Опубликовано: 950

Меняйся или уйди: почему госкомпании в Казахстане стремятся повторить опыт известного японского бренда

Меняйся или уйди: почему госкомпании в Казахстане стремятся повторить опыт известного японского бренда

В 2000 году я смог позволить себе первый фотоаппарат “Кодак”. Простая мыльница, но для использования в повседневной жизни она годилась на ура. Снять семью, пикник и праздник на цветную пленку – что еще надо обывателю? Если необходимо сделать снимок более профессионально, то всегда можно было достать старый ФЭД. Но с появлением карманного фотоаппарата он чаще всего пылился в ящике.

Удобно же – вставил пленку в камеру, нащелкал снимков, отнес на проявку, получил готовые фото. Не надо искать реактивы, проявлять пленку, отмывать ногти. Потом мучаешься с печатью. Времени уходит много. Система “Кодак” брала на себя все эти этапы. В каждом мало-мальски большом городе или райцентре Казахстана появились фотосалоны нового типа.

Девиз компании “Вы нажимаете кнопку – мы делаем остальное” придумал ее основатель Джордж Истмен еще в конце XIX века, когда создал первую фотопленку, фотокассету и пленочный фотоаппарат.

Хитрость была в том, что сделать снимок мог любой незнакомый с фотографией человек. В катушке находилась пленка на 100 снимков. Большинству пользователей проще было заплатить 10 долларов, отправив камеру в лабораторию Истмена, и получить готовые фото и камеру с новой пленкой.

В XX веке компания показала себя как передовое предприятие, постоянно вкладывающее деньги в технологии и изобретения. Она сделала для фотодела больше, чем ее конкуренты. Катушечная фотопленка, пленка для кино, пленка, которая не скручивается, несгораемая пленка на ацетилцеллюлозной подложке, пленка для цветного и звукового кино, фотоаппарат с электронной системой замера экспозиции, стандарт пленки 35 миллиметров – это всё ее заслуги.

Фотопленка и продажа услуг постобработки и были основой бизнеса.

Компания была готова раздавать свои камеры бесплатно, чтобы посадить людей на проявку.

В 1980-х годах доля “Кодак” на рынке химикатов и бумаги, используемых для проявки и печати фотографий, составляла 80 процентов. Постсоветские страны застали бизнес-модель фотогиганта уже на ее излете.

К 1981 году объем продаж предприятия превысил 10 миллиардов долларов. Но успех стал началом его конца. Именно в это время “Кодак” начала опаздывать, отставать от прогресса. В Японии научились делать дешевую пленку и фотобумагу. Надо было уходить в другой сегмент рынка, где таких преимуществ у бережливых японцев не было. Задел уже был: в 1976 году компания разработала первый цифровой фотоаппарат с матрицей 0,1 мегапикселя. Но “Eastman Kodak” затянул производство цифровых фотоаппаратов. Ее правление упорно держалось за налаженную за 90 лет сервисную модель. Директора считали пленочный бизнес безопасным и доходным и не хотели слишком уж сильно меняться. Зачем, если у каждого есть свой “золотой парашют”? Они попросту проморгали революцию в цифровых технологиях: фотоаппараты начали осваивать и мобильные телефоны. В 2000 году, незадолго до перехода на цифру, продажи пленки составляли 72 процента доходов “Кодак”. Финальным ударом стало распространение смартфонов, к чему в “Eastman Kodak” вообще не были готовы. В 2006 году крупнейшим производителем “мыльниц” стал производитель мобильников.

Дела у компании шли хуже и хуже. С конца 90-х годов она массово увольняла свой персонал. Чтобы избежать закрытия, ей пришлось распродавать богатую патентную библиотеку и искать новые методы заработка. Так было продано производство OLED-дисплеев.

А в 2012 году патенты “Кодак” раскупили на закрытом аукционе корпорации, которые сегодня производят программное обеспечение, смартфоны, компьютеры и прочую умную технику. Все, кто работает с изображением. “Кодак” продала даже производство фотоаппаратов.

Осенью 2013-го компания вышла из процедуры банкротства, полностью выплатив долги и завершив реструктуризацию. Производство кинопленки было выделено в отдельное предприятие.

Заговорили о “Кодак” буквально на днях. На волне пандемии администрация США пообещала миллиардные вливания в производство лекарств. И тут всплыл бывший гигант: “Eastman Kodak” решил заняться фармацевтикой. Президент Трамп пообещал выделить корпорации кредит. А что? У нее есть богатый опыт в химии, налажена логистика, поэтому вложения в переналадку производства будут минимальны…

Основа прогресса человечества – знания и наука. Без развития систем образования и научных исследований ни одно крупное предприятие не будет успешным. Как и государство. Но другим важным фактором остается система управления.  Стабильные выплаты топам: как живут в кризис члены правления самых крупных казахстанских компаний

Богатые компании имеют привычку разбухать и не смотреть под ноги. Они создают бюрократию для перекладывания бумажек, которая мешает правильно смотреть на жизнь. Они разрастаются настолько, что не успевают принимать решения. Ни оперативные, ни стратегические. Всегда можно сесть в уходящий поезд. Причина? Обладатели “золотых парашютов” не хотят меняться.

Любая государственная компания в Казахстане, похоже, стремится повторить опыт “Кодак”.

Весь их бизнес стоит на проверенном начале: нефть и ее инфраструктура, госзакупки, бюджет. Это не позволяет им увидеть возможности для роста. Хотя они создавались именно как предприятия государственного капитализма.

У пандемического кризиса есть и другая, положительная, сторона: можно увидеть, кого надо реформировать. Ярким показателем эффективности госсектора стало исполнение поручения Президента РК о полной выплате дивидендов госпредприятий в бюджет страны. Вот и список кандидатов готов.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи