Опубликовано: 3400

Руслан ИЗИМОВ: Для нас рост военной мощи Китая не несет прямых угроз

Руслан ИЗИМОВ: Для нас рост военной мощи Китая не несет прямых угроз

Нужно ли бояться дружбы с великим восточным соседом? Зачем Китаю Казахстан и почему рост военной мощи Пекина создает настороженное отношение к нему во всем мире?

На эти вопросы отвечает Руслан ИЗИМОВ, китаевед, приглашенный профессор Синьцзянского университета, эксперт ИМЭП, автор более 50 публикаций о проблемах социально-экономического и политического развития КНР и его регионов, о вопросах безопасности и взаимоотношениях Китая со странами Центральной Азии.

– Сотрудничество Казахстана и Китая становится всеобъемлющим, особенно в сфере экономики. Чем, на ваш взгляд, это вызвано?

– Да, за последнюю четверть века Китай превратился в одного из ключевых партнеров Казахстана, с которым сотрудничество идет практически по всем сферам жизнедеятельности. Этому способствует, в первую очередь, географический фактор, а также, что немаловажно, взаимная заинтересованность друг в друге.

Для быстро растущей китайской экономики Казахстан был и остается рынком сбыта своей продукции, а также транзитным коридором, соединяющим Китай с главным торговым партнером – ЕС. Для Казахстана Китай – это главный импортер энергоносителей, а также ключевой инвестор.

В последние годы сильно меняется структура двустороннего взаимодействия, выходя за пределы традиционных сфер сотрудничества, а также закрепляя долгосрочные программы двусторонней и многосторонней кооперации. Одним из таких программных документов, регламентирующих отношения, является казахстанско-китайская инвестиционная программа сотрудничества, которая предполагает перенос производственных мощностей с территории Китая на территорию Казахстана (51 проект).

51 проект

– Что это за производства, какие сферы экономики они охватывают?

– Тот факт, что до середины 2000-х годов сотрудничество имело исключительную сырьевую направленность, не могло не волновать казахстанское руководство. В последующие годы принимались меры по диверсификации двустороннего сотрудничества с КНР. Исходя из этого, принятие программы по переносу предприятий на территорию РК как раз стало результатом комплекса мер по смещению акцента в казахстанско-китайском сотрудничестве в сторону большей ориентации на высокотехнологичные отрасли экономики.

В частности, изначально Казахстан и Китай договорились по 51 проекту на общую сумму 26,2 миллиарда долларов.

В течение нескольких лет на территории Казахстана при содействии крупных китайских компаний будет построено и модернизировано 51 предприятие в химической промышленности, горно-металлургическом секторе, машиностроении, инфраструктуре, энергетике, агропромышленном комплексе, легкой промышленности, нефтепереработке, производстве стройматериалов и в информационных технологиях. К слову, на данном этапе количество предприятий увеличилось до 52.

– А где будут располагаться данные производства?

– Новые предприятия будут открываться практически во всех регионах Казахстана. Большое количество проектов будет реализовано в СКО, ВКО, Алматинской области и в ЮКО. Несколько проектов уже осуществлены. В частности, в Павлодарской области проведена модернизация установки производства порошкового полипропилена.

20 тысяч рабочих мест для казахстанцев

– Не секрет, что многие наши граждане обеспокоены китайским наплывом. Однако мало кто знает, что 20 тысяч рабочих мест, создающихся на открывающихся производствах, предназначены для жителей именно Казахстана. Так ли это? Каким образом будет происходить набор для работы?

– Открываемые предприятия действительно направлены на создание дополнительных рабочих мест для казахстанцев, а также развития промышленно-производственного потенциала республики. Как отмечал в своем Послании Президент РК, Казахстану следует встраиваться в глобальные цепочки производства и сбыта товаров и услуг. С реализацией указанной инвестиционной программы с Китаем задача индустриализации республики значительно упрощается.

Определенное беспокойство по поводу расширения китайского влияния, в данном случае в контексте открытия 51 предприятия, существует, причем не только среди простых граждан, но и среди экспертного сообщества. Казахстанцы наблюдают непрерывное расширение китайского присутствия в нашей экономике с конца 1990-х годов.

Увеличение числа китайских компаний, работающих на территории Казахстана, вкупе с превращением КНР в глобальную экономическую державу, а также рост военной мощи Пекина создают настороженное отношение. И это совершенно объективно.

Сегодня китайское возвышение практически всеми странами мира встречается с осторожностью. Но вместе с тем вторая экономика мира открывает новые возможности роста. Сегодня Китай не только крупный импортер сырья, но и один из ключевых экспортеров технологий. Исходя из этого, в данном случае Казахстан, имея общую границу с Китаем, правильно использует открывающиеся возможности.

Что касается непосредственно набора сотрудников в строящиеся и открывающиеся объекты, то тут детали мне неизвестны. Ясно только одно – открывается огромное число новых предприятий, заводов и фабрик. Все они будут набирать сотрудников из числа наших граждан.

– Говорят, что один из пунктов данной инвестиционной программы – запуск сборки гибридных и полностью электрических автомобилей JAC. А есть ли у нас инфраструктура для такого производства?

– Одним из уже открытых предприятий как раз является завод по производству легковых автомобилей JAC модели S3 в Костанайской области. По официальным данным, строительство завода завершено, и в настоящее время он уже начал работу. Что касается создания необходимой инфраструктуры, то такая задача уже ставилась руководством страны. Иными словами, речь идет о требованиях к строящимся АЗС, которые обязаны иметь зарядную станцию для электромобилей.

– Нужно ли понимать, что акцент в экономическом сотрудничестве наших стран будет делаться на производстве экологически чистой прод­укции?

– Не обязательно. Конечно, приоритет в сотрудничестве – высокотехнологичным секторам экономики. Однако нужно объективно понимать, что переход будет постепенным.

Выгода и безопасность

– Помимо расширения производства предусмотрено строительство новых транспортных путей. Насколько это выгодно Казахстану?

– Строительство на нашей обширной территории новых транспортных артерий и модернизация старых полностью отвечают интересам Казахстана. При тесном взаимодействии с Китаем и под “флагом” реализации инициативы Шелкового пути есть возможность значительно расширить транзитный потенциал нашей республики.

Высокие технологии позволили значительно сократить расстояние между тихоокеанскими портами и странами Европы через наземные коридоры. Транспортировка через сухопутные маршруты позволяет почти в два раза сократить время в пути. Учитывая это, китайская сторона делает акцент на сотрудничество с нашей республикой, которая имеет уникальное местоположение. Инфраструктурная программа “Нурлы жол” как раз направлена на формирование новых транспортных артерий, связывающих Китай с Европой и Персидским заливом. В данном направлении уже реализуются крупные проекты.

– В то же время остается ряд вопросов, которые не могут не беспокоить. Так, известно, что Китай сейчас активно наращивает свою военную мощь. К примеру, ускоренно идет строительство военно-морского флота. В какой степени это опасно для нас?

– Модернизация военно-морского флота КНР направлена в первую очередь на защиту китайских интересов в очень далеком от Казахстана Азиатско-Тихоокеанском регионе. В отличие от западных границ, где у Китая есть стабильная и дружественная Центральная Азия, на востоке КНР имеется ряд откровенно “враждебных” Пекину государств. В последние 3–4 года в АТР резко обострились давно существовавшие вопросы спорных островов. Помимо традиционного оппонента Китая Японии к списку противников добавились такие страны, как Филиппины, Таиланд и ряд других, поддерживаемых Вашингтоном, стран АТР. По большей части именно в ответ на эти угрозы и вызовы Пекин и наращивает свою военную мощь.

Для нас рост военной мощи Китая не несет прямых угроз. Китай не заинтересован в применении военной силы в нашем регионе. Это чревато для Пекина огромными негативными последствиями.

Успешность китайских компаний в Центральной Азии во многом определяется большой имиджевой работой по созданию образа надежного и ответственного партнера. Эта работа велась на протяжении десятилетий, и Пекин не будет рисковать уже построенной репутацией. Исходя из этого, КНР не будет применять стратегию военного сдерживания в отношении Центральной Азии.

Опыт Китая в борьбе с коррупцией: нам он нужен?

– В наших странах сегодня объявлена война против коррупции. Чему в этом плане мы можем поучиться у китайцев?

– Борьба с коррупцией в Китае, как и сама коррупция, имеет особую специфику. Традиция дачи взятки там имеет многотысячную историю и является частью общепринятой формы (культуры) взаимодействия между людьми. Стратегия борьбы с этим социальным проявлением разработана с учетом этой специфики. Более того, нынешний этап борьбы с коррупцией в Китае имеет, помимо прочего, еще и идеологический аспект. Задача очищения госаппарата от данного социального зла тесно переплелась с аппаратными играми. Сегодня уже не секрет, что под соусом борьбы с коррупцией нынешние руководители в Пекине устранили от власти своих наиболее влиятельных оппонентов. Принимая во внимание сказанные нюансы, перенимать китайский опыт, думаю, было бы не совсем корректным. Тем более, как показывает практика, если смотреть не в масштабах, то борьба с реальной коррупцией в Китае не является успешной.

– Как вы относитесь к утверждению, что с учетом укрепляющегося социально-экономического сотрудничества с Китаем в Казахстане стоит открыть школу китаеведения? Что она может дать нам?

– Идея о необходимости открытия отдельной школы китаеведения витает в воздухе давно. К сожалению, идея так и осталась идеей, так и не приняв практический смысл. Между тем потребность в ней с годами не снизилась. Наш стратегический партнер и восточный сосед меняется стремительными темпами. И нужно успевать менять наше отношение к нему.

Более того, для ведения переговоров с таким гигантом на должном уровне нужно иметь высококлассных специалистов, знающих не только принципы ведения самих переговоров и тонкости дипломатии, но и китайскую специфику, его историю, традиции, философию и нынешние приоритеты. А таких специалистов нужно целенаправленно готовить.

В результате бума популярности образования в Китае сегодня мы уже имеем целую плеяду выпускников ведущих китайских вузов. Многие из них востребованы и сегодня работают в крупных компаниях. Другое дело, насколько они используют полученные знания. Хотелось бы, чтобы наши студенты, приехав на родину, помогали большему пониманию Китая, помогали изучению тонкостей, деталей нашего партнера, а самое главное – способствовали выстраиванию выверенного курса сотрудничества с КНР. Для этого опять же нужна школа.

Справедливости ради, стоит отметить, что в Казахстане, в отличие от других стран Центральной Азии, сформировалась определенная команда специалистов, которые занимаются изучением Китая.

Пока потенциал имеющихся специалистов используется по мере необходимости, то есть ситуативно, от повода к поводу. Между тем уже не раз говорилось, на каком уровне в Китае изучают наш регион, и в частности Казахстан. Более двух десятков специализированных аналитических структур на системной основе исследуют все аспекты взаимодействия Китая со странами Центральной Азии. Вот в данном аспекте интересным и полезным было бы изучить и применить китайский опыт.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи