Опубликовано: 15900

Как миллиарды срываются с удочки, или Кто ловит рыбу в мутной воде

Как миллиарды срываются с удочки, или Кто ловит рыбу в мутной воде Фото - Назгуль АБЖЕКЕНОВА

Станет ли Казахстан рыбной державой?

Пока отдельные инспекторы не могут отличить воблу от леща, незаконный оборот рыбной продукции в Казахстане составляет две трети от общего рынка, а это свыше 34 миллиардов потерянных тенге ежегодно.

Маркируйте лосося!

Исполнительный директор ОЮЛ “Ассоциация рыбных хозяйств – BD” Нуржан ЖУМАГАЛИУЛЫ вместе с коллегами о проблемах рыбной отрасли заявляет с 1991 года.

– Со времени обретения Казахстаном суверенитета у нас не было программного документа по развитию рыбного хозяйства, вопросы отрасли рассматривались по остаточному принципу. На последнем совещании в конце февраля у премьера в Атырау мы представили свое видение решения проблем. Во-первых, необходимо ввести эффективные меры с теневым оборотом рыбы и рыбной продукции, на которую приходится до 70 процентов от общего рынка. Если официальный улов ежегодно составляет порядка 40–50 тысяч тонн, то незаконный – примерно в три раза больше (по другим оценкам, он доходит до 190 тысяч тонн), – утверждает эксперт.

По мнению профессионального сообщества, ключевое решение вопроса с нелегальным рынком – в цифровизации отрасли.

– Нужна маркировка рыбной продукции, причем делать это должны отраслевые ассоциации под контролем госорганов. Если этим будут заниматься сами госорганы, это чревато волокитой и коррупцией, ведь ежегодные обороты рыбной продукции и переработанного сырья в Казахстане – порядка 100 миллионов долларов, а чиновнику только дай соприкоснуться с этими моментами, – говорит представитель “Ассоциации рыбных хозяйств – BD”.

Голубые патрули и китайские сети

Вторая острая проблема – массовое браконьерство, с которым, на взгляд экспертов, уполномоченный орган уже не справляется.

– На протяжении нескольких десятилетий мы не видим результативности этой борьбы. Наоборот, по мере роста потребления рыбы внутри страны и за рубежом обороты незаконного лова увеличиваются, – говорит Нуржан Жумагалиулы. – Помочь могло бы активное привлечение гражданского населения, его участие в рейдах. Там, где инспекторы порой могут закрыть глаза на нарушения, не договорить, не доложить, общественники, как раньше “зеленый” и “голубой” патрули, дружинники, будут эффективно противостоять этому злу.

Президент Федерации спортивного рыболовства РК Роман БОТАБЕКОВ продолжает тему:

– Раньше любой гражданин имел право поехать в любой водоем и выловить до пяти килограммов рыбы. А сейчас водоемы на резервные и нерезервные поделили. Ты должен пойти поклониться рыбопользователям, а они вместо того, чтобы промысловое рыболовство развивать, вот такие цены ставят. И старики, дети не у дел оказываются.

В это же время браконьеры черпают рыбу из водоемов запрещенным электротоком, китайскими сетями. Мы догоняем их, бывают и перестрелки, в органы сдаем, откуда браконьеры благополучно исчезают, прихватив с собой электроудочки, сети и прочие орудия незаконного лова. Инспекторская служба не борется с ними должным образом, значит, ответственных за эту работу устраивает такой статус-кво, ведь в мутной воде всегда можно выловить рыбку?..

Справка “КАРАВАНА”

Общий объем рынка рыбы и рыбной продукции Казахстана составляет порядка 66 тысяч тонн. Структура рынка: рыболовство – 45 тысяч тонн; рыбоводство – 7,4 тысячи тонн; экспорт – 30 тысяч тонн; импорт – 43,5 тысячи тонн. (По данным министерства экологии, геологии и природных ресурсов)

Кстати, о мутной воде. В прошлом году инспекторы Комитета лесного хозяйства и животного мира минэкологии (именно за ним закреплен госконтроль и надзор в области рыбных ресурсов) составили 6 609 административных протоколов на нарушителей, изъяли более 79 тонн рыбы, в том числе 736 килограммов осетровых, более 7 тысяч сетей, 2 тысяч штук петель и другие орудия лова, 83 транспортных и 283 плавательных средства.

– Несмотря на действующий запрет на использование и реализацию сетей китайского производства, наши водоемы сплошь в этих сетях, которые разлагаются десятки, а то и сотни лет. Попадая на дно, эти сети рвутся, но продолжают ловить всю живность – мелкую, большую, приводят к гибели рыб и других обитателей водного мира. А под Алматы эти сети не только продают, но и производят! Это уже вопрос к полиции, – говорит исполнительный директор "Ассоциации рыбных хозяйств – BD".

Что вобла, что лещ

Третья проблема, на которой акцентируют внимание эксперты, – кадровая. Мелкая рыбешка – большие проблемы: что творится в самом депрессивном поселке Казахстана

– У нашей ассоциации сложился хороший диалог с профильными министерством и комитетом, а когда в областные инспекции обращаемся – они не хотят с нами работать. По Алматинской, Туркестанской, Восточно-Казахстанской, Атырауской областям такое ощущение, что инспекторы никому не подчиняются, – заявляет Нуржан Жумагалиулы.

– Более того, в Алматинской области инспектор, до этого проработавший лесником, не знает, как подойти к рыбе, не может воблу от леща отличить! Последняя аттестация была четыре года назад, и ее прошли те инспекторы, которые даже административный протокол и постановление о привлечении к ответственности не могут правильно заполнить. С тех пор прошло много событий, погибли егеря, и необходима внеочередная аттестация госинспекторов по охране рыбных ресурсов и животного мира, с привлечением экспертов и общественности.

Промысел под вывеской ННН

И.о. исполнительного директора Ассоциации “КазахРыбХоз” Серик ТИМИРХАНОВ в вопросах отрасли – как рыба в воде, посвятил этому делу более 40 лет. И разделяет тревоги коллег, как и поддерживает их предложения.

– У неучтенного оборота рыбной продукции есть как минимум три источника: наряду с незаконным ловом это неучтенный импорт-экспорт и аквакультура. Плюс большая проблема: в стране практически не развито спортивно-любительское рыболовство (СЛР). Необходимо разработать Правила СЛР, определить места на каждом водоеме и создать инфраструктуру под нужды СЛР, а также ввести рыболовный минимум, – считает Тимирханов.

Эти меры, по мнению экспертов, позволят сократить уровень ННН (незаконного, несообщаемого и нерегулируемого) промысла, минимизировать уровень браконьерства и повысить ответственность рыбаков-любителей.

– В рыбном промысле проблема номер один – большое промысловое усилие, присутствующее на водоемах. В переводе с научного языка это означает, что на водоемах слишком много мелких промысловых участков, рыбаков, сетей, орудий лова. Например, на озере Балхаш имеется сотня участков и подучастков, тогда как 30 лет назад на весь водоем было только 13 рыболовецких колхозов, 2 рыбзавода и 1 рыбоперерабатывающий комбинат. Профильное министерство пытается решить этот вопрос, вводит лимиты на количество рыбаков, лодок и так далее, но это не меняет ситуацию. При этом раздробленность промысловых участков на кучу мелких не позволяет активно использовать невода, за что выступают участники рынка, – говорит Серик Тимирханов.

Проблема номер два – лимиты на вылов рыбы.

– Рыбы у нас больше, чем выделяемые на ее вылов лимиты. В прошлом году норма вылова рыбы по водоемам Казахстана была определена в 51 тысячу тонн, в то время как наука рекомендовала 60 тысяч тонн (по данным минэкологии, фактически было выловлено 45 тысяч тонн рыбы. На период с 15 февраля по 1 июля 2020 года утвержден лимит на 24,3 тысячи тонны. – Прим. авт.), – рассказывает представитель ассоциации “КазахРыбХоз”.

Золото водоемов

Между тем на февральском совещании по вопросам развития рыбного хозяйства министр экологии Магзум МИРЗАГАЛИЕВ признал, что на протяжении последних трех лет лимиты на вылов рыбы искусственно занижались, и отныне в этом вопросе будут придерживаться рекомендаций науки и экспертизы.

– Сроки рыболовства на Каспии будут увеличены, по сравнению с Россией у нас меньше на 11 дней, а на реке Урал будут продлены до 15 мая. Соответствующий приказ будет принят в ближайшее время. Это позволит повысить объемы вылова рыбы в весенний период с 7 до 10 тысяч тонн. Также мы поддерживаем бизнес в части введения поквартальной оплаты за пользование рыбными ресурсами вместо годовой. Данный вопрос будет прорабатываться с министерствами финансов и нацэкономики. Кроме того, бизнес ставит вопрос о существенной разнице с Россией в ставках платы за пользование рыбными ресурсами. Например, за один килограмм судака бизнес у нас платит 35 тенге, а в России в 6 раз меньше (6 тенге). Этот вопрос будет нами проработан, – пообещал министр.

Еще одна хорошая новость – возможно, рыбаки смогут заниматься своим любимым делом в ночное время.

Дальше – больше: по итогам совещания премьер-министр поручил расширить меры господдержки субъектов рыбного хозяйства и отнести рыбное хозяйство к числу приоритетных направлений экономики. Аскар МАМИН поддержал и предложения экспертов по введению информационной системы прослеживаемости рыбной продукции. А к 1 апреля 2020 года должен быть готов проект Концепции развития рыбного хозяйства РК.

Такими темпами, глядишь, рыбному хозяйству вернут комитет, как это было лет пять назад, а может, и целое министерство рыбной промышленности, как было в советское время. И, возможно, Казахстан вслед за нефтяной станет великой рыбной державой, тем более черное золото через 50–100 лет может закончиться, а рыбные ресурсы – восполняемы и могут кормить народ сотни лет.

Справка “КАРАВАНА”

Промысловое рыболовство осуществляют чуть более 1 тысячи субъектов рыбного хозяйства, за ними закреплены 1 646 рыбохозяйственных водоемов и участков. В отрасли заняты 11 тысяч человек. В числе основных промысловых регионов Атырауская (29,2%), ВКО (18,3%), Кызылординская (16,4%) и Алматинская области.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи