Опубликовано: 3000

Жансая Абдумалик: Без родителей чемпионкой мира бы не стала

Жансая Абдумалик: Без родителей чемпионкой мира бы не стала Фото - Тахир САСЫКОВ

В условиях всемирного карантина Жансая Абдумалик не забывает напоминать о себе. После третьего места на крупном мартовском турнире в Лозанне она показала аналогичный результат на мемориале Вильгельма Стейница по блицу.

Впереди трех королев

“Steinitz Memorial”, носящий имя первого официального чемпиона мира, был организован Международной федерацией шахмат FIDE и проводился онлайн. В турнире участвовало 10 девушек, в том числе три бывшие королевы в классических шахматах – россиянка Александра Костенюк, Антоанета Стефанова из Болгарии и китаянка Тань Чжунъи. Всех трех, к слову, Абдумалик обыграла и опередила в итоговой таблице.

Еще за два тура до финиша Жансая шла на первом месте, но, к сожалению, неудачно провела концовку соревнований и завершила их с третьим результатом. Впрочем, разговор с 20-летней шахматисткой вышел далеко за рамки участия в одном турнире.

Жизнь – тренировки и путешествия

– В пять с половиной лет я начала заниматься шахматами, – рассказывает Абдумалик. – Тогда это делалось для того, чтобы занять меня, а мне понравилось. Уже в семь лет я поехала на чемпионат Азии в Эмираты, потом в Турцию, где заняла четвертое место. Тогда поняла, что хочу заниматься шахматами профессионально.

– И решили стать чемпионкой, чтобы заработать на квартиру для семьи?

– Без влияния родителей ребенок не может самостоятельно решать такие вопросы и заявить однажды: “Всё, я решил стать чемпионом, давайте усиленно заниматься”. Если такие дети существуют в природе, то они гении. Родители объясняли, как изменится моя жизнь, когда я выиграю чемпионат мира: передо мной откроются все двери, родственники станут гордиться, а дети будут стараться походить на меня. С тех пор вся моя жизнь – это тренировки и путешествия. И неправда, что у меня не было детства. Я видела мир, потихоньку учила английский и общалась с продвинутыми ребятами из разных стран мира.

Рутина нравится больше праздников

– Каким запомнился день, когда вы впервые стали чемпионкой мира среди 8-летних девочек?

– Это было во Вьетнаме. Все происходило так, как родители и описывали: объявят мое имя, под звуки нашего гимна я направлюсь к сцене, вокруг меня забегают фоторепортеры… И вот стою на пьедестале и смотрю в зал. Вспышки камер, аплодисменты, много людей… У родителей какой-то суперреакции я не заметила. Они были уже готовы к победе, потому что целый год вместе со мной шли к ней. После торжественной части приехали в гостиницу, позвонили в Казахстан. Я хотела поговорить с бабушкой, но она только плакала. Ну а потом мы с папой пошли на пляж.

– Каким был распорядок дня во время подготовки к чемпионату мира?

– День начинался с того, что в 8 утра мы с папой и старшим братом ехали на Центральный стадион, чтобы побегать. Потом 45 минут проводили в бассейне, а дальше отправлялись к прабабушке. Там мы с папой часа четыре тренировались. Дома не могли – младший брат не давал заниматься. Вечером в Доме творчества под руководством личного тренера Николая Николаевича Перегуды еще часа три играла с ребятами из группы. И так – в течение года.

– В обычную школу не ходила?

– Большей частью делала уроки дома с мамой. В средних и старших классах у меня было свободное посещение. Естественно, что освоить весь материал в полном объеме не могла, но по основным темам все шло нормально. В выходные дни мама, привлекая к мытью посуды и генеральной уборке, говорила, что чем больше свободного времени, тем меньше поводов лениться. С тех пор рабочая рутина – тренировки, бассейн, дом, учеба – мне нравится больше праздников.

Минуты отчаяния

– Когда мы с мамой поехали в Сингапур готовиться к очередному чемпионату мира, дисциплина стала еще жестче, чем в Алматы, – продолжает Жансая. – Там у меня совсем не было знакомых, я общалась только с ребятами из академии шахмат. Большую часть времени занималась индивидуально. Зато и результат был. Мне в Сингапуре нравилось, но у тренера родила жена, и он вернулся в Китай. Потом наступил тяжелый 2013 год, когда я поехала в Бельгию менять весь свой дебютный репертуар. Объем новой информации был огромным. Чтобы привыкнуть к новым позициям и схемам, надо было сыграть много партий. К тому времени у меня стал меняться характер, а вместе с ним стиль игры и дебютные предпочтения. Со спокойных позиций я перешла на более острые. Чтобы переключиться и адаптироваться к этому, потребовалось немало времени.

– У вас бывали минуты отчаяния?

– Еще бы! В Бельгии всё вроде бы делала так, как требовал тренер, но ничего не получалось! Я не могла понять, почему стою на месте, если так много тренируюсь. Терпела поражения, теряла рейтинг. Понимание, что не до конца разложила в голове все полученные и просмотренные файлы, пришло позже. Казалось, нахожусь в яме, из которой почти невозможно выбраться. Только чудо и родители заставили меня не опустить руки и не поддаться мысли: “А может, шахматы – это не мое?”. Семья ведь от многого отказалась ради моей карьеры. Чтобы я могла хорошо подготовиться и выиграть свой первый чемпионат мира, родители продали квартиру. Зная об этом, в самые отчаянные дни я шла и играла. Это растянулось на три с лишним года. Бог, видимо, проверял – готова ли я пройти через это.

В министры – через депутатское кресло

– Как вы оцениваете участие в ноябре 2018 года в своем первом взрослом чемпионате мира, где выступали 64 сильнейшие шахматистки планеты?

– Когда ехала в Ханты-Мансийск, то не представляла, что такое нокаут-система, когда после проигрыша сопернику прекращаешь выступления. Детские и юношеские турниры в таком формате не проводятся. Быстро же адаптироваться к нему помешали напряжение и волнение. В четвертьфинале встретилась с очень сильной соперницей – чемпионкой мира 2015 года Марией Музычук из Украины. Та, победив перед этим шахматистку из Ирана, имела целый день на отдых. У меня же все дни шла игра без передышки. Режим был такой: утром 2,5 часа готовишься к партии, потом начинается 5–6-часовая игра. Затем возвращаешься в номер и около часа обсуждаешь с тренером следующий день. Возможно, будь у меня пауза, я не совершила бы тех ошибок в матче с Марией. Зато, пройдя через всё это, научилась правильно готовить себя психологически к турнирам такого уровня.

– А с чем связаны планы на будущее? Новые “короли” казахстанских шахмат

– Завоевать титул чемпионки мира по шахматам среди взрослых и поднимать спорт в Казахстане. Начну с депутатской деятельности. Я узнавала – баллотироваться можно уже с 25 лет. Осталось 5 лет. Годам к 30, наверное, получится стать министром спорта. Возможно, смотрю на эти вещи еще как подросток, но мне кажется, что справлюсь. Знаю, что если чего-то захочу, то получу это. Опираясь на свой опыт, смогу помочь многим начинающим талантливым спортсменам.

Ночь в палатке, уха с картошкой

– Тем более что помощь перспективным шахматистам нужна до того, как они начнут показывать результаты.

– Да. Когда наоборот, то и чемпионов мало. Не все могут выдержать путь на шахматный олимп. Для этого нужен характер. Если же за спиной нет такого тыла, как семья, пройти через трудности почти невозможно. Я без своих родителей чемпионкой не стала бы. Всегда рядом со спортсменом находится кто-то из самых близких людей. Лучше, если это будут родители. Они, образно говоря, больше всех “потеют” за тебя. Я благодарна родителям. У них были свои цели в жизни, но они решили свою молодость отдать своим детям.

– От чего пришлось отказаться ради большого спорта?

– Я сильно ограничена в общении с друзьями. Не могу, к примеру, накануне турнира пойти с ними на каток. “А вдруг простудишься или упадешь”, – предупреждают родители. Самое большее из того, что могу себе позволить, – это сходить в кино, кофейню с подружкой или съездить с дедушкой на рыбалку. Вот там я действительно расслабляюсь. Ночевка в палатке, готовка ухи с картошкой – самый идеальный вариант, чтобы смыть с себя шахматную нагрузку.

– Что бы ты посоветовала тем, кто хочет стать чемпионом по жизни?

– Полностью заполнить свой день обычной рутиной. Можно просто записаться на курсы английского, кройки и шитья и т. д. Мне тоже еще столько всего нового надо посмотреть, увидеть, попробовать. Вот более или менее разгружусь и найду время пойти в художественный кружок.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи