Опубликовано: 30900

Что распределяет KEGOC: электроэнергию или деньги среди своих топ-менеджеров?

Что распределяет KEGOC: электроэнергию или деньги среди своих топ-менеджеров?

В стране утвердили предельные тарифы на электроэнергию, что неизбежно повлечет за собой рост цен за киловатт для рядового потребителя. Между тем Счетный комитет нашел нарушения в деятельности компании, управляющей электрическими сетями, KEGOC, а эксперты уверены, что роста тарифов можно было бы избежать, если навести порядок на самом первом этапе “электрической цепочки” – в энергопроизводящих компаниях.

Как KEGOC “потерял” 11 миллиардов?

Статья “KEGOC, который сам себя удовлетворяет”, опубликованная в “КАРАВАНЕ”, № 22 от 12 июня с. г., нашла неожиданное продолжение. Напомним, мы рассказали о том, что компания, управляющая электрическими сетями, говорила о неизбежном росте тарифов. Мы детально изучили, сколько денег компания тратит, и поставили вопрос: можно ли сократить эти расходы, вместо того чтобы лезть в карман рядового потребителя? Также задали вопрос об огромных вознаграждениях топ-менеджерам, тратах на всевозможные консультации, услуги и о миллиардах, которые ежегодно уходят на компенсацию технологических потерь. Неминуемое повышение тарифов: как KEGOC себя удовлетворяет за наш счет

На наш официальный запрос KEGOC прислал ответ о том, как он пытается сокращать расходы, бережет каждую копейку потребителя, а многомиллионные “технологические потери” назвал оптимальными для условий Казахстана.

Но именно здесь, как мы и подозревали, могут таиться сюрпризы. На днях мы получили данные от Счетного комитета, который провел масштабную проверку. Так, выяснилось, что за период 2017–2018 годов у KEGOC был выявлен ряд нарушений.

– Счетный комитет провел государственный аудит в части исполнения тарифной сметы и выявил, что в 2017–2018 годах неисполнение сметы по статье затрат “Технологический расход электроэнергии (потери)” составило в общей сумме 11 163,1 миллиона тенге.

Куда они делись? На что были потрачены или сэкономлены? А может, временно размещены на депозитах? Сумма очень внушительная.

Известно, что KEGOC активно управляет “свободными” деньгами, имея вклады в разных банках второго уровня.

Проценты с депозитов – это уже прибыль, полученная от “непрофильной деятельности”, а судьба у таких доходов – особенная. Чем выше непрофильный доход – тем круче вознаграждения топ-менеджеров. В голове появляются самые разные версии о судьбе 11 миллиардов тенге. Надеемся, что KEGOC расскажет потребителям об этом, а мы обязательно опубликуем этот отчет в следующих номерах.

Пока же технологические потери остаются одной из самых тяжелых статей расходов компании. Согласно данным годового отчета, размещенным на KASE в 2018 году, для компенсации технологического расхода (потери) и на хозяйственные нужды компанией было потрачено 20 362,5 миллиона тенге. А в 2017 году – чуть меньше: на 2 134,486 миллиона тенге. Это подобие “черной дыры” в тарифной смете, высасывающей с потребителя миллиарды. На наш вопрос, за чей счет происходит оплата технологических потерь, KEGOC ответил:

“Расходы на технологические потери оплачиваются потребителем услуг по передаче электрической энергии, так как в соответствии с особым порядком формирования затрат данные расходы включены в тарифную смету на услугу по передаче электрической энергии”.

До тех пор, пока за всё платит потребитель и эти “потери” никак не влияют на вознаграждения топ-менеджеров, говорить о стимуле к снижению не приходится.

Золотые консультации и тренинги

Еще одно нарушение, которое выявили эксперты Счетного комитета, связано с “административными расходами”. В 2018 году КЕGОС потратил на эти нужды, согласно данным финансового отчета на KASE, 14 937 698 тысяч тенге. Более подробно эти траты выглядят так: 199 922 тысячи тенге – за консультационные услуги, 150 695 тысяч тенге – на содержание совета директоров, 146 804 тысячи составили командировочные расходы, 116 953 тысячи тенге ушло на тренинги, “прочие” статьи расходов составили 1 009 501 тысячу тенге.

– В 2017–2018 годах KEGOC было допущено включение в тариф затрат, не относящихся к оказанию регулируемых услуг. А именно: обучение административно-управленческого персонала, закупка консультационных, аудиторских, информационных, юридических услуг на сумму 106,3 миллиона тенге, – сообщили нам в Счетном комитете. – По указанным фактам поручено принять меры Антимонопольному комитету.

Мы связались с комитетом по регулированию естественных монополий МНЭ РК. Там сообщили, что ведется большая работа по всем фактам, которые выявил Счетный комитет.

Предстоит выяснить судьбу 11 миллиардов тенге “потерь” и других трат, которые оплатили потребители из своего кармана. По результатам будет рассчитан новый временный тариф.

Но потребителю едва ли светит ощутить эти “минусы” в тарифе, с учетом того, что грядет значительное повышение цен на электроэнергию.

Лазейка для роста тарифа

С 1 июля в стране были утверждены новые предельные тарифы на электрическую энергию для энергопроизводящих компаний. Приказом министра энергетики был утвержден план на 5 лет вперед. Из 44 компаний, которые производят электроэнергию, 34 было разрешено увеличить тариф. В министерстве энергетики пояснили, что таким образом им удастся сохранить порядка 27 тысяч рабочих мест. Но какой ценой? В среднем, по словам экономиста Петра СВОИКА, тарифы выросли на 16 процентов, это значит, у конечного потребителя ровно на столько они вырастут автоматически. Что по цепочке повлечет рост цен практически во всех сферах жизни.

При этом Антимонопольный комитет разводит руками: сдержать рост тарифа для конечного потребителя он не сможет. Рост тарифа происходит на уровне энергопроизводящих компаний. Которые не являются субъектами естественной монополии и работают в условиях рынка. Однако этот рынок весьма специфичен.

Петр Своик требует пролить свет на оптовый рынок электроэнергии и на деятельность электростанций.

Само понятие “предельный тариф” позволяет энергопоставляющим компаниям продавать электричество по разным ценам. Кому и за сколько? Это уже коммерческая тайна.

Другая проблема – это слишком тесные связи в цепочке электроэнергетики страны. Ранее специалисты комитета по защите и развитию конкуренции министерства национальной экономики высказывали мнение, что рынок электрической энергии на самом деле сегодня вертикально интегрированный, аффилированный между производящими, энергопередающими и энергоснабжающими организациями. На 4 крупнейших производителей электроэнергии страны приходится 67 процентов энергии. Экибастузские ГРЭС-1, -2 на 100 процентов с 2014 года принадлежат АО “Самрук-Энерго”, которое является портфельной компанией “Самрук-Казына”, KEGOC на 90 процентов плюс одна акция принадлежит тому же “Самруку”. Выходит, что правая рука закупает у левой? Вот такие рыночные отношения. То же касается ГЭС Восточно-Казахстанской области, городских ТЭЦ в Алматы и Нур-Султане. Эти титаны электроэнергетики на самом деле не такие уж и частники, если разобраться. И тарифы, которые сегодня так рьяно растут у энергопроизводящих компаний якобы в условиях рыночной экономики, вызывают массу вопросов…

Возможно, министерство энергетики даст пояснения, по какой причине идет такой огромный рост тарифов у энергопроизводящих компаний?

Наибольшее повышение тарифа на электроэнергию для рядовых потребителей в этом году было отмечено в Западно-Казахстанской области – на 16,3 процента, в столице – на 10 процентов, в Алматы – на 7,6 процента. Но этот рост тарифов покажется лишь тренировкой перед большим прыжком, который нам предстоит пережить уже в ближайшее время. И это будет прыжок в пропасть. Платежеспособность населения настолько снижена из-за кризиса, что вместо планов собрать с народа как можно больше деньжат энергетики рискуют нарваться на каскад неплатежей.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

непобедимая 13 июля

Информация для счетного комитета на 1млрд. 200 млн. тенге. Поинтересуйтесь пжт тарифной сметой на производство электроэнергии производителя ТОО "Маэк-Казатомпром", г. Актау. В этой смете предусмотрены были расходы на содержание атомного реактора БН-350 в размере 1.200 млн.тенге. На 2020 год этому ТОО за счет фонда Самрук Казына выделены эти 1.2 млн. тенге на содержание АР БН-350. Но при этом предельный тариф на производство электроэнергии не только не уменьшили, но даже увеличили! Министерство энергетики совсем страх потерял,бессовестно пользуясь правом утверждения тарифов для производителей электроэнергии. Кто положит конец этому беспределу?

непобедимая 13 июля

Информация для счетного комитета на 1млрд. 200 млн. тенге. Поинтересуйтесь пжт тарифной сметой на производство электроэнергии производителя ТОО "Маэк-Казатомпром", г. Актау. В этой смете предусмотрены были расходы на содержание атомного реактора БН-350 в размере 1.200 млн.тенге. На 2020 год этому ТОО за счет фонда Самрук Казына выделены эти 1.2 млн. тенге на содержание АР БН-350. Но при этом предельный тариф на производство электроэнергии не только не уменьшили, но даже увеличили! Министерство энергетики совсем страх потерял,бессовестно пользуясь правом утверждения тарифов для производителей электроэнергии. Кто положит конец этому беспределу?