Опубликовано: 2400

Минкультуры разгоняет инфляцию: прямой ущерб государству превысит 12 миллиардов в год

Минкультуры разгоняет инфляцию: прямой ущерб государству превысит 12 миллиардов в год Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Похоже, министерство культуры и спорта создало параллельный налоговый орган. Платить будут все. Ставка, по расчетам специалистов, будет 1 200 тенге на каждого из нас. Прямой ущерб государству превысит 12 миллиардов тенге в год.

Центр учета ставок (ЦУС) министерства культуры (МКС) будет непосредственно влиять на жизнь каждого казахстанца. Мы, правда, этого почти не заметим. Всё будет культурно. Мы увидим только рост цен в магазинах и будем обвинять в жадности торговцев. Как это будет происходить? Давайте разберемся.

Побольше цинизма. Людям это нравится

С 4 января 2021 года только через ЦУС смогут проходить все платежи от болельщиков к организаторам игры по ставкам. Интересно, как по-разному видят размер приза министерство культуры и ТОО “Exirius”. По первой оценке МКС, рынок ставок на спорт в Казахстане составляет 200 миллиардов. Сама компания волюнтаристским способом определила свою комиссию: 4 процента от суммы каждого платежа. То есть прямой доход центра должен составить 8 миллиардов тенге в год!

Но 25 ноября руководство ТОО “Exirius” озвучило другую цифру – 600 миллиардов тенге. Соответственно, эта компания намерена получить с рынка платежей уже 24 миллиарда.

Много это или мало?

По неофициальной информации, ТОО “Exirius” потратило на ЦУС ровно 1 миллиард тенге. При таких раскладах компания покроет все затраты за две недели! Доходность ЦУС составит 2 300 процентов! О таком не мечтал даже Остап Бендер. Пабло Эскобар со своим кокаином скромно плачет в сторонке.

Ради Создателя, не играйте в шахматы

Любое решение правительства, если оно влияет на экономику страны, должно сопровождаться анализом рыночного воздействия. Как оказалось, минкультуры такой анализ не сделало. Попробуем сделать это сами.

Только в первый год, по оценке экспертов, на иностранные платформы уйдет минимум пятая часть болельщиков. То есть Казахстан будет импортировать услуги по организации пари за год на сумму от 40 до 120 миллиардов тенге. В случае критической ситуации потери могут составить 300–400 миллиардов тенге. Что сравнимо с рынком автомобилей. По данным Союза предприятий “КазАвтоПром”, за 11 месяцев 2020 года официальными дилерами реализовано более 79 тысяч легковых автомобиля на 711 миллиардов тенге. 70 процентов автомобилей сделаны в Казахстане.

Промышленное производство и предоставление услуг чиновники намерены регулировать одинаковыми методами, через налоговое давление. Но движение денег невозможно остановить пошлинами. Это не товар. Они-то щелочку обязательно найдут.

Что за банальный бюрократизм?

В начале года у организаторов пари работало больше 1,5 тысячи касс. В каждом городе страны. Поправки в Закон об игорном бизнесе предписывают все эти кассы переместить в специальные игорные зоны в Боровом и Капшагае. Иначе говоря, закрыть. Из-за такого сокращения работу потеряют от 14 до 17 тысяч человек.

40 тысяч платежных терминалов обслуживает около 3 тысяч специалистов. Падение рынка платежей приведет к сокращению парка терминалов. То есть работу потеряют еще 1,5–2 тысячи человек.

Как правило, терминалы стоят в небольших магазинах формата “У дома”. Арендная плата за их размещение небольшая. Всего 15–20 тысяч тенге. Но эти деньги поднимают экономику мелких предпринимателей. Лишение их даже такого небольшого дохода во время кризиса может привести к сокращению персонала. В лучшем случае – к снижению заработной платы сотрудников.

Итого работу потеряют 15–18 тысяч человек. Это немного по сравнению с мировой революцией. Да и государство у нас социальное. Никто не бросит людей в беде. Надо будет, они всегда смогут обратиться за пособием. Бюджет много не потеряет. Но сколько это в цифрах?

Сколько вам нужно для счастья?

Из 18 тысяч человек за пособием обратится половина. Средняя заработная плата в торговле – около 80 тысяч тенге. Коэффициент замещения дохода – 0,4. То есть размер пособия будет 32 тысячи тенге. Сколько времени безработный будет получать пособие по утере работы, зависит от того, сколько времени за него производились социальные отчисления. Допустим, что выплаты были до 24 месяцев. В среднем. Тогда пособие будет назначено на 2 месяца. И выплаты из бюджета составят 300 миллионов тенге.

Социальный налог – 6 процентов. Социальные отчисления за работника – 3,5 процента. ИПН – 10 процентов. Суммарно при данных условиях бюджет теряет от потери этих видов налогов еще 3,5 миллиарда тенге в месяц.

Сюда же надо прибавить пенсионные отчисления – 10 процентов, социальный взнос работодателя – 1 процент и взносы в систему Обязательного социального медицинского страхования (ОСМС) – 2 процента. Плюс 2,3 миллиарда тенге в год.

Итого государство и государственные фонды от такой кривой реализации закона и создания ЦУС теряют около 6 миллиардов тенге в первый год.

Киса, вы дремучий провинциал

К прямым потерям надо отнести потери по налогам. При этом ТОО “Exirius” налоги платить не желает. В сентябре оператор ЦУС переехал в “Астана-Хаб”, где компании первый год полностью освобождены от платежей в бюджет.

С 1 миллиарда тенге налогооблагаемых доходов организаторы пари платят 218 миллионов тенге налогов. Платежные организации с 1 миллиарда доходов платят 320 миллионов тенге налогов. Соответственно, потери бюджета при 24 миллиардах доходов “Exirius” составят от 5,2 до 7,7 миллиарда налогов. Разница в расчете связана с тем, что пока непонятно, как комиссия ЦУС распределится между участниками рынка.

Сама комиссия ЦУС рано или поздно приведет к обрушению рынка платежных терминалов. По оценке генерального директора ТОО “Cash Master” Бейбута АСАНБАЕВА, одновременно будет происходить сокращение парка терминалов и снижение объемов арендных платежей со 120 миллиардов до 36 миллиардов тенге в год. Соответственно, на эту же сумму магазинам “У дома” придется поднять стоимость продуктов питания.

В целом потери экономики страны от нововведения составят более 12 миллиардов тенге. Эти потери будут размазаны тонким слоем на всех граждан страны, независимо от того, играете вы или нет.

Справка “КАРАВАНА”

Транспортная платежная система “Онай” в Алматы получает маржу в 7 процентов с рынка в 1,4 миллиарда тенге в месяц. При этом расписано, из чего формируется эта комиссия. 3,5 процента – на содержание контрольно-ревизионной службы. 350 контролеров постоянно проверяют автобусы и ловят зайцев. 1,5 процента – комиссия на платежные организации. Доход всего проекта – около 1 процента со сроком окупаемости 7 лет.

На организацию ЦУС заявлен 1 миллиард тенге. Но и эта сумма сильно переоценена. Если бы была конкуренция, то цену можно было опустить раз в 10–20 легко. Если делать проект с нуля, то и в этом случае он не может стоить больше 200 миллионов тенге. Сюда должны войти расходы на покупку программного кода, команды технарей, закупку технологического оборудования.

Бензин ваш, а идеи наши

Откуда появилась ставка в 4 процента? Этого никто не знает. Юристы платежных организаций говорят, что в договоре о ГЧП четко указано, что все тарифы должны быть обоснованы и доказаны. На всё должны быть документы. Их никто не показывает. Культура пошла ва-банк: в Казахстане чиновники придумали идеальный бизнес на частниках

По критериям Агентства по защите и развитию конкуренции министерства национальной экономики, рынок платежей идеальный. Ставки на спорт принимают около 20 компаний. Платежи идут через 64 платежные организации. Нет ни одной компании, которая занимала бы больше четверти рынка. Конкуренция чистая. Поэтому маржа платежной системы небольшая – 0,1–0,5 процента от перевода. Правильный рынок и жесткая конкуренция не дают никому даже шанса сделать комиссию больше. Замнут конкуренты. Да и клиенты тоже неглупые люди. Они быстро наказывают ногами зажравшихся предпринимателей. 

Такой небольшой комиссии платежным организациям хватает и на содержание парка терминалов, и на арендную плату, и на зарплату своей команде IT-шников, и получать прибыль.

И вот на этом фоне появляется посредник, который оценивает свою работу в 4 процента. “Это грабеж!” – возмущаются руководители платежных компаний. И ничего не могут сделать. Всем понятно, что это чистая монополия.

Формально уже это повод для разбирательства со стороны комитета по защите конкуренции. Предпринимательский кодекс напрямую запрещает злоупотребле­ние доминирующим или монопольным положением. Но, судя по всему, ТОО “Exirius” совсем не боится такого разбирательства.

Не задумывайтесь. Молчите. Надувайте щеки

В ТОО “Exirius” считают, что они переносят опыт России. Но у соседей аналогичная контора не смеет брать такую большую комиссию. Тоже благодаря конкуренции.

В России работает сразу 2 аналога ЦУС – Первый и Второй центры управления приема интерактивных ставок (ЦУПИС). Оба созданы банками и платежными организациями при участии налоговой службы. У ЦУПИС 2 задачи: защита интересов болельщика и контроль за уплатой налогов.

Беттинговые компании могут работать с обоими ЦУПИС одновременно. Переход партнера из одного центра в другой свободный и может происходить в любой момент и сколько угодно раз. Технологические проблемы могут возникнуть в любой, самой совершенной платформе. Если компания видит, что один ЦУПИС задерживает переводы, она тут же переключается на другой.

Соответственно, и комиссия ЦУПИС не такая страшная, как у казахстанского ЦУС – 0,5–1 процент.

Вы не в церкви, вас не обманут

Если исходить из буквы закона, то у МКС Казахстана тоже может быть сколь угодно ЦУС. Тогда появится конкуренция, и размер комиссии должен упасть.

Сразу несколько платежных организаций подали заявки в министерство культуры на создание собственного ЦУС. Или планируют подать. Самые жадные компании готовы создать такую же площадку меньше чем за 200 миллионов тенге. Большинство готовы поработать за 20–30 миллионов. И премию они хотят снизить до 0,1–1 процента.

– Любая платежная система может сделать такой же ЦУС за 0,1 процента. И, поверьте, она будет в шоколаде. Мы, например, небольшая компания. Поэтому заинтересованы в развитии инфраструктуры. Готовый программный код у нас есть. Есть своя команда. Она может решать большие задачи. Затраты будут небольшие. Нам бы хватало дохода в 50 миллионов тенге в месяц, чтобы закрыть все затраты по ЦУС и немного заработать на этом, – рассказал “КАРАВАНУ” директор по продуктам ТОО “PayDala” Дмитрий ГЛАДКИХ.

Справка “КАРАВАНА”

В 2004 году в Казахстане запретили рекламу алкогольной продукции и табачных изделий. Аргументация была стандартной: забота о здоровье нации, сокращение потребления, моральный облик казахстанцев и воспитание подрастающего поколения.

Сейчас правительство подготовило проект закона “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информации”. Документ предлагает разрешить рекламу пива и вина отечественного производства. Причина изменения позиции проста: казахстанские производители оказались в неравных условиях со своими конкурентами.

В других странах ЕАЭС реклама пива и вина в СМИ не запрещена. В иностранных фильмах, а в Казахстане других почти нет, и спортивных трансляциях реклама алкоголя присутствует. Ее не вырежешь. Это негативно сказалось на производстве, узнаваемости и конкурентоспособности казахстанских брендов с одновременным ростом потребления иностранных алкогольных напитков.

При этом объем продажи алкогольных напитков в 2018 году по отношению к 2004-му снизился лишь на 11 процентов. А импорт вырос, что невыгодно стране.

Половина моя – половина наша

В Послании 2016 года Первый Президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ призвал развивать цифровую экономику. В 2017 году он поручил правительству уделять особое внимание развитию сектора услуг, так как этот сегмент обладает наибольшим потенциалом роста.

“Необходимо добиться увеличения несырьевого экспорта к 2025 году в два раза по сравнению с 2015 годом”, – сказал Нурсултан Назарбаев.

Рынок беттинговых и платежных услуг попадает под все эти требования просто замечательно. При одном условии: надо экспортировать услуги казахстанских компаний. То есть создать им более благоприятные условия для работы в Интернете. Опыт заставляет их выходить за пределы страны. Хотя бы к соседям.

По данным E-Gov.kz, в 2019 году платежные организации заплатили 4 миллиарда тенге налогов. А за 3 квартала этого года налогов они отдали уже 4,2 миллиарда тенге. Цифровая экономика уже рядом с нами!

Мы граничим с крупнейшим рынком мира, где ставки на деньги запрещены законом. С Китаем. У Поднебесной 2 отдушины – Гонконг и Макао. Но эти города больше специализируются на казино и азартной игре. Туда игроку надо ехать лично.

Казахстанские компании могут оказывать услуги удаленно. И в более интеллектуальных ставках на спорт. Но для этого наши компании должны быть конкурентоспособными. А здесь надо создавать условия для развития, а не давить их.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи