Опубликовано: 3400

Госорганы продолжают атаковать карагандинских предпринимателей

Госорганы продолжают атаковать карагандинских предпринимателей Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Почему карагандинские предприниматели скептически относятся к инициативе законотворцев, решивших ужесточить ответственность за рейдерство в Казахстане.

Ужесточай, но конкретизируй

На прошлой неделе стало известно: мажилис в первом чтении одобрил поправки по вопросам усиления борьбы с рейдерством и защите предпринимательской деятельности от незаконного вмешательства государственных органов и должностных лиц. Как сообщили инициаторы поправок, если законодательные новшества пройдут второе чтение, то по новой ч. 1-1 ст. 249 УК РК “Рейдерство” рейдерам и их пособникам из контролирующих, правоохранительных и других государственных органов будет грозить уголовная ответственность. А наказание по ст. 365 УК РК “Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности” станет намного строже, поскольку это преступление переходит в категорию тяжких. Кроме того, законотворцы предусмотрели изменения в Закон “О прокуратуре” и в ряд статей Уголовно-процессуального кодекса, чтобы максимально защитить бизнес от посягательств, захвата и незаконных действий правоохранительных и контролирующих органов.

Казалось бы, такие законодательные новшества должны были порадовать предпринимателей, но карагандинские бизнесмены отнеслись к ним с большой долей скептицизма. Им, все последние годы находящимся в состоянии перманентного противостояния с налоговиками, сотрудниками ДЭР, судами и т. д., объявленные законодательные инициативы кажутся чистой воды фикцией.

– Дело в том, что статья “Рейдерство” у нас нерабочая, – объясняет позицию карагандинских бизнесменов председатель Ассоциации застройщиков Карагандинской области Найля КАИРБЕКОВА. – За свою практику не припомню, чтобы хоть кого-то осудили по этой статье. А всё потому, что сам факт рейдерства очень трудно доказать. Поймите, прошли те времена, когда предприятия захватывались силовым методом – с оружием в руках, вторжением, нахрапом. Сейчас рейдерство стало намного более завуалированным, прикрытым множеством документов с гербовыми печатями. Вы посмотрите, что делается у нас в Карагандинском регионе, – это же какой-то завал нападений на бизнес! Предпринимателей постоянно прессуют, выносят штрафы, уведомления, после чего фирмы оказываются на грани банкротства. И руководителям компаний приходится вместо работы ходить по кабинетам следователей, прокуроров, по судам, чтобы доказать, что эти начисления были незаконны.

По словам Найли Камаловны, далеко не всем бизнесменам удалось выстоять в этой изнуряющей борьбе.

Есть фирмы, благодаря действиям госорганов оказавшиеся на краю банкротства, которые так и не смогли восстановиться и были проданы за символические суммы. Есть и те, кто вообще исчез с рынка.

– Сейчас очень много случаев целенаправленного разорения малого и среднего бизнеса, – считает руководитель региональной Ассоциации застройщиков. – Мы считаем, что это тоже рейдерство. Ведь если разорят малый и средний бизнес, то эти рынки захватят монополисты. Но как доказать в этих случаях, что прессинг был оказан с целью захвата? Это практически невозможно, ведь в его процессе задействованы такие структуры, с которыми даже в судебном разбирательстве невозможно отстоять свои позиции. Сколько мы знаем случаев, когда госорган в своем исковом заявлении основывался на голых предположениях о неблагонадежности фирмы, но суд всё равно вставал на сторону госоргана!

По мнению общественников, специализирующихся на защите прав предпринимателей, чтобы ст. 249 начала работать, необходимо внести четкие определения и формулировки рейдерства.

– В этом случае нужно действовать по принципу “ужесточай, но конкретизируй”. Всё должно быть четко и ясно, без возможностей обходов и лазеек. Только так станет возможно бороться с рейдерством и минимизировать риски в этом направлении.

Меняю директора… дорого

Карагандинский адвокат, член коллегии адвокатов Карагандинской области Елена ЧИРКОВА в настоящее время как раз пытается доказать, что в отношении ее клиента – учредителя ТОО “Ұлар МК” Кайрата ТАШМАГАМБЕТОВА, были применены все классические “методики” рейдерского захвата. Однако сложность, по ее словам, заключается в том, что полицейские просто не знают, что делать с доказательствами.

– ТОО “Ұлар МК” было образовано в 2005 году, это одна из старейших и самых стабильных строительно-дорожных фирм в нашем регионе, – обрисовала фабулу дела адвокат. – На ее счету – множество качественных построенных объектов, отремонтированных дорог, выполненных заказов. Но некоторое время назад эта компания, так же, как многие другие, попала под прессинг налоговиков и оказалась на грани банкротства. В 2016 году ее основатель, учредитель и директор Кайрат Ташмагамбетов был вынужден вывести свое детище на реабилитацию. Процедура реабилитации в целях восстановления платежеспособности была определена сроком на 5 лет – до июня 2021 года. Руководитель ТОО был назначен реабилитационным управляющим.

Как говорит адвокат, в Законе “О реабилитации и банкротстве” четко оговаривается: на период проведения реабилитационной процедуры все органы должника отстраняются от управления. В качестве единственного органа управления должника выступает реабилитационный управляющий. Директор поневоле: карагандинские судьи принуждают человека руководить ТОО с большими долгами

– Тем не менее, грубо нарушив п. 6 ст. 12 Закона РК “О реабилитации и банкротстве”, один из участников ТОО “Ұлар МК” Владимир БИНДЮКОВ 22 октября 2020 года провел внеочередное общее собрание участников ТОО “Ұлар МК”, на котором сменил исполнительный орган, назначив директором Юсупа Умарова, – показывает документы Елена Чиркова. – При этом свои действия участник товарищества не согласовал ни с другими учредителями, ни с кредиторами, что также противоречит действующему законодательству. Узнав об этом, Ташмагамбетов письменно уведомил НАО “ГК “Правительство для граждан” о том, что фирма находится в состоянии реабилитации и любые регистрационные действия в этот период будут незаконны. Но, несмотря на это, НАО зарегистрировало протокол общего собрания учредителей, узаконив смену руководства ТОО “Ұлар МК” в период реабилитации предприятия.

Как рассказала адвокат, далее последовали судебные тяжбы, длившиеся неприлично долго по процессуальным меркам и закончившиеся не в пользу Кайрата Ташмагамбетова. Тогда как заявление о прекращении реабилитации, поданное его оппонентом с нарушениями порядка подачи (без предоставления отчета реабилитационного управляющего), было рассмотрено практически в день поступления заявления. Причем Ташмагамбетов ни о чем таком не уведомлялся.

– Так вот, в процессе всех разбирательств вдруг всплыли любопытные документы, – продолжает Елена Чиркова. – Протоколы собрания учредителей от 6 марта и от 8 (!) марта 2018 года, на которых произошло перераспределение долей участников товарищества – опять же, не в пользу Ташмагамбетова. При этом третья участница – Мейрамкул Урстенова – также была не в курсе того, что ее доля после всех этих собраний с 25 процентов уменьшилась до 0,02. Однако случилась небольшая загвоздка – именно в это время Кайрат Ташмагамбетов находился в Алматы, в подтверждение чему есть железнодорожные билеты на его имя, и никак не мог принимать участие в собраниях. И тем более подписывать протоколы. Но подпись Кайрата Кенесхановича в данных документах почему-то фигурирует.

Вот эта самая подпись и стала ключевым фактором для возбуждения уголовного дела. Поскольку Центр судебных экспертиз МЮ РК, куда “выдавленный” из своего же бизнеса Кайрат Ташмагамбетов предоставил протокол собрания учредителей ТОО “Ұлар МК” для экспертизы, выдал однозначный вердикт: подпись на документе подделана.

А что такое рейдерство? Большой-большой секрет…

У Елены Чирковой сомнений нет: речь в данном случае идет не просто о подделке документов, а о самом настоящем рейдерстве.

– Налицо все признаки, – перечисляет она. – Основателя фирмы, ее директора и учредителя “выдавили” из его же детища, лишили прав, связали по рукам и ногам. И всё это очень технично, с помощью поддельных документов, хитроумных схем и не без помощи госструктур. Самое сложное теперь – доказать, что в данном случае имеет место именно рейдерство.

А вот насчет компетентности правоохранительных органов в этих вопросах у адвоката имеются большие сомнения.

– Протокол от 6 марта 2018 года и заключение экспертизы о том, что подпись моего подзащитного в нем – поддельная, мы принесли 21 апреля текущего года в Центральный отдел полиции города Караганды, – объясняет Елена причины своих сомнений. – И стали настаивать на возбуждении уголовного дела по факту подделки документов. Но дежурный следователь смотрел на нас непонимающими глазами и всё время пытался перенаправить то в ДЭР, то в прокуратуру.

По словам адвоката, поначалу принимать заявление полицейские решительно отказывались и требовали назвать сумму ущерба. Довод о том, что сам факт подделки подписи в официальном документе – уже повод для возбуждения уголовного дела, никого из рядовых следователей не убедил. Пришлось идти к начальнику следственного отдела.

– То, что мы услышали от начальника следствия, стоило бы послушать инициаторам поправок по ужесточению ответственности за рейдерство, – рассуждает Елена. – Он нам сказал, что следователь не является независимым процессуальным лицом и возбудить уголовное дело о подделке подписи он сможет, только если придет распоряжение из прокуратуры. Тогда я попросила его дать мне письменный отказ. Он, конечно же, отказался это сделать, позвонил своему подчиненному и велел принять наше заявление. Хотя в прокуратуру мне съездить всё же пришлось – для подстраховки.

Настоять на возбуждении уголовного дела по факту подделки документов в первый же день упертому адвокату удалось чудом.

По словам Елены, впереди самое сложное – попытка расширить квалификацию “уголовки”, присовокупив еще и статью “Рейдерство”.

– Сейчас документы товарищества, законность которых мой клиент ставит под сомнение, отправлены на экспертизу уже следствием. Как только придут результаты, я всё равно буду настаивать на том, чтобы в деле появилась ст. 249. И то, как сработают полицейские в нашем случае, будет показателем состоятельности законодательной инициативы по ужесточению ответственности за рейдерство в масштабах всей страны, – уверена Елена Чиркова.

Вместе с тем она выразила уверенность, что добиться даже элементарного – чтобы статья “Рейдерство” стала рабочей, можно только одним способом: путем создания специализированных подразделений в госструктурах.

– Я понимаю полицейских, которые смотрели на нас круглыми глазами и не понимали, что же им делать с этими протоколами и экспертизами, – подытоживает адвокат. – Им привычно иметь дело с кражами, разбоями, убийствами и т. п. То есть с открытыми преступлениями, где всё понятно: вот – преступник, вот – потерпевший.

А для работы над делами по рейдерству нужны юристы особой квалификации – с экономическим уклоном. Те, кто будет понимать, что подделка подписи – это верхушка айсберга.

Ведь документы подделываются не просто так, а с конкретными целями. И тогда они не будут советовать мне переквалифицировать дело с “подделки подписи” на “рейдерство”, как это произошло в нашем случае, а поймут с “полпинка”, что имеют дело именно с незаконным захватом бизнеса. Такие специализированные отделы должны быть созданы и в ДЭР, и в налоговой, и в прокуратуре. И вот тогда ужесточение ответственности за рейдерство, в том числе и для “пособников”, госслужащих станет вполне уместным.

Караганда

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи