Опубликовано: 2300

Затянувшийся на шесть лет процесс над Акжаркын Турлыбай: как это было и продолжается сейчас

Затянувшийся на шесть лет процесс над Акжаркын Турлыбай: как это было и продолжается сейчас Фото - azh.kz

Уже больше шести лет Акжаркын Турлыбай находится в тюрьме Китая.

Медиа-портал Сaravan.kz разобрался, как с самого начала развивалась история казахстанской студентки, которая получила в Китае приговор о пожизненном заключении за контрабанду наркотиков.

Дело Акжаркын Турлыбай волнует казахстанцев уже седьмой год. Недавно адвокат девушки опроверг слова заместителя генерального прокурора Марата Ахметжанова о том, что ходатайств об экстрадиции Акжаркын в Генпрокуратуру не поступало. Сункар Нурмагамбетов напомнил, что они обращались за этим и туда, и в МИД в 2016 и 2020 годах.

2014 год

Сама история началась весной шесть лет назад. Акжаркын училась в ЖенПИ, была отличницей, снимала с подругами квартиру в Алматы. Однажды она познакомилась с некой девушкой по имени Динара, которая предложила заняться бизнесом. Нужно было только привозить брендовую одежду из Китая. За каждую поездку обещали тысячу долларов, и Акжаркын согласилась. Динара познакомила её в ночном клубе с некими Аленой и Джонни, и они убедили ее, что бизнес вполне легальный.

Девятого марта она в последний раз выходила на связь с родственниками. На таможенном досмотре в аэропорту Гуанчжоу оказалось, что девушка перевозила не одежду: у неё обнаружили четыре килограмма наркотических веществ. Акжаркын попала в следственный изолятор, о чём и сообщили её близким через несколько недель. Родные девушки обратились за помощью в МИД, и посольство Казахстана начало разбирательство. Родителям пришлось собирать порядка 10 тысяч долларов на адвоката. Позже стало известно, что над делом будут работать сразу двое.

Защитник девушки Сункар Нурмагамбетов высказал такую версию: вполне вероятно, что Акжаркын стала жертвой нигерийской наркомафии, которую спецслужбы окрестили “Черный тюльпан”. Эта группировка вербовала в свои ряды девушек не только из Казахстана, но и из Кыргызстана и России. Схема была такая: главарь банды постоянно проживал в Таиланде и владел несколькими увеселительными заведениями. Он вербовал наркокурьеров и организовывал каналы поставки кокаина в Таиланд. Мужчина выбирал жертв среди незамужних женщин, которые прилетали на отдых, вступал с ними в интимную связь, а некоторым даже обещал жениться. Спустя время он просил девушек перевезти чемодан или сумку, однако жертвы о наличии наркотиков узнавали уже во время задержания. Правда, если главаря банды задержали российские спецслужбы, то его подельника в Казахстане – Джонни – и след простыл.

2015 год

Поскольку существует договор между РК и КНР о передаче осужденных лиц от 22 февраля 2011 года, были предположения, что у приговоренной к пожизненному сроку алматинки появился шанс вернуться домой. Процедуры перед судом заняли много времени, первое слушание состоялось только в апреле 2015 года. А 15 июня китайский суд приговорил Акжаркын к пожизненному сроку, и адвокат подал апелляцию.

С экстрадицией казахстанки тоже появились определённые сложности. Вот что сказал про договор о передаче осуждённых представитель министерства иностранных дел Алтай Абибуллаев: 

- Этот договор был благополучно ратифицирован парламентом нашей страны в 2013 году. В соответствии с международно-дипломатической и международной практикой такие договоры вступают в силу с момента ратификации также с китайской стороны. Китайская сторона в настоящий момент рассматривает вопрос ратификации. Вопрос: когда он вступит в силу? Видимо, после того, как китайская сторона ратифицирует. Есть установленный порядок обмена ратификационными нотами. В дальнейшем вопрос о передаче Акжаркын и других осужденных лиц из Китая в Казахстан будет осуществляться по линии правоохранительных органов, в частности, Генеральной прокуратурой, которая сможет разъяснить методы и механизмы данного договора.

28 августа того же года сообщили, что осужденные в Китае за контрабанду наркотиков казахстанцы этапированы на родину, но Акжаркын Турлыбай в этом списке почему-то не оказалось.

В сентябре того же года чрезвычайный и полномочный посол РК в КНР Шахрат Нурышев сообщил, что после повторного рассмотрения дела Акжаркын посольство вместе с Генеральной прокуратурой будут добиваться ее экстрадиции на территорию Казахстана. Вскоре ситуацию прокомментировали и в Генпрокуратуре:

- Приговор в отношении гражданки Казахстана не вступил в законную силу, поскольку, как нам известно, адвокаты обжаловали его в вышестоящей инстанции. Как дело вступит в силу, она, как гражданка Казахстана, имеет право обратиться в Генеральную прокуратуру либо к китайской стороне с просьбой, чтобы дальнейший срок она отбывала здесь, в Казахстане.

2016 год

В январе следующего года из Китая экстрадировали ещё семерых, а у Акжаркын ситуация осталась прежней: приговор не вступал в силу, до этого казахстанка не могла рассчитывать вернуться в свою страну. Зато в феврале чрезвычайный и полномочный посол КНР в Республике Казахстан Чжан Ханьхуэй выразил готовность гарантировать процесс изучения запроса казахстанской стороны после получения его китайскими органами юстиции, но отметил, что это в большей степени правовой вопрос. 

Апелляцию назначили на 17 марта 2016 года, затем перенесли на 7 апреля. Тогда Акжаркын дали пять минут, чтобы встретиться с матерью. А после четырёх часов суд снова перенёс заседание на неопределённый срок для исследования доказательств.

Восьмого апреля Генпрокуратура, на этот раз не дожидаясь приговора и того, чтобы он вступил в силу, отправила в Китай запрос об экстрадиции Акжаркын. 

В мае суд отменил предыдущее решение о пожизненном заключении и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. А на ноябрь назначили новое судебное заседание. Процесс длился три часа, несмотря на то что суд до этого уже длительное время изучал доказательства. Дату оглашения приговора оставили открытой, а без него экстрадиция всё ещё была невозможна.

2017-2018 годы

Сначала вынесение приговора запланировали на конец февраля следующего года, но 28 февраля его перенесли на неопределённый срок. И весь год девушка провела в неопределённости. За это время её адвокат принял участие в ток-шоу Андрея Малахова «Прямой эфир», где рассказал о деле Акжаркын.  

В ноябре адвокат сообщил: «На сегодняшний день рабочие сроки сохраняются в пределах 2017 года. Это тот период, в который мы ожидаем оглашение по Акжаркын Турлыбай». Однако этого так и не произошло. 

В июле 2018 года приговор всё ещё не был оглашён, и в МИД рассказали о том, как живёт в китайской тюрьме Акжаркын:

- В свободное время она читает книги на китайском и английском языках. Китайский язык у нее на хорошем уровне. Акжаркын преподает английский язык женщинам в камере. К ней хорошо относятся. Также она преподает йогу. С надзирателями и руководством тюрьмы у нее хорошие отношения. Поведение примерное. Она ожидает решения суда.

Счет девушки периодически пополняют, для того чтобы она могла купить продукты в магазине возле тюрьмы. Также Акжаркын передавали книги на английском языке. 

В сентябре второй адвокат - Сяо Чжаньдэ - сделал заявление:

- Я уже два дня на связи с судом, который пересматривает дело моей подзащитной Акжаркын Турлыбай. Дело все еще находится на рассмотрении. В ближайшее время мы с генеральным консулом Казахстана будем обсуждать наши дальнейшие действия. Я намерен обратиться в Верховный суд и подготовлю специальное письмо. 

Оказалось, по китайским законам не предусмотрен какой-либо фиксированный срок рассмотрения этого дела именно в апелляционном суде.

2019 год

Третьего сентября 2019 года прошло ещё одно заседание по делу, оно длилось два часа. Вскоре мать Акжаркын обратилась за помощью к Президенту Касым-Жомарту Токаеву. В числе прочего она писала:

«Защитой на безвозмездной основе занимаются казахстанские и китайские адвокаты. Принимает участие МИД республики. За это я им благодарна! Такие факторы, как нахождение моей дочери в условиях изоляции на территории иностранного государства, языковой барьер, обвинение в совершении особо тяжкого преступления, отражаются на нас тяжелейшими последствиями. В 2015 году ЦАРИКЦ официально признал мою дочь Акжаркын жертвой нигерийской группировки, в настоящее время преступники не пойманы. Однако МВД РК не принимает должных мер, в том числе для признания моей дочери потерпевшей от рук иностранных вербовщиков».

Вскоре сообщили, что Президент получил это обращение накануне вылета в Китай и поставил этот вопрос на высокий уровень. Пообещали обсудить дело с МИДом. 

- Президент был в Китае, он официально передал на высшем уровне просьбу о том, чтобы максимально рассмотрели положительно ее вопрос. Но вы знаете, что судебный процесс идет, поэтому мы будем ждать. После судебного процесса мы будем переходить к стадии, возможно, о выдаче, ее экстрадиции, - сказал глава МИД Казахстана. 

В Генпрокуратуре в очередной раз повторили, что вопрос экстрадиции поднимут только тогда, когда приговор будет оглашён. 

А 27 декабря наконец решение огласили, и оно полностью повторило то, которое было в 2015 году.

2020 год

В январе стало известно, что адвокаты подали повторную апелляцию. В Генпрокуратуре снова сказали, что, когда приговор обжалован апелляцией, речи об экстрадиции быть не может. А 27 августа Акжаркын в третий раз приговорили к пожизненному заключению.

И теперь вроде бы занялись вопросами передачи казахстанки на родину. Однако в Генеральной прокуратуре сказали, что и здесь она будет отбывать наказание.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи