как спасти себя или своих родных.

Следствие обязано искать не только доказательства вины подозреваемого, но и доказательства его невиновности!

Член Алматинской городской коллегии адвокатов Нурлан УСТИМИРОВ говорит, что главное при самообороне, чтобы возможности нападающей стороны явно превышали собой возможность потерпевшего защищаться. В качестве примера он приводит случай, когда в одном из ресторанов Алматы на супружескую чету набросилась компания из 10 человек.

“Причиной ссоры стал спор из-за очереди за одеждой в гардероб. Мужа повалили на пол и принялись избивать, – рассказывает Нурлан Устимиров. – Когда мужчине удалось вырваться, он выбежал на улицу. Преследователи кинулись за ним и, окружив, начали оттеснять к забору. Вспомнив, что в кармане его пиджака лежит большой складной нож, мужчина выхватил его и крикнул, чтобы его оставили в покое. Иначе, мол, зарежет. Но на оппонентов эта угроза никакого впечатления не произвела. Отбиваясь, мужчина угодил лезвием одному из нападавших в шею. Вскоре тот скончался от потери крови.

Удалось доказать, что у моего подзащитного просто не было иного выбора, так как на него набросились 10 противников, они могли бы забить его до смерти.

К тому же свидетели, которых допросил следователь, в один голос утверждали, что в руках у некоторых нападавших имелись палки и ножи. В результате дело было прекращено за отсутствием в действиях подозреваемого состава преступления. Но подобное решение – редчайшее исключение из правил. Хотя следователь, по закону, обязан искать и оправдательные доказательства, обычно эта задача ложится на плечи адвоката, который дает объявления в газеты, просит откликнуться очевидцев происшествия и т. д. Но в большинстве случаев следствие идет с обвинительным уклоном”.

Слова адвоката подтверждаются случаем, который произошел в городе Жетикара Костанайской области. Там приключилась групповая драка в наиболее часто встречающейся джентльменской пропорции: трое на одного. Обороняющийся, не желая быть жестоко избитым, вытащил нож и принялся им размахивать. В итоге все трое получили колото-резаные ранения, а один из нападавших позже скончался в больнице. Следствие возбудило уголовное дело по статье “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть”. Возможно, что подозреваемый виновен, но ведь он был вынужден защищаться?

Другой собеседник “КАРАВАНА”, бывший следователь, а ныне пенсионер, вспомнил об одном убийстве, совершенном в конце 2004 года в Алматы. Женщина ударила ножом своего мужа, который скончался до приезда скорой помощи. Следователь попался дотошный и, решив докопаться до сути, принялся допрашивать соседей подозреваемой, ее родственников и знакомых. Выяснилось, что потерпевший регулярно и жестоко избивал свою жену. В тот роковой день он явился домой в изрядном подпитии и, по обыкновению, набросился на супругу с кулаками. Этого ему показалось мало.

Схватив со стола нож, он кинулся на женщину. Но ей удалось увернуться, выхватить нож и вонзить его в своего мучителя.

Изучив обстоятельства дела, следователь назначил психиатрическую экспертизу. Заключение эксперта гласило: убийство совершено в состоянии аффекта. Поэтому задержанной предъявили обвинение именно по этой статье. Но тут следователя одернуло начальство, которое сурово поинтересовалось, по какой такой причине он пытается избавить подозреваемую от заслуженного наказания?! Дело в том, что за убийство человека в состоянии аффекта виновному грозит до 3 лет лишения свободы, а за умышленное – до 15 лет. Следователь повторно назначил психиатрическую экспертизу, психиатры вновь признали, что та находилась в состоянии аффекта. В итоге суд приговорил обвиняемую к 6 месяцам лишения свободы. Казалось бы, счастливый финал, а женщина своему следователю должна руки целовать. Однако у адвокатов иное мнение.

“Не за что ему руки целовать! – считает Нурлан Устимиров. – Не говоря уже о том, что муж был гораздо сильнее нее, он к тому же схватил нож. И если бы не умопомрачительное везение, жертвой вполне могла стать обвиняемая. В данном случае, по моему мнению, это дело вообще не должно было дойти до суда”.

Лучший выход – бегство

Адвокат Виктор Сёмин: “Для самообороны гражданин может использовать всё, что угодно. Кирпичи, палки, ножи и ружья. Главное тут – принцип адекватности. Если противник замахнулся газетой, не следует бить его ломом”.

Поэтому специалисты советуют применять для самозащиты специальные средства. В настоящее время для граждан доступны газовые пистолеты и револьверы, электрошокеры. Но приобрести их можно только по разрешению ОВД. А вот для покупки обычного газового баллончика никакого специального разрешения не требуется. Но, согласно закону, сразу после применения оружия самообороны следует вызвать скорую помощь и сообщить в полицию. Иначе обороняющегося самого могут привлечь к уголовной ответственности за хулиганство.

Психолог Марианна ЛАВРОВА считает, что лучшая битва – это та, которая не состоялась.

“Объект нападения должен сделать всё, чтобы избежать конфликта, – говорит она. – Особенно, если видит, что нападающий крупнее или их просто больше, то лучшей тактикой будет бегство. Если же атакующий или атакующие не оставляют своих намерений и им удается вас догнать, постарайтесь ошарашить их неожиданной выходкой. Например, разбейте камнем окно проезжающего автомобиля, уличный фонарь, ударьте ногой припаркованную машину так, чтобы сработала противоугонная сигнализация. Словом, постарайтесь привлечь к себе внимание окружающих. Если же вы оказались в глухом и безлюдном месте против здоровенного противника или нескольких человек, попытайтесь воззвать к голосу разума.

Спросите, что они от вас хотят, и, если они потребуют ваш кошелек, отдавайте без всяких раздумий!

Жизнь-то ведь дороже”.

Конечно, лучше всего вообще не попадать в экстремальные ситуации, когда перед человеком встает выбор: ты или тебя? В таких случаях особенно важно, чтобы закон был на стороне справедливости. Но это возможно, лишь когда в ст. 32 УК РК появится более четкая формулировка и когда следствие победит свою однобокость с обвинительным уклоном, не правда ли?

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи