Опубликовано: 2400

Заграница нам не поможет: цены на продукты в Казахстане продолжат расти

Заграница нам не поможет: цены на продукты в Казахстане продолжат расти Фото - архив "Каравана"

Правительство, наконец, озаботилось. На неделе премьер-министр РК провел совещание по стабилизации цен на продукты питания. Только за одну неделю они выросли на 0,2 процента. Официально. Аскар Мамин поручил министрам и акимам сделать всё, чтобы сдержать инфляцию. Но смогут ли они это сделать?

Больше доллара

Весной 2020 года, в разгар пандемии, экономика США упала на треть. Чтобы ее поддержать, Федеральная резервная система (ФРС) начала заливать страну деньгами. Каждый месяц печатали по 120 миллиардов “пустых”, необеспеченных долларов.

В 2021 году президент Джозеф Байден предложил опять напечатать денег. Всего 2 триллиона долларов. Итого Штаты получили больше 4 триллионов лишних долларов. Экономику они разогнали. Но какой ценой? Инфляция в США выросла до 5,4 процента. Обычный ее уровень – 1,2–2 процента в год.

В ноябре ФРС запускает серию крупных размещений государственных облигаций. Этот пылесос должен “высосать” наличные деньги. За первую неделю, по прогнозу, будет собрано 110 миллиардов долларов. Потом суммы увеличатся. Пылесос ограничит инфляцию внутри США, но никак не в мире. Доллар всё еще остается важнейшей резервной валютой. Поэтому, пока Вашингтон решал свои проблемы, их получили другие страны мира, запустился процесс глобальной инфляции. В том числе и в Казахстане.

Вне игры

Избыток денег ударил по всем сырьевым рынкам. Нефть еще летом продавали по 74 доллара за баррель. Сегодня – 84. Медь стоила 3,5 тысячи долларов за тонну. Сейчас – 4,5 тысячи. Летом прошлого года за тонну пшеницы в среднем выкладывали 170 долларов. Сейчас – 270. Примерно также выросли 2 других главных биржевых товара – кукуруза и соя. Все вместе они подтягивают цены на свои производные: ГСМ, электротехнику, металлоконструкции и оборудование, хлеб, мясо, напитки.

И да, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) на самом деле спрогнозировала рост цен на продовольствие в сезоне 2021/22 года. Объем потребления зерновых в мире в целом оценивается в 2,8 миллиарда тонн, что на 1,8 процента выше, чем в 2020–2021 гг. Такой рост связан в основном ожидаемым увеличением потребления пшеницы в кормовых целях в Китае, США, ЕС и Соединенном Королевстве. Качество жизни в этих странах растет. И они могут себе это позволить.

В прогнозе участвуют все значимые игроки. Это США, Китай, Великобритания, ЕС, Россия, Украина, Япония, Аргентина, Австралия, Мали, Индия, Пакистан. Казахстана, с его 6 миллионами тонн экспортного потенциала, нет. Что еще раз показывает степень нашего влияния в мировой торговле.

Зерновые – не единственные сельскохозяйственные товары, показывающие рост. Цены на масличные культуры, кофе, соки, хлопок тоже бьют рекорды. Переход на “зеленую” энергетику увеличивает спрос на кукурузу, сахарный тростник и другие сельскохозяйственные продукты, из которых делают биотопливо.

Но и это не всё, что давит на рынки. Аналитики считают, что производственные затраты растут на фоне подорожания сельскохозяйственного оборудования, энергии, удобрений и других ресурсов. Узкие места в мировой цепочке поставок делают транспортировку сельскохозяйственной продукции дороже. Есть такой индекс – Baltic Dry Index (BDI). Он считается индикатором стоимости отгрузки сыпучих товаров. За год индекс BDI вырос с 1636 до 4962. Из-за сложностей в доставке сырья предприятия начинают делать запасы. Что поднимает спрос на сырье и увеличивает расходы производителей продуктов питания. Эти расходы они вкладывают в цены для населения.

И главное: несмотря на то, что пандемия унесла более 4,8 миллиона жизней, население планеты за последний год увеличилось более чем на 80 миллионов человек, что повышает спрос на еду. И крестьяне с фермерами всего мира не успевают за ростом населения.

Нам 130 по плечу

Министр сельского хозяйства Ербол Карашукеев на минувшей неделе предупредил, что цены на хлеб вырастут.

– Что касается цен внутренних, действительно, учитывая, что зерно и продукт его переработки, мука, являются экспортным товаром, цена зависит от мировой конъюнктуры. Мы знаем, что ФАО прогнозирует рост цен на целую группу продуктов питания в среднесрочной перспективе. В связи с этим происходит рост цен, – сказал министр.

Таким образом, он заранее снял ответственность с министерства за рост цен на продовольствие.

Однако то, что сейчас происходит на рынке, можно назвать только анархией: есть масса мелких трейдеров, которые раскачивают цену.

Сейчас по регионам разъезжают представители узбекистанских и таджикистанских покупателей и скупают зерно напрямую у крестьян.

Ничего незаконного в этом нет. У нас открытая страна. Им так дешевле, не надо платить маржу казахстанским посредникам. Как Казахстан превращается в сырьевой придаток Узбекистана

На волне ажиотажа уже пошли слухи о том, что минсельхозу предлагают поднять закупочную цену на пшеницу в закрома родины до 130 тысяч тенге. А иначе потом будет дороже! Эта информация заставляет фермеров держать зерно на будущее, а его нехватка еще больше подогревает рынок. Но люди как-то забывают, что та же “Продкорпорация” берет зерно только у крупных и проверенных поставщиков, которые и получат эти 130 тысяч. На остальных денег не хватит.

Однако верхний предел цен в Казахстане определит заграница. Сейчас хлебопереработчики уже посматривают на соседей. Российское зерно, с учетом уплаты таможенной пошлины, будет стоить 115 тысяч тенге. Эта цифра, видимо, и будет пределом роста цены на казахстанском рынке.

Мы, кажется, пропустили

Инфляция в Казахстане в основном импортирована, так как мы не используем для торговли тенге. Нефть, газ, сталь, руду, зерно мы продаем за доллары. И вроде как даже радуемся, что цены на сырье растут. Но растущие цены на экспорт подталкивают вверх цены внутри страны. В том числе и на отечественные товары.

Международное рейтинговое агентство S&P Global Ratings считает, что инфляция в Казахстане в 2021 году составит 8,7 процента. Прогноз Нацбанка был скромнее – 4–6 процента.

Выходов из ситуации много. Главное – Казахстан практически ничем не может помочь миру выйти из продовольственного кризиса. Всё, что мы можем в глобальном масштабе, это поднять урожайность наших полей, производительность наших ферм и создать условия, при которых крестьянам было бы выгодно продавать свои продукты за тенге и на внутреннем рынке. Пока мы собираем с гектара по 10–11 центнеров. Это в 2–2,5 раза меньше, чем, например, в России, где урожайность зерновых стала одной из тем национальной программы продовольственной безопасности.

Есть и другой путь, по которому шли все остальные молодые индустриальные страны.

Надо поднять доходы населения так, чтобы на еду обычный казахстанец тратил не треть своего заработка или больше, а, допустим, 10-ю часть, как в Южной Корее.

Но для этого нужны индустриализация и промышленная революция, которые мы, кажется, пропустили, либерализация экономики и реформа судебной системы.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи