Опубликовано: 670

Казахстанские птицеводы не смогли воспользоваться шансом, чтобы накормить страну и стать королями рынка

Казахстанские птицеводы не смогли воспользоваться шансом, чтобы накормить страну и стать королями рынка Фото - Тахир САСЫКОВ

Яйца будут дорожать. Мясо птицы тоже.

Казахстанские птицеводы не смогли воспользоваться шансом, чтобы накормить страну и стать королями рынка.

Последние годы производство яиц и мяса птицы было самой стабильной отраслью в животноводстве. У всех рост поголовья на 10 процентов – это что-то запредельное, у птичников – да, пожалуйста! Точно такими же темпами растет и производство мяса и яиц.

Государство поддерживало производство. Птица всегда была дешевым видом мяса, которым можно накормить народ. На каждое яйцо минсельхоз платил 3 тенге субсидий. На каждый килограмм мяса – 80 тенге.

По итогам 2019 года казахстанские птицефабрики произвели 230 тысяч тонн мяса и 5,6 миллиарда яиц. Это значит, что мы вышли на уровни продовольственной безопасности. А по яйцу – на полное самообеспечение. Более того, лишнее яйцо продавали на экспорт – в Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Россию.

Карантин мог бы стать шансом для казахстанских птицеводов вытеснить с рынка всех конкурентов. Из-за закрытых границ, проверок и санкций доставка импорта в Казахстан резко усложнилась и, главное, подорожала. Рост расходов привел к росту конечных цен на импортное мясо. Если бы тут подсуетиться, то одна мечта правительства уже сбылась бы – по одному виду мяса мы бы выполнили задачу по продовольственной безопасности. Но не случилось.

В районе эпидемия

С 9 сентября по 4 октября 3 птицефабрики в 2 областях на севере страны из-за эпидемии птичьего гриппа потеряли сразу 1,3 миллиона голов. Это 3 процента от всей птицы в стране. Как бы не так много. Однако ущерб на самом деле больше, так как пали в основном несушки. Это значит, что яиц в стране станет меньше.

– По яйцу у нас будет недопроизводство в 1 миллиард штук, – рассказал “КАРАВАНУ” глава Союза птицеводов Казахстана Руслан ШАРИПОВ. – В итоге будет 4,5 миллиарда. В прошлом году мы получили 5,6 миллиарда штук. Но даже при этом я думаю, что яйца нам хватит. К нам на рынок могут свободно зайти производители из России и Беларуси. Запад они, вероятно, закроют.

Пока Северо-Казахстанская и Костанайская области закрыты на карантин по птичьему гриппу. В нормальном режиме предприятия начнут работать только в ноябре, с первым снегом и наступлением холодов.

– Есть в этой вспышке и наша вина. В Казахстане птичьего гриппа не было давно. Последний раз это случилось в 2005 году в Акмолинской области. Птицефабрики эта беда не затронула. Вот мы и успокоились, – признается президент союза. – По ветеринарным правилам, вся птица, принадлежащая населению в радиусе 20 километров вокруг птицефабрики, обязательно прививается. При этом руководство предприятия само определяет, прививает оно свое пого­ловье или нет.

Хлеба и зрелищ

– В прошлом году мы покупали пшеницу по 58 тысяч тенге за тонну. Цена этого года – 85 тысяч. Нам продадут уже за 90 тысяч. При этом затраты на корма составляют 70 процентов в цене мяса и яйца. Как вы думаете, насколько вырастет в цене наш товар в итоге? – размышляет глава северо-казахстанской птице­фабрики “Адель Кус” Игорь ТИЩЕНКОПойдет под нож: производство яиц в Казахстане может резко сократиться

В комбикорме пшеница занимает только 65 процентов. До 20 процентов – шрот. 10 процентов – известняк, остальное это премиксы и высокобелковые добавки. Шрот подсолнечника фабрика в прошлом году покупала по 60 тысяч тенге за тонну, соевый шрот – по 120 тысяч тенге, премиксы – около 300 рублей за килограмм. В этом году шрот подсолнечный стоит, как пшеница – 90 тысяч тенге за тонну, шрот соевый – 215 тысяч, премиксы – 500 рублей. Причина простая: в Германии встал завод. Якобы из-за карантина. По­этому цены выросли почти в 2 раза.

– Другой фактор, который никто не учитывает, – рассказывает Игорь Тищенко, – яйцо – товар сезонный. Летом спрос падает – соответственно, цена падает. Зимой человек ест больше белковой пищи, поэтому цена на яйцо растет. Колебания очень большие, так как летом идет перепроизводство яйца. Четыре месяца в году птицефабрики продают товар себе в убыток. В июле некоторые производители отдавали яйца по 150 тенге за десяток. При этом фабрике он стоил 230 тенге. Это 80 тенге убытка. Но об этом почему-то никто не говорит.

Весной, когда цены пошли вниз, несколько птицефабрик забивали свое стадо, так как не было денег, чтобы содержать тысячи животных.

Спрос начинает восстанавливаться в августе – сентябре. Это заставляет поднимать цену. С точки зрения обычного покупателя это выглядит как рост. Причем очень большой, почти на половину от летней цены.

– Сегодня мы продаем десяток яиц 1-й категории по 280 тенге. На прилавке он стоит уже 300–310 тенге, – говорит глава птицефабрики. – Это позволяет нам получать хоть какую-то прибыль.

Продай слона

Другая причина – непонятная система субсидирования производства продуктов питания. Субсидии не заставляют производителей покрывать все потребности страны в продуктах питания. В списке на субсидирование напротив товарной позиции всегда может появиться черная метка – звездочка. Это означает, что по этой позиции мы обеспечиваем себя сами или подходим к этому рубежу. Поэтому надо снимать субсидии. К чему это приводит? К тому, что производителям невыгодно насыщать рынок полностью. Надо непременно оставить щелочку для импорта. Пусть будет 5–10 процентов. Главное – субсидии останутся.

В начале декабря 2019 года министр сельского хозяйства Сапархан ОМАРОВ доложил о новых подходах государст­венной поддержки агропромышленного комплекса. В программу развития АПК на 2017–2021 годы внесли изменения. Из 19 социально значимых товаров по 6 еще нет импортозамещения, поэтому все средства МСХ предложило кинуть на их производство. Соответственно, исключить из списка субсидируемых те товары, которые мы производим в достаточном количестве.

“Мы сначала отказались от субсидирования зерновых, затем масличных и овощебахчевых культур. Теперь планируем исключить субсидии на мясо КРС, яйцо, кумыс и шубат, рис, хлопок, поскольку по этим товарам имеется уровень самообеспеченности”, – сказал министр.

Остров Казахстан

Руководитель одной из пострадавших птицефабрик СКО выехал в Россию за племенными цыплятами, чтобы восстановить стадо. Но вот проблема: когда ему разрешат завезти животных в Казахстан?

Из-за пандемии по ковид республика превратилась в остров, куда не поступает импорт, необходимый для производства продуктов питания внутри страны.

– Я 12 лет возглавляю Союз птицеводов и на каждом собрании говорю, что нам нужен свой племенной репродуктор первого порядка, – говорит Руслан Шарипов. – Мы пришли к тому, что у нас нет ничего для развития птицеводства. Кроме зерновой части.

В Казахстане нет своего племенного стада. Нет своей породы, которую мы выращиваем от и до в своей стране. Вся отрасль, так или иначе, зависит от импорта птицы. Из России, Венгрии или Европейского союза. Полная обеспеченность яйцом Казахстана лежит на импорте племенных цыплят.

Чтобы создать репродуктор, нужно решение правительства и помощь государства. В России, когда страна встала перед угрозой санкций, приняли федеральную программу и создали сразу 5 репродукторов. Плодами этой работы мы сейчас и пользуемся. Заодно повышая экономическую эффективность российских конкурентов.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи