Опубликовано: 9500

Стабильные выплаты топам: как живут в кризис члены правления самых крупных казахстанских компаний

Стабильные  выплаты топам: как живут в кризис члены правления самых крупных казахстанских компаний Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Скандал с гламурным председателем ФОМС, которого уволили, вновь всколыхнул животрепещущую тему нелегкой судьбы топ-менеджеров страны.

Как живут в кризис члены правления самых крупных компаний, сократилось ли их количество и уменьшились ли премии? Как показала наша прогулка по финансовым отчетам, запросы элитных управляющих только растут.

Руководство ФОМС на этой неделе не распекал только самый ленивый.

Социальные сети пережевывали подробности гламурной жизни председателя правления Айбатыра Жумагулова и его супруги, которая имела неосторожность выложить откровенные посты в “Инстаграм”.

Всплыли и 12 авто, подаренных в знак любви, и шикарные выходы в свет, и страсть к дорогим побрякушкам… На фоне нехватки лекарств в стране это выглядело настолько ужасающе, что общество встало на дыбы. И Президент лично принял решение о судьбе топ-менеджера, освободив его от должности.

В Сети появились данные, что 5 членов правления фонда, который является некоммерческой организацией, получили в 2018 году вознаграждений в размере 92 173 262, 69 тенге. Комментаторы спустили всех собак на эту великолепную пятерку, за что, дескать, такие деньги были уплачены?

К слову, вознаграждения управленцев ФОМС покажутся мизерными, если взглянуть на рейтинг других самых “дорогих” руководителей, который мы постарались сделать абсолютно беспристрастно, полагаясь лишь на открытые источники информации в виде финотчетов.

Кто эти люди, получающие по тысяче долларов за час?

В представлении рядовых граждан, это обладатели довольных лоснящихся лиц, пьющие по утрам kopi luwak, носящие исключительно шелковые носки и подтирающие свою пятую точку, которой зарабатывают на жизнь, сидя в кресле топ-менеджеров, исключительно туалетной бумагой Renova розового цвета.

ТОП самых высоких зарплат

Крупные компании, у которых корпоративная система управления, не любят отвечать на вопросы о заработных платах своих топов. Из кипы запросов, которые были отправлены “КАРАВАНОМ” по этой теме всевозможным АО, можно выложить ковровую дорожку до Акорды. Особенно скромничают, увидев наши вопросы, национальные компании. На самом деле данные эти найти можно, ведь как ни крути, а финансовые отчеты им сдавать и публиковать все-таки приходится. Малюсенькие цифры с большим количеством нулей скрываются в потоке скучной информации, которую может читать с удовольствием лишь прожженный бухгалтер.

Самые большие вознаграждения по итогам 2019 года из тех, что мы нашли, получили боссы транснациональной компании “Казхром”.

Основное руководство группы, а это 6 человек (согласно данным 2018 года), поделили 1 264 224 тысячи тенге, для сравнения: в 2018 году им выплатили 883 119 тысяч тенге.

На втором месте – “Казатомпром”.

В их финансовом отчете сказано: “В 2018 году членам правления и совета директоров АО НАК “Казатомпром” начислено вознаграждение, в совокупности составляющее сумму 932 197 628 тенге (до уплаты налогов и иных обязательных платежей). В состав правления входило на тот момент 6 человек. Семь членов правления “Казмунайгаза” получили 543 534 808, 33 тенге. 

Интересный пример экономии в кризис демонстрируют топы из компании, управляющей электрическими сетями страны, – KEGOC.

За 2018 год члены правления получили 346 миллионов тенге, согласно финансовому отчету на KASE. Сколько их премии и зарплата составили в 2019-м, пока неизвестно. Но в прошлые годы компания демонстрировала стабильную выплату топам, несмотря на любые кризисы. В 2016 году наша бывшая коллега Ирина Галкина писала: “Светлая сторона АО “KEGOC” известна, а темная – нет. Анализ деятельности “KEGOC” показывает, что устойчивой взаимосвязи вознаграждения руководителей компании от финансовых результатов не существует. Напротив, чем хуже показатели, тем выше зарплаты”. Коллега приводила данные отчетов. Убытки компании и размеры вознаграждений топам.

Но готовы ли топ-менеджеры всех этих компаний солидарно со всей страной затянуть ремни в период кризиса? Или их доходы будут расти из года в год, несмотря на экономическую ситуацию? Любопытную информацию мы нашли в финансовых отчетах “Самрук-Казына”. Это практически пример для подражания остальным. Еще до пандемии, в 2019 году, который сам по себе был уже кризисным, первый руководитель получил вознаграждение в 2 раза меньше, чем в предыдущие годы. Заработная плата с премиями в 2019 году составила 21 132 тысячи тенге, из них сама заработная плата – 16 615 тысяч тенге, остальное – премии. Для сравнения: в 2018 году он получил 43 818 тысяч тенге.

Мнение экспертов

Интересно, что на Западе топ-менеджеры ассоциируются у народа с людьми, которые имеют огромный багаж знаний, в свое время они вложили много денег в образование и теперь решают эффективно самые сложные проблемы, за что заслуженно получают высокие заработные платы.

У нас же в стране люди воспринимают управленцев как потенциальных коррупционеров, получающих баснословные деньги за протирание кресел пятой точкой.

Почему? Этот вопрос мы задали экспертам. Понятно, что коррупционные скандалы кидают тень на весь плетень. И за честь обляпанного “моётом” мундира приходится отвечать всем.

– Если посмотреть на историю, то похожая ситуация была и в других странах. В США, которые сегодня являются эталоном менеджмента, где есть кодексы, традиции, отношение общества в прошлом к управленцам было такое же, как сейчас у нас, – говорит политолог Досым САТПАЕВ. – В Америке была пословица: “Не спрашивайте, как я заработал свой первый миллион, спросите, как я заработал остальные деньги”. Сегодня она актуальна на всем постсоветском пространстве. После развала Союза был и криминал, и прихватизация, всё это заставило воспринимать власть и бизнес как партнеров в очень негативном ключе. Это психологическая составляющая. Считается, что на вершине оказались те, кто был более циничен, прагматичен.

Что касается квазигосударственного сектора, то это большая порочная практика. По содержанию они как бы государственные структуры, но по форме должны были помогать созданию рыночной экономики в стране. На деле же многие из них мешают создавать конкурентную среду в стране. Я бы даже не назвал их управленцев топ-менеджерами, это назначенцы. Настоящие менеджеры должны уметь зарабатывать и креативить идеи, для меня это Билл Гейтс, Илон Маск. У нас таких людей в квазигосударственном секторе нет. Они всегда знают, что в случае чего им поможет государство, есть финансовая подушка.

Если жить в таких тепличных условиях, то и мозги начинают заплывать жиром. Они считают, что нет необходимости что-то менять, главное – оставить всё как есть.

Была создана система корпоративного управления в стране. Получилась в результате коллективная безответственность. Огромные их зарплаты при этом не соответствуют КПД. Потому что никто не ведет контроль этого самого КПД. Нет сторонних наблюдателей, чтобы могли оценить их работу по факту. Многие бюджеты закрыты. Всё начинает вылезать только после крупных коррупционных скандалов.

Но ситуация все-таки может измениться, считает социолог Айман ЖУСУПОВА.

– Социальные сети – это феномен, который позволит много что сделать, – говорит она. – Население более пристально сейчас следит за действиями управленцев, и им придется доказывать на деле, что они соответствуют тому месту, которое занимают. История с директором ФОМС – это яркий пример новых трендов.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи