Опубликовано: 220

Крематории Северного Казахстана не успевают сжигать горы птичьих трупов

Крематории Северного Казахстана не успевают сжигать горы птичьих трупов Фото - Здоровую птицу пытаются спасти прививками. Пернатые не против. Фото Инны ЛОПАТКО

Птичий грипп свирепствует в Северном Казахстане. Ежедневно здесь погибают десятки тысяч птиц. Официальное число пернатых жертв перевалило за 200 тысяч. Ситуацию с птичьим гриппом в регионе уже оценили россияне. Россельхознадзор с 25 сентября запретил ввоз мяса птицы и продукции птицеводства из Северо-Казахстанской области Казахстана. Объяснили

запрет ухудшением эпизоотической обстановки в регионе по высокопатогенному гриппу птиц.

Львиная доля трупов – куры птицефабрики в ауле Бесколь. Здесь подтвердили потери – 183 тысячи несушек. 17 тысяч кур, уток, гусей и индо-уток потеряли частные подворья. С шокирующей скоростью растет и число сел, закрытых на карантин. Их уже 29.

– Гусь стал меньше умирать. Но это потому, что уже основное поголовье погибло, теперь потери малы на фоне общего числа. Зато бройлеры начали активнее болеть, по 30–40 штук каждые сутки падеж. Утка до сих пор держалась, было ощущение, что она даже переболела и выздоровела. Но, похоже, нет, начинаются симптомы недомогания, – рассказывает птицевод Александр ЗАСЫПКИН из села Якорь о последних часах жизни своего пернатого хозяйства. – Я готов к этому. Такая практика борьбы с этим вирусом по всему миру. Ничего не поделаешь. Жду специалистов по изъятию и уничтожению. Нужно уже думать о будущем.

Постановление комитета ветеринарного контроля и надзора об изъятии и уничтожении птицы вынесло смертный приговор всем птицам в хозяйствах, где зафиксирована эпидемия.

А вот Нина ШАБАНОВА, управляющая птицеводческим хозяйством в селе Красный Яр, когда специалисты республиканского противоэпизоотического отряда прибыли в ее хозяйство изымать мертвых и умерщвлять живых лебедей, не смогла сдержать слез. Женщина, которая называла птицу детьми, боролась с болезнью за каждого из них, теперь забилась в угол птичника и, сдерживая боль, ведет подсчет тех, кого забрали. Произойдет ли рост цен на курятину и яйца после вспышки птичьего гриппа

Бойцы отряда загнали белоснежных красавцев в тесный загон, они кричат и пытаются бежать. Берут по одному, ставят уколы – и всё. Птицы умирают сразу. Трупы уносят в большегруз. Это называется бескровное умерщвление. Птицеводов успокаивает лишь то, что ветеринары избавили их от долгих мучительных ожиданий, и теперь все документы для получения компенсации в порядке.

Ветеринары отмечают, что североказахстанцы оказались дисциплинированными. Люди не выпускают птицу из сараев и следят за ее состоянием. Такая позиция людей позволила дать надежду тем пернатым, которым посчастливилось клюв к клюву не встретиться с инфекцией.

– В тех хозяйствах, где не было падежа, птицу держат в закрытых помещениях. Мы пока не изымаем живую птицу. Наблюдаем за ней. Если и дальше она будет здорова, то получит прививки, – говорит Марат ИБРАЕВ, руководитель территориальной инспекции Комитета ветеринарного контроля и надзора МСХ РК.

Крематории завалены трупами

Мертвые птицы стали настоящей проблемой региона. Круглосуточно работают все 13 крематориев районных ветстанций. В регионе сутками напролет работает и самая мощная в стране трупосжигательная печь. Передвижной крематорий прибыл в СКО вместе со специалистами республиканского противоэпизоотического отряда. Этот агрегат сделал остановку на территории птицефабрики в ауле Бесколь.

– Он трехтонник. Три тонны биологических отходов сжигает в час. Перед работой его прогревают до 600–700 градусов, потом ведется закладка. Безотходный процесс. Получается пепел, который можно использовать как удобрение, – начинает экскурсию Файзул БЕГЕНОВ, главный специалист республиканского эпизоотического отряда.

Мощь печи впечатляет. Крышка автоматически отъезжает, и трупы птиц сюда грузят специальным погрузчиком. Из двух огромных труб валит дым, который виден издалека.

Гора птичьих останков смердит до тошноты. Берик АЛЬЖАНОВ, главный ветеринар СКО, рассказывает, что пришлось открыть новый скотомогильник.

– Ввиду того, что здесь очень большой объем подлежащей уничтожению птицы, был отведен земельный участок на территории, ранее выделенной под скотомогильник. Ветеринарные, санитарные правила предусматривают утилизацию трупов птицы в ямах путем сжигания.

Самый мощный крематорий не успевает сжигать трупы

Самый мощный крематорий не успевает сжигать трупы

Главный ветврач региона отмечает: после того как на новом скотомогильнике закончат жечь птицу, здесь всё продезинфицируют и законсервируют. Скотомогильник расположен неподалеку от Бесколя и самой птицефабрики.

Нуржан ШАРИПОВ, руководитель Североказахстанского филиала Республиканского эпизоотического отряда, говорит, сжигать трупы здесь – спасение, иначе инфекция будет распространяться.

И хочется и колется

Вся надежда на прививки. В первую очередь вакцинируют здоровую птицу в селах, которые находятся в радиусе 20 км от очагов инфекции и где есть водоемы. Всё потому, что ветеринары уверены: вирус переносят дикие пернатые. А сейчас самый пик их осенней миграции.

– Боялись утром в птичники заходить. Так и ждешь, что вот-вот и наши начнут погибать. Сегодня прививки всем птицам поставили. Хоть не так страшно спать ложиться теперь. Есть надежда, что утром в сарае все будет хорошо, – радуются жители села Петерфельд, где боятся, что зараза доберется из соседнего Якоря.

Интересную картину я увидела во время вакцинации в местных подворьях. Местные гуси, похоже, тоже довольны заботой ветеринаров. Завидев журналистов, гуси начинают шипеть и бросать на нас грозные взгляды. А вот бригаду врачей с прививками встречают иначе. Никаких претензий, что зашли на их территорию. Больше того, не противятся уколам, а после них и вовсе ликуют на глазах у хозяев.

Борьба за жизни оставшихся в живых пернатых продолжается.

СЕВЕРО-КАЗАХСТАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи