Опубликовано: 2911

Почему курс тенге так зависит от цены на нефть

Почему курс тенге так зависит от цены на нефть

С недавних пор моим главным методом определения курса тенге и волшебных предсказаний его поведения стал анализ цен на нефть и золото. И большей частью такие прогнозы совпадают. Здесь не надо применять какие-то сложные формулы. Задача решается просто, на коленке. Опыт показывает, что если цена на нефть ниже 32 долларов за баррель, то и курс тенге падает до 370 за доллар. Если больше 34 – то за “зеленый” дают уже 350.

При чем тут золото? Это индикатор для индикатора: он работает в противофазе с главным для нас товаром. Рост цен на металл говорит о росте риска на рынках. Снижение – о стабилизации.

Колебания курса после изменения цены на нефть происходят с некоторым лагом (компьютерный сленг – запаздывание, задержка. – Ред.). От 6 до 24 часов (привет антиглобалистам). Примечательно, что динамика движения цены на нефть не совпадает с динамикой курса тенге. То есть если цена на нефть выросла на 1 доллар, то в одном случае курс вырастает на 4 тенге, а в другом – сразу на 8 тенге за доллар.

Пришлось вспоминать микроэкономику. Согласно ей нефть – товар эластичный, но большая часть сырья продается не за деньги, напрямую от покупателя до потребителя, а через производные инструменты – деривативы. В нашем случае фьючерсы. Поэтому и цена на нефть определяется больше не спросом и предложением, а тем, что про это все думают брокеры на крупнейших биржах.

Как работает фьючерсный рынок? Представим себе нормального и целеустремленного молодого человека по имени Серик, который хочет заработать денег и славы. Куда он пойдет? Значительная часть таких людей пробует себя сначала в спорте. Например, в боксе. Пробился наш Серик в элиту, стал, может, и не Геной Головкиным, но начал загребать деньги перчаткой. Призовые на Олимпиаде – от 100 до 200 тысяч долларов. Гонорары за Азиаду – скромнее. Сколько может заработать средний боксер в Казахстане? Обычно призовой фонд турнира у нас – от 2 до 5 миллионов тенге. Половину этой суммы получает победитель. Четверть – второй. Эти призовые деньги – это доход предприятия “Серик”. И он не может быть больше, чем это определено регламентом турнира. Деньги, которые зарабатывает организатор турнира, обычно не учитываются. А также права на трансляцию боев, которые продают телекомпаниям. В итоге бюджет всего предприятия оказывается в 3–10 раз больше, чем озвучивается. Это все рынок спорта.

Параллельно с ним работает еще больший рынок – тотализатор. Он позволяет привлечь к турниру деньги болельщиков. Тотализаторы работают рядом с аренами. За поединком могут смотреть люди из других городов и стран. Тогда обороты рынка резко увеличиваются, вырастая на порядки, до сотен миллионов. Если бы только тенге.

Рынок торговли нефти ничем не отличается от тотализатора. Сырая нефть – наиболее торгуемое сырье в мире. Но на биржах не торгуют самой нефтью. Брокеры продают только контракты на ее поставки. Нефть не однородна по качеству и, следовательно, по цене. Она зависит от плотности и различных парафиновых включений. Стандартом служит нефть сорта “Брент” из Северного моря. Обычно цену на нее и указывают СМИ.

Чаще всего эта цена – стоимость контракта на поставку в следующем месяце. При заключении такого контракта (фьючерса) покупатель обязуется заплатить и принять поставляемый товар. А продавец – поставить его в заранее указанное место. Таким образом, фьючерсный рынок – это рынок того, чего еще нет. Научно говоря, это рынок деривативов – производного от основного товара финансового инструмента. В такой форме рынок фьючерсов способен привлекать деньги, которые другим путем никогда туда бы не поступили. Обычно это деньги инвестиционных банков и фондов, которые привлекают вклады своих клиентов. Говоря проще, это тот самый спекулятивный капитал, который перетекает из страны в страну, то заставляя процветать одну страну, то угнетая экономику другой. Такой тотализатор планетарного масштаба.

Исходя из этого, курс тенге – это не отражение нашей торговли сейчас, а, скорее, производное от цены на нефть. Нашего главного экспортного товара. Получается, курс нашей валюты – это дериватив от дериватива. И он формируется дважды – в Лондоне и Алматы. А значит, и риски колебания валюты возрастают не дважды, а в квадрате, то есть четырежды. С чем и живем.

Алматы

Загрузка...

[X]