Опубликовано: 22400

Почему Атырауские браконьеры не боятся огромных штрафов за рыбу

Почему Атырауские браконьеры не боятся огромных штрафов за рыбу Фото - Lada.kz

Атырауских браконьеров совсем не пугают огромные суммы штрафов за выловленную рыбу осетровых пород, расходы на незаконную рыбалку и взятки “охранникам”. Все быстро окупается.

По словам главного специалиста отдела охраны природных ресурсов Атырауской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира (ее называют в народе рыбоохраной. – Авт.), Олега ТУШКАНОВА наибольший пресс неблагоприятного воздействия испытывают водные биологические ресурсы Урало-Каспийского региона. Это связано с активной деятельностью по разведке и добыче углеводородного сырья, браконьерством, ухудшающимися условиями нерестилищ.

В Каспийском регионе только на Урале сохранился естественный нерестовый фонд осетровых рыб, но, по данным научных исследований, ежегодно Каспийское море отходит, мелеют протоки дельты реки (они называются “ереги”), образуются озера (ильмени, или култуки). Рыба в Урал не заходит, да при всем желании не сможет, все ереги заилены, осетры практически стоят в култуках, и браконьеры в курсе такой ситуации.

Специалисты рыбоохраны настаивают на ускорении мелиоративных работ, чистке ериков, и тогда рыба пойдет весной, как в былые времена – вверх против течения. Рыба ищет, где лучше и глубже. На законодательном уровне проработать вопрос о запрещении или упорядочении морского промыслового лова в нерестовый для рыбы период. Таким образом, работа по отслеживанию браконьерских судов, маскирующихся под легальных рыбаков, будет эффективнее. А зимовальным ямам придать правовой статус особо охраняемых природных территорий.

Браконьера ничего не останавливает, и расходы на рыбалку тоже. Например, чтобы выйти в море, ему необходимо в среднем затратить около 50 тысяч долларов США.

Стоимость байды на рынке 10–15 тысяч. Два мощных мотора по 250–300 л/с стоят по 15 тысяч за каждый, плюс в море необходимо иметь 2 гармина (навигационные системы), также по 500 долларов за каждый, плюс стоимость орудий лова и бензина из расчета 1 литр на 1 километр. А максимум наказания для браконьера – это штраф либо условный срок.

Раньше за один килограмм рыбы осетровых пород – белуги, шипа (икряные) – нарушитель платил иск за причиненный ущерб в размере 14 МРП – 31 766 тенге, сейчас 100 МРП – 226 900 тенге; за осетра и севрюгу (яловые) – 4,5 МРП – 10 210 тенге, сейчас 100 МРП – 226 900 тенге. За жереха – 0,5 МРП – 1 135 тенге, теперь 1,3 МРП – 2 950 тенге. За особь каспийского тюленя – 50 МРП – 113 450 тенге, сейчас 193 МРП, или 437 917 тенге.

Кроме того, до введения новых размеров штрафов один килограмм икры рыб осетровых видов приравнивался к одному килограмму стоимости самой рыбы, к примеру, 14, 10, 6 или 4,5 МРП, тогда как сейчас за 100 граммов икры от любой рыбы осетровых пород – белуги, осетра, севрюги, шипа, стерляди – нарушитель заплатит 226 900 тенге. Вроде и штрафы уже увеличены, да они не больно-то и “кусают”.

Улов одной браконьерской сетки в море при хорошем раскладе тянет на 3 месячных заработка 3 сотрудников рыбоохраны, а они получают от 65 до 95 тысяч тенге в месяц.

– При таких условиях непросто сохранять принципиальность и честность, низкая зарплата инспекторов порождает коррупцию, с которой на сегодняшний день мы все боремся, – констатирует Олег Тушканов. Мужская работа: как женщина воюет с браконьерами

Да, борются. Много тех, кто стережет рыбные богатства: рыбоохрана, полиция, природный резерват, морские и береговые пограничники, другие ведомства. Но, как правило, все знают заранее о планируемых совместных мероприятиях, вылетах на вертолетах. И какие тут могут быть результаты облавы? Правильно, нулевые. А чего далеко ходить и летать?

Хромает контроль за рыболовными предприятиями, не осваивающими квоты. Речь о таких организационно-правовых проблемах, как нахождение на промысле предприятий с “мизерными” квотами. Квоту получают, и ее не осваивают годами.

Не лучше ли изымать доли квот, которые не осваивают 50 процентов в течение 2 лет подряд, и передавать другим предприятиям? Так можно закрыть законные лазейки, которые потворствуют браконьерскому лову, тем более что видеонаблюдения на рыболовецких участках и на пунктах приема рыбы нет, рассказывает Тушканов.

То, что уловы у бракашей побогаче, подтверждают итоги осеннего этапа оперативно-профилактической операции “Бекiре-2017”.

– За 2 месяца проведения акции возбуждено 15 уголовных дел, зарегистрировано 77 административных нарушений. Изъято более 2 тонн рыбы, из них 131 килограмм рыб осетровых пород. У браконьеров конфисковано пять плавательных средств, – огласила результат пресс-секретарь ДВД Атырауской области Назымгуль КАЙСАГАЛИЕВА.

АТЫРАУ

КОММЕНТАРИИ

[X]