Опубликовано: 3900

Груз 200: почему солдаты-срочники стали чаще расставаться с жизнью

Груз 200: почему солдаты-срочники стали чаще расставаться с жизнью Фото - Владимира СЕВЕРНОГО

Еще один солдат-срочник Национальной гвардии покончил жизнь самоубийством

Войны нет, но груз 200 приходится отправлять солдатским матерям почти каждый месяц. Почему военнослужащие всё чаще расстаются с жизнью: стреляются, вешаются, выбрасываются из окон казарм? Что предпринимают командиры, чтобы в мирной обстановке сохранить жизни своих подчиненных, несмотря ни на что и во что бы то ни стало? Об этом – в эксклюзивном интервью “КАРАВАНА” с секретарем Военного совета Национальной гвардии Савердином ИМИРОВЫМ.

Очередная трагедия произошла ранним утром 16 июня в карауле по охране исправительного учреждения в Уральске.

Старший специалист (снайпер) рядовой А. (как указано в материалах уголовного дела), “будучи в составе караула во время обхода периметра поста, дослав патрон в патронник, неожиданно произвел выстрел себе в подбородок из вверенного ему оружия”.

Раненый солдат был доставлен в городскую больницу, но, не приходя в сознание, скончался.

Тайна предсмертной записки

– Проблема суицидов среди военнослужащих тревожит главное командование Национальной гвардии и болью отзывается в сердцах каждого командира, каждого нашего военнослужащего, – говорит полковник Савердин Имиров. – По каждому случаю, кроме процессуальных действий, мы проводим тщательный разбор и при наличии вины командиров привлекаем их к строгой персональной ответственности.

– Но молодых людей-то уже не вернуть к жизни, даже если наказать или снять с должностей всех командиров воин-ских частей, где произошли подобные ЧП. И родителям погибших солдат от этого не станет легче. Как не допустить новых случаев суицида в армии – вот в чем главный вопрос?

– Извлекать из всего уроки и неустанно работать на упреждение. Но, говоря о причинах совершенных суицидов, необходимо помнить, что армия является частью общества. Те социально-психологические проблемы, которые есть в обществе, имеются и в армии. По статистике, наша страна по взрослым суицидам занимает 9-е место среди более чем 200 стран мира, а по подростковым – 3-е. За 2019 год количество суицидов, согласно официальной статистике, выросло на 7,4 процента. Кого в этом случае надо винить: родителей, учителей, соседей?

Хочу напомнить, что у родителей призывников тоже есть обязанности по воспитанию своих детей, формированию у них необходимых морально-психологических качеств.

Молодые люди призываются в армию не для их перевоспитания, а для исполнения своего конституционного долга, и каждый морально и психологически должен быть готов к воинской службе.

Воинская служба, как говорится, не детский сад и не институт благородных девиц. А с чем командиры порой сталкиваются сегодня? Призывной контингент с каждым годом слабее именно в морально-психологическом плане. Строгие армейские будни пугают современную молодежь, которая привыкла к иному восприятию жизни и свободе действий, на нее давит мощный информационно-технологический поток, и молодые люди иллюзорно воспринимают мир. Поэтому, по прибытии в армию, в условиях ограничений и отсутствия технической коммуникации многие испытывают определенный стресс.

– Считаете, что нынешние призывники избалованны и морально не готовы к трудностям?

– Именно так, не готовы к дисциплине и ответственности, а также к ограничениям. Это поколение живет одним днем. Год службы в армии такая категория молодых людей считает тягостным времяпрепровождением и не желает его терять понапрасну. Тиктокеры, блогеры, ютуберы... Им интересны виртуальные игры, межпланетные баталии. Конечно же, у нас есть молодежь, которая занимает активную жизненную позицию, добивается успехов, участвуя в жизни общества и государства, учится в престижных вузах в стране и за рубежом. Но эти люди сегодня в армию не стремятся попасть. Военно-прикладная подготовка в среднеобразовательных школах примитивная, в основном носит показательно-демонстрационный характер. Нынешние военруки в основном имеют за плечами только срочную службу, среди них нет бывших офицеров, имеющих опыт обучения и воспитания допризывной молодежи.

– Не соглашусь. Недавно я поднимался с воспитанниками военно-патриотического клуба “Краснознаменный крейсер “Киров” в горы и наблюдал, как работает военрук 95-й алматинской школы Бакыт Перимбет

– Подобных преподавателей в школах – единицы. Хорошо, что они есть! Но их катастрофически не хватает. Государству надо поддерживать их всячески: поднимать зарплату, поощрять, опыт перенимать... Кроме того, в Казахстане нет социального пакета для молодежи, которая отслужила срочную службу. Льгот, как бывало раньше, никаких. В войсках командиры часто слышат такие заявления от молодых солдат: “Я не хочу служить в армии, так как у меня кредит, который надо ежемесячно погашать!”. Или: “Я не хочу терять год, так как у меня учеба или высокооплачиваемая работа, которую я не могу потерять!”. Поэтому во время призывной кампании ощущается острая нехватка контингента. У представителей воинских частей нет возможности полноценно и качественно отбирать призывников, они забирают тех, кто есть! А буквально через месяц мы вынуждены доверять им оружие!

– Покончивший жизнь самоубийством солдат Нацгвардии как раз хотел служить в армии. Говорят, он имел положительные отзывы как от сослуживцев, так и от командиров, и за полгода службы очень хорошо себя зарекомендовал. И родителям своим звонил часто, радовал их, что всё у него хорошо.

– Совершенно верно. Это говорит о том, что в части здоровая морально-психологическая атмосфера. А сам он не проявлял никаких признаков психологической усталости или подверженности стрессам. Более того, он был отобран в стрелковое подразделение, в котором ежедневно заступают на службу с боевым оружием. Он прошел очень серьезный психологический отбор, прежде чем был допущен к караульной службе. Для нас огромная загадка, зачем он это сделал. Хотя предположение есть.

– Предсмертную записку, говорят, оставил. Вы видели ее? О чем в ней говорится?

– В интересах следствия мы не можем пока раскрыть даже “КАРАВАНУ”, что же значится в той предсмертной записке дословно, но она действительно существует и уже приобщена к уголовному делу. Почерк в ней ровный, без завихрений, как выражаются криминалисты. Слова подобраны обдуманные, где-то выстраданные, но спокойные. Похоже, что молодой человек давно принял решение покончить с собой. Осталось только выбрать способ ухода из жизни.

– Призваться в армию специально, чтобы взять в руки автомат и убить себя? И с собой еще кого-нибудь прихватить?

– Я этого не утверждаю, и далеко не факт, что он специально призвался, чтобы осуществить свой замысел. Содержание записки в целом показывает, что молодой человек осознанно совершил суицид. Уверяю вас, мотивы ухода из жизни не связаны ни с его служебной деятельностью, ни с взаимоотношениями с сослуживцами, ни с воинской службой.

– Откуда у вас такая уверенность?

– Потому что в записке как раз и просматриваются нотки разочарования в жизни. Вероятно, он размышлял об этом, еще будучи на гражданке. Возможно, был под влиянием деструктивных групп интернет-сообщества. Он прямо пишет, что именно в армии у него “представился шанс свести счеты с жизнью”. Он прощается с родными, но при этом никого не винит. По свидетельству сослуживцев, за несколько дней до кончины у солдата было хорошее настроение, он был весел и шутил, находясь в караульном помещении.

Ничто не предвещало беды

– Анализ причин суицидов в войсках за последние 10 лет показал, что они не были связаны с условиями воинской службы или с нарушением уставных правил взаимоотношений, как принято считать в обществе, – продолжает Савердин Имиров. – Проблемы кроются в моральном и психологическом состоянии людей, которые приходят сейчас в наши войска.

– Может, отбирать людей надо более тщательно?

– Да у нас и так уже сито с ячейками в миллиметр величиной. В ходе набора контрактников или солдат срочной службы, конечно же, мы отсеиваем тех, кто не отвечает квалификационным требованиям. Но вместе с этим сразу возникает проблема комплектования войск. Сейчас очень мало желающих служить в армии. А те, кто действительно хочет служить верой и правдой своему Отечеству, не проходят отбор по различным причинам. Не дотягивают до необходимого уровня физподготовки или со здоровьем проблемы. В основном же к нам идут те, кто не нашел себе места в гражданской жизни. Срочная служба у нас сегодня тоже, как говорят, “рабоче-крестьянская”.

– Сколько небоевых потерь за последний период зарегистрировано в войсках Национальной гвардии? Знаю, что 31 мая сего года покончил с собой сержант контрактной службы.

– Если сравнивать с прошлыми годами, тенденция снижения суицидальных проявлений имеется устойчивая. К примеру, если в 2019 году в войсках было 8 косвенных потерь, связанных с суицидом на бытовой почве, то в текущем – 2 случая. Конечно, мы не можем данную статистику принимать как заслугу, так как даже единичный случай для главного командования является серьезным поводом для принятия неотложных мер.

– Есть примеры, когда в результате наблюдения, бесед или благодаря специальным тестам удавалось выявлять военнослужащих, находящихся в остром психологическом или предсуицидальном состоянии?

– В прошлом году зафиксировано 12 случаев, когда командиры и психологи выявили критическое психологическое состояние у военнослужащих. Им сразу была оказана необходимая психологическая помощь и реабилитация. Были факты, когда командиры, сослуживцы и психологи буквально останавливали человека, который был на грани суицида. А сколько случаев, когда такие факты остались незамеченными. Это тонкая грань, которую очень трудно заметить, и не всегда человек может раскрыться и признаться в своем состоянии.

– Используются ли в работе военных психологов Нацгвардии какие-либо технические средства обнаружения отклонений в психике солдат?

– На систематической основе мы используем ГРВ-камеру: аппарат, позволяющий в кратчайшие сроки получить точное представление о психофизиологическом состоянии военнослужащего, что очень важно при отборе и заступлении на службу. Особенно при заступлении в караул. Правда, данный аппарат пока не во всех воинских частях имеется. В казахстанской армии предотвратили массовое убийство военнослужащих

Считаю, что психологическим здоровьем граждан надо заниматься на государственном уровне, а также много внимания уделять подготовке молодежи к службе в армии. Чтобы эта работа не носила декларативный характер, а имела конкретный алгоритм действий. Необходимо повышать престиж воинской службы не только пропагандой и рекламой, но и повышением социального статуса военнослужащих. К примеру, освобождать солдат срочной службы от выплаты кредитов, давать им каникулы на время службы. Предоставлять им бесплатный проезд в городском общественном транспорте. Льготы матерям, у которых дети служат в армии. Что-то значимое, что будет, несомненно, привлекать в армию здоровый контингент. 

Старшину проверит специальная комиссия

– К сожалению, не всем хватает педагогического опыта, но могу твердо сказать, что в большинстве своем офицеры служат примером для подчиненных. Да, вы на выбор можете в любую нашу воинскую часть заглянуть и своими глазами увидеть, как организована работа командного состава по сохранению жизни не только солдат-срочников, но и военнослужащих по контракту, молодых офицеров, членов их семей.

– В вашей столичной бригаде солдаты срочной службы пожаловались в социальных сетях на старшину, который, по их утверждению, грубит и не обеспечивает всем необходимым.

– Сигнал получен, мы внимательно разбираемся по этому поводу. Проводим тщательное внутреннее расследование, но пока факты в отношении старшины контрактной службы не подтверждаются. Но, как только результат работы комплексной комиссии будет готов, “КАРАВАН” об этом узнает в числе первых – гарантирую.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи