Опубликовано: 1900

Пойдет под нож: производство яиц в Казахстане может резко сократиться

Пойдет под нож: производство яиц в Казахстане может резко сократиться

Эксперты говорят о падении на треть уже к лету. Часть птицефабрик уже начала забивать свои стада. Другие подошли к грани выживания.

– С декабря у меня на фабрике ситуация – предбанкротная. За 2017 год я не получил субсидии за один месяц. В 2018 году – за 3,5, в прошлом году – за полтора месяца. Почему так – никто нам не объясняет, – рассказал “КАРАВАНУ” Ондасын ТЛЕУЛИЕВ, генеральный директор ТОО “Алсал Казахстан” – птицефабрики в Алматинской области. – В этом году мы работаем в минус. Сейчас у нас себестоимость – 26 тенге, а цена реализации – 23 тенге. Как мы можем выжить?

Уровень самообеспеченности

Размер субсидий был относительно невысок – 2,5–3 тенге на яйцо. Но если фабрика производила 100 миллионов яиц в год, то она получала 250–300 миллионов тенге в год. Очень неплохая помощь в работе. Благодаря этому казахстанские птицефабрики сумели вытеснить с рынка российских, украинских и белорусских производителей. Если бы субсидии сохранили, то успех был бы закреплен, считают специалисты.

В начале декабря 2019 года министр сельского хозяйства Сапархан ОМАРОВ доложил о новых подходах государственной поддержки агропромышленного комплекса. По его словам, в программу развития АПК на 2017–2021 годы были внесены изменения для лучшего насыщения внутреннего рынка отечественной продукцией. Из 19 социально значимых товаров по 6 еще нет импортозамещения, поэтому все средства МСХ предложило кинуть на их производство. Соответственно исключить из списка субсидируемых те товары, которые мы производим в достаточном количестве.

“Мы сначала отказались от субсидирования зерновых, затем масличных и овощебахчевых культур. Теперь планируем исключить субсидии на мясо КРС, яйцо, кумыс и шубат, рис, хлопок, поскольку по этим товарам имеется уровень самообеспеченности”, – сказал министр.

У МСХ тоже есть свои претензии к птицеводам. За 8 месяцев 2019 года Казахстан экспортировал 306 миллионов штук яиц. На каждое из них была получена субсидия, как было сказано выше, в 3 тенге, а значит, что бюджет страны передал зарубежным потребителям почти миллиард тенге.

Союз птицеводов уже провел ряд встреч с министром. Однако Сапархан Омаров считает, что субсидии яичным птицефабрикам не нужны. У них основание одно: в Казахстане – перепроизводство. Но никто не задавался вопросом о себестоимости яйца.

Что же пошло не так?

Ситуацию усложняет запутанная система взаимоотношений между оператором госпрограммы – министерством сельского хозяйства, и органами, которые регулируют выдачу субсидий, – областными акиматами. Предприятие обращается в МСХ за разъяснениями – курирующий департамент переадресует его в акимат. Тот, в свою очередь, отписывает на МСХ. В итоге непонятно, кто конкретно ведет программу, кто платит деньги и кто несет ответственность за ее реализацию.

– Проблема не в том, что субсидии отменили, а в том, как это сделали. Внезапно! – поделился своим мнением с “КАРАВАНОМ” Александр ПРЯДКО, учредитель ТОО “Алекри” (Северо-Казахстанская область). – Никто этого не ожидал. Год назад была принята программа на 2019–2021 годы по субсидированию птицефабрик.

Владельцы предприятий, увидев этот документ, начали расширять производство. Для этого взяли кредиты на закупку оборудования. Кто-то влез в стройку, зная, что будет поддержка. И года не прошло – программу отменили.

Результаты такого решения уже есть. По словам Александра Прядко, одна из птицефабрик Северного Казахстана совсем скоро может объявить себя банкротом, так как прекратила выпускать продукцию. Другая, по тем же причинам, дает продукции в разы меньше своей мощности.

Ценой – по яйцам

Отмена субсидий сама по себе не так критична. Но это решение наложилось сразу на два фактора: рост цен на корма и ограничение розничных цен на социально значимые продукты питания.

– На данный момент закупочная цена зерна – более 90 тысяч тенге за тонну. По осени мы закупали еще по 55 тысяч. В бюджете мы планировали цену зерновых не больше 65 тысяч тенге. Даже Продкорпорация сейчас может продать нам фуражное зерно только за 89 тысяч. С учетом транспортировки – 95 тысяч тенге. Это просто сумасшедшая цена. Ситуация по жмыхам, шротам, ветеринарным препаратам такая же из-за роста доллара, – продолжает Александр Прядко. – У меня пока всё не так печально. Больше половины зерновых в кормах я обеспечиваю своими посевами. Но теперь мне придется рассчитывать только на свою кормовую базу. Старых запасов хватит до июня. Это значит, что придется уменьшать поголовье. И летом цена у меня вырастет.

Свою ошибку сделали и акиматы. Для регулирования цены они взяли базовые данные, которые сложились на местных рынках до начала карантина.

Но в каждом регионе страны сформировались слишком разные розничные цены на яйцо. В Алматы – 370 тенге за десяток, в Нур-Султане – 351 тенге, в Шымкенте – 310, в Караганде – 280, в Костанае – 266, в Петропавловске – 245 тенге.

– Акимат говорит, что торговля имеет законное основание закладывать в цену маржу в 20 процентов. То есть торговля не может поступиться своей прибылью, а производители могут? Ведь получается, что мы должны отдать им яйцо по 200 тенге. Где логика? – возмущается Александр Прядко. – Если сейчас по новым ценам закупать фураж и ветпрепараты, то стоимость десятка яиц будет 247 тенге. Если бы мы по такой цене продавали, тогда в торговле цена должна составить 290–310 тенге.

Доступ на рынок городов, в принципе, открыт для всех птицефабрик страны, независимо от их расположения. При таком раскладе все производители кинутся в столицы, чтобы получить хоть что-то. Местным же рынкам достанутся остатки.

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

Такой знакомый дефицит

Другие предприятия уже начали резать птицу. ТОО “Когер ЛТД” в Алматинской области сократило поголовье с 2 миллионов до 900 тысяч кур-несушек. В ТОО “Ломанн Жетiсу” рассказали “КАРАВАНУ”, что буквально две недели назад они отправили на забой племенное стадо в 45 тысяч голов.

– Мы покупаем суточного племенного цыпленка за 5,3 евро. Но его нужно вырастить, провести ряд вакцинаций и дезинфекций, кормить. Сейчас я понимаю, что это нерентабельно. Стадо пошло под нож, – рассказала “КАРАВАНУ” Светлана ИВАНОВА, исполнительный директор ТОО “Когер”. – До закрытия границ и объявления пандемии 50 процентов – это более 1 миллиона голов, выведенных нашим племенным хозяйством суточных цыплят – уходило на экспорт в Таджикистан и Кыргызстан. К сожалению, сейчас границы закрыты, а на внутреннем рынке мы неконкурентоспособны по цене с российскими племенными хозяйствами, которые поставляют цыплят нашим птицефабрикам.

Усугубляет положение странная политика МСХ. Мы неоднократно обращались туда с просьбой пересмотреть правила субсидирования в пользу поддержки отечественных племенных хозяйств. Но все наши попытки тщетны. В правилах субсидирования указано, что получить дотацию в 60 тенге на цыпленка может птицефабрика, купившая суточную курочку от племенного стада, зарегистрированного в Казахстанской племенной палате птицеводов. Многие племенные хозяйства Российской Федерации зарегистрировали там свои стада, которые они содержат на птицефабриках в РФ.

И получается, что наша страна выдает дотации на всех цыплят – и завезенных из России, и произведенных в Казахстане. Возникает вопрос, а где же поддержка отечественного производителя?

Конечно, нам по цене сложно конкурировать с российскими фермерами. Вот и не остается ничего другого, как сокращать объемы производства.

По прогнозам участников рынка, уже к лету цена на яйцо может вырасти из-за дефицита предложения. При том что это сезонный товар: летом обычно на рынок выходят частные хозяйства. А уже к осени на рынок вернутся российские и белорусские производители.

Алматы

Что для Вас означает 9-е мая?

  • 1. Всеобщий день траура по погибшим в ВОВ

    379
  • 2. День Победы Советского народа над немецко-фашистскими захватчиками

    2804
  • 3. Окончание второй Мировой войны

    172
  • 4. Нерабочий день в мае

    154
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 3509

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи