Опубликовано: 10500

Что они курят? Чего добились усилением антитабачных мер в Казахстане

Что они курят? Чего добились усилением антитабачных мер в Казахстане Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Антитабачники в Казахстане работают на мировую мафию?

Кажется, Джамиля САДЫКОВА добилась-таки своего!

Лидер национальной коалиции “За Казахстан, свободный от табачного дыма” долго воевала, чтобы акцизы на курево подняли в разы. Якобы такая мера заставит действующих и потенциальных курильщиков отказаться от этого зелья. За 4 года цена пачки сигарет выросла почти втрое, добравшись до 500 тенге.

Недавно зашел в магазинчик рядом с домом – за своими “своими” сигаретами. Продавщица вдруг радостно выдала: “Вы первый на этой неделе”.

В прошлый понедельник покупал сигареты в лавке рядом с редакцией. Поинтересовался, как курево берут. Ответ: “Весной пачек 150–160 в неделю уходило. Сейчас 20–30”.

В эту среду приятель угостил импортной новинкой. На пачке “Ocean” указано содержание вредных веществ. И что этот продукт изготовлен в Евросоюзе. А где название компании-производителя? Контрабандный “левак”? Похоже, что так. Потому что цена всего 200 тенге. А вкус у этого “не пойми чего”, кстати, оказался вполне нормальным. На вопрос, где взял, последовал ожидаемый ответ: “Места знать надо”.

Запросил Интернет: “купить сигареты в Казахстане оптом”. Сразу вывалилось полтора десятка адресов. Начал обзванивать. Кто-то да, торговал вполне легальным товаром. Но были и предложения купить нечто вроде “Ocean”. Цена вопроса – от 1 300 тенге за блок. Минимальный объем – 50 тысяч блоков (в каждом 10 пачек).

Дым ушел в тень

В начале сентября табачная компания “Japan Tobacco Internаtional” обнародовала результаты 63 исследований, проведенных в 50 странах мира. В документе сказано, что пандемия COVID-19, глобальный кризис здравоохранения и падение доходов населения создали условия для “идеального шторма”: транснациональные преступные организации, которые контролируют нелегальное производство и продажу табачных изделий, всего за полгода заработали более 40 миллиардов долларов. Это подтверждает и Всемирный банк. А Международная торговая палата вообще прогнозирует к 2022 году глобальную торговлю контрафактом и безакцизной продукцией в районе 4 триллионов долларов. “В первую очередь за счет электронной коммерции”.

Время от времени контрабанду “хлопают” и на других границах Казахстана.

По разным оценкам, таможенники и пограничники РК перехватывают не более 20–30 процентов нелегальщины: у международной мафии всегда найдется, чем “подмазать” служивых.

Несколько лет назад компания “Лаборатория проектов” провела исследование. Результат: 70 процентов казахстанцев посчитали, что меры программы по борьбе с курением – “неэффективные и формальные”. 48 процентов – что “деньги на эту борьбу расходуются непрозрачно и неэффективно”. 30 процентов – что “лучше эти деньги направить на решение социальных вопросов и детский спорт… Иначе всё это просто популизм”.

Года полтора назад глава Центра прикладных исследований Рахим Ошакбаев (кстати, некурящий) еще до принятия Кодекса “О здоровье народа и системе здравоохранения” заявил, что “у минздрава до сих пор отсутствует видение стратегии: по каким правилам он будет работать, как будут распределять поступившие средства и мониторить их распределение”.

Тогда же я попросил Джамилю Садыкову ответить на несколько вопросов. Например: из каких отечественных и зарубежных источников финансируется ее коалиция? Кто и как контролирует расходование средств? Перед кем коалиция отчитывается? В чем выражается эффективность деятельности коалиции, кроме повышения акцизов на табачные изделия?

И напомнил Джамиле Женисовне, что в 2017 году Всемирная организация здравоохранения призналась, что невозможно подсчитать точное количество умерших от курения. Потому что в список покойников включали курильщиков в возрасте 90–95 лет. Может, они отошли в мир иной совсем по другим причинам?

Ответ г-жи Садыковой, которая всегда утверждала, что от курения в Казахстане умирает 25 тысяч человек, был таким, что в растерянности я даже вышел покурить: “Отвечу, если сочту возможным”. В итоге так и не сочла…

Если человек не хочет отвечать – значит, есть что скрывать?

Борцы с курением – пособники международной мафии?

Понятно, что не сама лидер коалиции провоцирует своими радикальными предложениями рост контрабанды, черт знает, где и из чего сделанной. И не может отвечать за стойкость и честность стражей рубежей отечества. Но вот пример от соседей. Когда пару недель назад в Госдуму РФ внесли предложение поднять акцизы на курево на 20 процентов, глава информагентства “Русский табак” Максим Королев отреагировал сразу: “В лучшем случае бюджет не получит ожидаемой прибыли из-за появления на рынке нелегальной продукции. Дальнейшее повышение цен пойдет только на руку криминалу”.

Ольга Беклемищева, сопредседатель Движения за права курильщиков РФ: “Когда лет пять назад повысили акциз на сигареты, контрафакт хлынул в Россию”…

Анатолий Вассерман (просто многогранно умный человек): “Смысла повышать нет. Это обернется ростом самопального производства. На эти грабли американцы уже наступали”…

Вадим Дробиз, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя: “Когда в 2012–2014 годах ставка акциза в два раза выросла – сразу рухнули налоговые сборы. Оптимальная ставка – в пределах инфляции: 4–5 процентов. Тут рост становится незаметным. Бизнес и потребитель это переживают спокойно”…

Казахстанский эксперт Максим Калимуллин (тоже некурящий) считает, что очередное повышение акциза на табак (а оно уже запланировано) “простимулирует уход потребителя в контрафактную зону”. Как борьба с курением усиливает позиции бандитов

– Минздрав и эта, как ее, Садыкова, считают, что чем яд дороже, тем меньше его будут покупать? А сколько госбюджет только по налогам недосчитается? Сколько рабочих мест на этом рынке в стране уже потеряно? Этих людей ваша Садыкова уже куда-то пристроила? Многие исследования в мире, посвященные пагубным последствиям курения, говорят только об одном: повышением цен государства ничего не добьются. Кнуты слишком жесткие, а пряники слишком маленькие. В конце 90-х годов Швеция задрала акцизы на табак в 3 раза. И только на НДС ежегодно стала терять в пересчете на евро более 100 миллионов. Одумались, снизили в 2 раза.

– Максим, если теневой рынок за последние 2 года вырос почти в 3 раза и к 2025 году прогнозируют еще на столько же, то, наверное, авторы исследований понимают, откуда у него ноги растут? Только в Эмиратах 24 табачные фабрики, откуда товар расходится по миру. В 9 странах Европы в прошлом году закрыли 11 фабрик, которые производили нелегальщину. Интерпол и прочие силовые структуры мира не могут справиться? Или не хотят?

– Да всем всё известно! Все всё могут. Но (посмеивается) мафия же бессмертна? В наше время всё зависит от отмашки с самых верхних верхов. Для большой контрабанды все двери и ворота открыты.

Табачный детектив?

– Я сейчас скажу крамолу – не вырежете?

– Надеюсь, главный редактор пропустит.

– Транснациональным преступным сообществам выгодны драконовские меры государств в “борьбе” за здоровье граждан. Мера-то всего одна: повышение цен. У меня подозрение, что именно международная мафия спонсирует эту борьбу – через госорганы и коалиции против курения.

– Какая-то конспирологическая версия.

– У вас есть другая? Знаете, сколько стоит произвести пачку сигарет, включая упаковку? 50–70 тенге. Вот и считайте навар нелегальных производителей и контрабандистов. А у меня еще один аргумент. Года три назад мировые борцы с курением предложили вообще обезличить маркировку упаковки – чтобы без указания производителя и бренда. То есть вы покупаете кота в мешке, хотя предпочитаете, например, “Мальборо”, “Кэмел” или “Парламент”. Извините, других названий не помню. Думаете, производителям мировых брендов это выгодно?

– Вряд ли.

– Зато выгодно мировой мафии! Какая тут на хрен конспирология? На кону огромный рынок с триллионными – в долларах – прибылями. А вот вам еще одно доказательство: с 1 июля 2021 года в Казахстане вступит в силу запрет продавать табачные изделия с открытой выкладкой и их открытой демонстрацией – витрина закрыта! Это и Всемирная организация здравоохранения проталкивает, и ваша Джамиля Садыкова. Приходит покупатель, а ему показывают список на бумажке – от того же “Мальборо” до “Парламента”. А в нем, допустим, 30–40 наименований. Найти “свои” сигареты – это же время? Очередь нервничает. А потом самое интересное. Если все пачки обезличены – какая комиссия поймет, откуда этот товар, из чего и где сделан? Из табака с примесью козьего говна или там еще что-то покруче? Люди же привыкают к определенной марке? Вы какие курите?

– Ну (называю – но рекламировать не буду)

– И вы еще спрашиваете, кому выгодны все эти формы и методы борьбы с курением? Весной этого года глава “Philip Morris international” Андре Каланцопулос сказал, что, несмотря на ужесточение мер, более миллиарда человек в мире так и не бросили курить. И не бросят. Все исследования показывают, что это не только химическая зависимость, но и психофизиологическая: кто-то так стресс снимает, кто-то парой затяжек подстегивает свою творческую деятельность. Многие большие артисты, писатели, художники, журналисты, режиссеры, музыканты курили. Я не считаю, что это хорошо. Но это был их выбор. Не знаю, если бы Хемингуэй не курил и не пил, то вряд ли написал свои произведения, которые до сих пор классика.

– Максим, а вы сами пробовали курить?

– В 10-м классе один раз. Не понравилось. Надеюсь, когда-то человечество откажется от табака. У меня только одна зависимость – от чая: 6–7 кружек в день.

Справка “КАРАВАНА”

Год назад в морпорту Актау “хлопнули” ОПГ во главе с начальником таможенного поста. Они покровительствовали контрабанде сигарет из Ирана под видом стройматериалов и томатной пасты. За несколько месяцев – 39 контейнеров. Ущерб от уклонения от уплаты налогов и таможенных платежей – более 8 миллиардов тенге. Это только то, что удалось выявить. “Сумму по другим эпизодам установить не удалось”.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи