Опубликовано: 1975

Как Казахстану "захватить" Китай: три лучших сценария

Как Казахстану "захватить" Китай: три лучших сценария

Представьте, что жители КНР утоляют жажду казахстанской водой, наши овощи и мясо – у них на столах, из всех динамиков льется голос Димаша Кудайбергена, улыбчивая Сабина Алтынбекова дает мастер-классы по волейболу, модники на праздники выезжают в шоп-туры в Алматы...

Китайцы шепчутся на кухнях и в социальных сетях об экспансии соседей-казахстанцев… Чисто гипотетически, но почему бы и нет? Вместе с экспертами мы собрали все предложения – в чем действительно Казахстан мог бы завоевать симпатии и доверие Поднебесной.

Гигантский рынок – прямо под носом

Казахстанцы настолько давно и глубоко запуганы разговорами о китайской угрозе, что не видят перспектив, которые открывает территориальная близость к этой стране. А между тем их много, особенно в сферах торговли и туризма.

– Я хотел бы начать с того, что в 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин объявил о проекте “Экономический пояс Шелкового пути”. Такого гигантского проекта в истории Китая раньше не было. Он затрагивает свыше 60 государств, в их числе – Казахстан. Что в контексте этой программы мы можем предложить Китаю? – говорит Сайфолла САПАНОВ, политолог, профессор кафедры китаеведения КазНУ им. Аль-Фараби. – Прежде всего сельскохозяйственную продукцию – пшеницу, картофель, рис. Сейчас китайская экономика поднялась, и страна стала делать акцент на качестве продуктов. В связи с ростом уровня жизни они ищут такие рынки, которые могут их обеспечить. Мы можем китайский рынок заинтересовать не только зерном, но и, например, бахчевыми культурами, мясом и мясной продукцией: казы, колбасами, другими деликатесами. Там, например, очень популярна баранина.

В сфере энергоресурсов речь идет о продолжении экспортного сотрудничества.

– Не то чтобы у них своего угля нет – Китай занимает первое место по добыче угля в мире, но своих ресурсов не хватает, – говорит политолог. – Также КНР нуждается в древесных материалах, они много везут с Дальнего Востока России, но у нас тоже большие природные возможности. Западный Китай сейчас активно развивается, там появляются цеха, предприятия, и им легче из Казахстана привезти это сырье, чем доставлять, например, из Харбина. Вообще, Западный регион еще не полностью освоен, это хорошая возможность, рынок, который под носом. У нас развивается оборонная промышленность, а китайская армия нуждается в модернизации, сейчас они в основном в России приобретают военную технику, почему бы не присмотреться к этой опции.

После феноменального успеха Димаша Кудайбергена можно было бы открыть в Китае курсы по изучению казахского языка. Среди более экзотических предложений – продавать отечественный табак, не секрет, что китайцы – нация курящая, поставлять гурманам наши вина и крепкие напитки, экспортировать известный алматинский бренд – апорт. В Казахстане хотели втоптать Димаша в грязь, но им помешал Китай - обзор соцсетей

Ставка – на аграрный сектор

Аскар НУРША, координатор проектов по внешней политике ИМЭП при Фонде Первого Президента Республики Казахстан – Лидера нации, согласен, что самого пристального внимания заслуживает аграрный сектор. Казахстану необходимо налаживать связи с китайской стороной и планомерно заниматься увеличением экспорта сельскохозяйственной продукции.

– Отношения Казахстана и Китая имеют большой потенциал в несырьевом секторе экономики. Поднебесная, например, входит в число мировых лидеров – производителей солнечных батарей. Необходимо налаживать совместное производство и другие взаимовыгодные проекты в области возобновляемых источники энергии, – комментирует он. – Одним из главных приоритетов стратегии развития Казахстана объявлено построение экономики нового типа – “зеленой экономики”. Речь идет об ориентации на инновационное и высокотехнологичное развитие, социальное благополучие и экологическую безопасность. Эти идеи находят много точек соприкосновения с инициативами лидера Китая Си Цзиньпина, который предлагает странам-партнерам вырабатывать модель взаимодействия с учетом “зеленых технологий”, сделав идеи “Зеленого Шелкового пути” составной частью китайской инициативы “Экономического пояса Шелкового пути”.

Нынешний год – Год туризма КНР в Казахстане и Год туризма Казахстана в КНР. Кроме того, исполняется 25 лет со дня установления дипломатических отношений между нашими странами.

– Летом очень много китайских туристов внутри своей страны, но вместе с тем они хотят путешествовать и за ее пределы, деньги на это есть, – акцентирует Сайфолла Сапанов. – Естественно, что улучшения в экономике отражаются на благосостоянии народа. Сегодня Китай – туристическая нация, и мы могли бы предложить им хороший туризм. Шикарными отелями удивить не сможем, а природными красотами, природой – да: Алаколь, Западный Казахстан, Байконур и так далее. Весь мир занимается туризмом и на этом зарабатывает, но у нашего правительства до этого пока руки не дошли. В принципе, я считаю, всё, что можем предложить Китаю, – мы должны предлагать. Где есть возможность работать с китайскими компаниями – должны работать.

Лас-Вегас для китайцев

Адиль КАУКЕНОВ, LLM китайского права, генеральный директор Центра китайских исследований China Center, считает, что пока в нашем обществе сильны страхи и предрассудки в отношении большого соседа, ни о каком экономическом или культурном завоевании казахстанцами Китая речи быть не может.

– Вопрос в том, насколько Казахстан готов ко всему этому и насколько он этого хочет. У нас достаточно много негативных стереотипов о Китае, есть серьезный уровень китае­фобии, хотя он отрицается на чиновничьем уровне, но на низовом – мы видим повсеместно. Необходимо не переоценивать ажиотаж с Димашем, да, он очень популярен, но надо понимать, что в первую очередь – среди молодежи. Это не означает, что все 1,5-миллиардное китайское население от мала до велика вдруг узнало о Казахстане и воспылало к нему невероятной любовью. Хотя наша азиатская внешность легко может конвертироваться под азиатский стиль и быть конкурентной по ряду направлений.

По словам Адиля Каукенова, на сегодня не только Казахстан, но и вся Центральная Азия испытывает к китайскому рынку смешанные чувства. С одной стороны, это страх, а с другой – стремление заработать.

– Дело в том, что нефтяной век заканчивается, а новые технологии появляются буквально на глазах. Если раньше Казахстан занимал нишу энергоресурсов, то вопрос в том, что будет, если произойдут очередные экономические кризисы, если под конец нефть станет каким-то сопутствующим товаром, тогда какое место мы займем в мировой цепочке? Россия и Китай – это два основных рынка, на которые мы могли бы выходить со своим производством, но сначала его нужно создать, – говорит он.

Самым очевидным экспортным потенциалом обладает казахстанское сельское хозяйство. На рынках СУАР КНР уже появились некоторые продукты, в частности, через Хоргос. В среде китайских покупателей есть запрос на казахстанское мясо, пшеницу, муку, растительное масло, молоко, воду. Но пока на пути стоят серьезные бюрократические препоны, ведь китайский пищевой рынок очень закрытый и строго регулируется. Руслан ИЗИМОВ: Для нас рост военной мощи Китая не несет прямых угроз

– Однако есть перспективы, идут переговоры. Нужно заметить, что за восточной границей свой стереотип о Казахстане – что здесь чистое небо, чистая вода и вся продукция экологически чистая и полезная для здоровья. У самого Китая в силу интенсивного развития своей экономики очень большие проблемы с экологией, на сегодня это одна из самых приоритетных задач для государства. Естественно, экология бьет и по качеству воды: хорошая бутилированная вода там стоит в 1,5–2 раза дороже, чем в Казахстане. Баранина у них продается в 3–5 раз дороже, в зависимости от региона, – отмечает Адиль Каукенов

Китайцы всему миру уже доказали, насколько они платежеспособны и как умеют тратить деньги. Мы могли бы предложить соседям… игорный туризм и шоп-туры класса lux.

– Китайский Макао – единственное место в КНР, где разрешены азартные игры. Кто был, тот видел, насколько развит этот рынок, ведь жители страны очень азартны. Но из западных провинций в Макао лететь далеко и дорого. Тот же Капшагай в силу географической близости мог бы стать своего рода Лас-Вегасом для их игроков. И получить огромные прибыли с этого. Но, опять же, так просто это сделать невозможно – нужно вести работу в сфере рекламы, иметь персонал, говорящий по-китайски, инфраструктура должна быть рассчитана на прием туристов, – говорит генеральный директор Центра китайских исследований. – Потом, они очень любят luxury-товары – золото, бренды. Во всем мире китайские туристы отличаются любовью к покупке товаров именитых брендов. В Алматы есть такие торговые марки, которых нет даже в соседнем Урумчи. В принципе, это бы тоже можно было позиционировать для привлечения китайских туристов.

Есть перспектива у таких горнолыжных курортов, как Шымбулак, Акбулак, и других наших зон отдыха. В Казахстане культура катания на сноубордах и лыжах лучше развита плюс более низкие цены.

Но есть и другой момент. Китайский турист в Казахстане ассоциируется не с прибылями, а c нелегальной миграцией. Население опасается и не готово к такому сотрудничеству. Получить казахстанскую визу им сложно и дорого. Соответственно на данный момент все данные рассуждения носят больше гипотетический, чем реальный характер.

Чжоу ЛЯН, шеф-корреспондент Астанинского отделения информационного агентства Синьхуа, считает, что казахстанцы вполне могли бы заинтересовать его со­отечественников своей традиционной кухней (казы, кумыс, шубат, баурсаки и другое). Для китайского покупателя главные критерии – это экологическая чистота и доступная цена продукта, а таких в Казахстане много! Что касается туризма, он бы посоветовал своим соотечественникам-путешественникам посетить в Казахстане город Алматы, горнолыжный курорт Шымбулак, природный комплекс на севере страны – Боровое. А из сувениров – привезти картины из натуральной кожи ручной работы.

КОММЕНТАРИИ

[X]