Опубликовано: 410

Закрыть вентили, положить зубы на полку: как выжить в эпоху сверхдешёвой нефти

Закрыть вентили, положить зубы на полку: как выжить в эпоху сверхдешёвой нефти

Нефть стремительно дешевеет: американцы уже даже согласны приплачивать тому, кто купит их “черное золото”. Придется ли Казахстану последовать этому примеру? И подешевеет ли бензин на отечественных заправках – все вопросы, которые интересуют рядовых граждан, мы задали экспертам.

Почему нефть никому не нужна?

Понедельник прошлой недели на американских фондовых биржах стал черным для нефтяников: их продукция стала торговаться по отрицательной цене. То есть желающим купить фьючерс на поставку нефти марки WTI в мае продавец готов был доплатить даже 40 долларов. Финансовые аналитики по всему миру тут же принялись разъяснять ситуацию простым людям.

Резюмируя их комментарии: контракты на поставку заключались еще зимой. Сейчас, в мае, производитель начнет эту нефть отгружать. А из-за пандемии коронавируса нефтехранилища почти всех стран заполнены.

– С каждым днем избытков нефти становится всё больше и больше. И у производителей два пути: либо остановить производство, либо сказать: “Ребята, кому надо – забирайте бесплатно!”. У американцев принято идти по второму пути. Вот и объяснение сложившейся ситуации, – говорит научный руководитель AERC (Институт нефти и газа) Жаксыбек КУЛЕКЕЕВ.

При этом стоит понимать, что Казахстан торгует совсем другой нефтью, поэтому для нас важнее биржевые показатели марки Brent. Они на данный момент колеблются в районе 20–25 долларов за баррель. Что, кстати, тоже достаточно тревожно.

– По разным оценкам, средняя стоимость добычи нефти у нас в стране 30–40 долларов за баррель. При этом самая дешевая, тенгизская, стоит около 14 долларов, а самая дорогая – кашаганская, если анализировать выступления чиновников – в районе 100 долларов. То есть даже существующая цена для нас – по факту отрицательная, – говорит независимый аналитик нефтегазового рынка Сергей СМИРНОВ.

И никаких позитивных изменений в ближайшее время эксперты не ждут. Да, страны ОПЕК+ договорились недавно о том, чтобы снизить с мая объе­мы добычи в среднем на четверть, но пока шли переговоры, нефтехранилища все наполнялись и наполнялись. И это при том, что, по оценкам Жаксыбека Кулекеева, ежедневное потреб­ление нефти в мире снизилось на 20 миллионов баррелей.

– Более половины нефти идет на сырье для топлива. А что происходит сейчас: авиация почти полностью остановилась. В теплое время года – автопутешествия, кемпинги и так далее, сейчас этого тоже нет. То есть и потребление топлива автотранспортом снизилось как минимум вдвое. И так – по всем статьям. Нефтехимия снижает производство из-за повсеместных карантинов, – объясняет он.

И, пока мир не победит эпидемию коронавируса, такая ситуация сохранится. По самым оптимистичным оценкам экспертов, к прежним объе­мам потребления мир вернется к осени.

Вся надежда на Нацфонд

Если говорить о Казахстане, то прогнозы экспертов далеко не радужные:

– При цене на Brent в 25 долларов наши нефтеэкспортеры перестают платить налоги и прочие выплаты в бюджет. А он состоит из них наполовину. Если резко сократятся поступления, возникнут проблемы с бюджетными выплатами. И косвенно мы это уже видим по той ситуации, которая складывается вокруг пресловутых 42 500 и доплат врачам, – говорит Сергей Смирнов.

Жаксыбек Кулекеев между тем считает, что до сокращения зарплат бюджетникам, пенсий и пособий страна не дойдет и такого тотального безденежья, которое было в 90-е, не будет. Финансовый кризис, безработица и упадок образования: с какими еще проблемами, кроме коронавируса, сталкивается Казахстан в 2020 году

– Этот кризис не похож на предыдущие кризисы. Сейчас всё зависит от того, насколько быстро страны станут снимать карантин. Поэтому давать какой-то прогноз на будущее очень сложно. Потому что чем дольше страны будут находиться в изоляции, тем серьезнее будут последствия. Вот, например, сейчас большие вопросы по металлургии: металлопрокат используется в основном в автомобилестроении. Автомобилестроение встало, потому что никто никуда не ездит. Но в то же время стоит учитывать, что у нас есть Нацфонд. Денег, которые есть там, нам хватит для того, чтобы жить на том же уровне, что и сейчас, не собирая ни тенге налогов, еще три года, – говорит он.

Между тем ни Смирнов, ни Кулекеев не отрицают, что в некоторых секторах экономики возможен рост безработицы. Если цены на нефть останутся низкими долгое время, то, возможно, часть небольших нефтедобывающих фирм закроется. А вместе с ними – множество сервисных компаний, предприятия, занятые в геологии и сейсмических исследованиях, и многие другие.

Вместе с тем нельзя исключать и дальнейшее ухудшение ситуации – продление сроков карантинов по всему миру, а также несоблюдение странами – участницами сделки ОПЕК+ своих обязательств.

– Если предположить, к примеру, что Россия откажется сократить свои объемы добычи нефти, то можно ждать со стороны Запада очередных санкций против нее. Вполне возможно, что сейчас, когда нефти в мире много, ее трубопроводы просто перекроют с той стороны! А российские трубопроводы – это в том числе транспортировка казахстанской нефти. То есть у нас останутся только морской путь и китайское направление. Это, конечно же, скажется негативно на наших производителях, – считает Жаксыбек Кулекеев.

С бензином всё стабильно: дорожает

В то же время ждать, что из-за низких цен на нефть в стране подешевеет бензин, не приходится.

– Когда нефть дорожает, понятно, что дорожает и продукт, произведенный из нее. А когда нефть дешевеет, производителю надо компенсировать свои издержки. Проще всего это сделать за счет повышения цен на бензин. Так что в нынешней ситуации, я думаю, останется текущая цена. Возможно незначительное увеличение, – говорит Сергей Смирнов.

Чтобы читателям “КАРАВАНА” было понятно, о чем речь, Жаксыбек Кулекеев берет в руки калькулятор.

– Что в Казахстане, что в России экономика построена на том, что, как бы ни менялась цена нефти на международном рынке, у нас она остается неизменной за счет курсовой разницы. Предположим, тонна нефти сегодня стоит 200 долларов. Бензин, к примеру, 100 тенге. Курс, для простоты, давайте зафиксируем 200 тенге за доллар. Нефть подешевела, стоит теперь 150 долларов, но в то же время доллар у нас в стране подорожал до 250. Теперь перемножим цену нефти на цену долларов: тонна нефти раньше стоила для Казахстана 40 тысяч тенге, а в долларах литр бензина стоил 50 центов. Теперь тонна нефти в Казахстане стоит 37 500 тенге, а бензин – 45 центов. Это одна сторона. Вторая – наши НПЗ прошли модернизацию, взяли на это кредиты в долларах, и теперь, когда доллар подорожал, им приходится больше платить по своим обязательствам. Разницу они, естественно, закладывают в цену бензина, – объясняет он.

Так что ждать, что на заправке вам начнут приплачивать за полный бак, потому что где-то в Америке нефть по отрицательным ценам торгуется, не стоит.

А вот оптимизировать траты и отказаться от излишеств, судя по всему, придется. И не только каждому конкретному казахстанцу, но и стране в целом. Потому что сейчас и на нефтяном рынке, и в целом в мировой экономике наступила ситуация, когда решения принимают не экономисты, нефтяники или финансисты, а медики. И пока даже они не могут точно сказать, когда мир вернется к прежней жизни.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи