Опубликовано: 8500

В Северном Казахстане обычная яичница стала деликатесом

В Северном Казахстане обычная яичница стала деликатесом Фото - Петропавловские пенсионеры вынуждены покупать яйца на рынке поштучно. Десяток – слишком дорого. Фото Инны ЛОПАТКО

В регионе уже говорят о катастрофе в птицеводческой отрасли и просят помощи у государства. На этом плачевном фоне чиновники пытаются отсудить у предпринимателей уже полученные субсидии. А птичий грипп снова атакует регион.

Золотые яйца

На рынках Петропавловска появился диковинный товар, мимо которого мало кто проходит с оглядкой. Больше того, многие покупают. Это чудо – яйца, которые продавцы ласково называют “молодки”. Десяток стоит всего-то 150 тенге. И тут бы в ладоши хлопать такому товару, да только плакать хочется. Яйца эти настолько крохотные, что хозяйки сокрушаются: мол, никогда прежде такую мелочь не продавали.

– Знаю яйцо первой, второй категории. Нулевая категория – самые крупные, они как раз и есть нормальные, на которые любой рецепт рассчитан. Это что за горох? Страшно посмотреть, 50 лет живу, никогда такого в продаже не встречала, – недоумевает покупательница в очереди за яйцами.

А продавец за прилавком парирует: мол, с лета такими торгуем. Говорит, что берут “молодку” хорошо:

– Яйцо ничем не заменить. Берут люди, куда деваться, что еще за эти деньги можно купить?

Привычного размера у продавца красуются по 450–480 тенге за десяток. Эти внушительные ценники у прилавка долго разглядывает пожилая пара. Дедушка с бабушкой перебрасываются парой фраз, и глава семейства со стеснением в голосе спрашивает продавца:

– Дочка, вот эти, крупные, хорошие, но полтыщи за десяток... У нас с бабушкой маленькая пенсия. На десяток не наберем. А штуки 3 яичка продашь?

– Берите.

Жизнь несушек дорожает

Покупатели на петропавловских рынках заметили, что за прошедшую неделю на 20–30 тенге цены поднялись не только на “молодку”, но и на все категории яиц. Птицефабрики региона не скрывают, что вынуждены повышать цены.

На днях птицеводы Северного Казахстана о своих проблемах поставили вопрос ребром на заседании Национальной палаты предпринимателей “Атамекен” и попросили донести их до правительства страны. Взлетели цены на корма, а это 70 процентов себестоимости яйца.

– Резкое подорожание стоимости зерновых и масличных культур, а также расходных материалов, импортных аминокислот и премиксов отразились на работе птицеводческой отрасли. Это и привело к повышению себестоимости яйца всех категорий. Снижение объемов субсидирования в текущем году и полное отсутствие субсидирования яйца в 2022 году осложнит и без того затруднительное финансовое положение птицефабрик, – говорит директор ТОО “Птицефабрика Есильская” Мурат БАКИРОВ.

Еще один удар отрасли, по словам птицеводов, наносят попытки чиновников обуздать цены на продукты силовыми методами.

– Государственное регулирование цен на социально значимые продовольственные товары не позволяет птицефабрикам продавать свою продукцию по приемлемым ценам, – говорит Мурат Бакиров.

Корма бы – в госзакрома

По мнению североказахстанских птицеводов, проблему решить можно только за счет специального фонда кормов. Назвать его предлагают “фуражным фондом”. В нем должен храниться как минимум полугодовой запас кормов для птицефабрик страны. “Нам понадобилось 30 лет, чтобы восстановить птицеводческую отрасль, а теперь мы можем лишиться за полгода”: мрачный прогноз

В “Атамекене” птицеводам тут же ответили, мол, о проблеме знают, всё понимают и даже уже пытаются решить ее вместе с минсельхозом.

– Назрела крайне тяжелая ситуация, когда корма не регулируют ценовую политику, а конечный продукт, выпускаемый птицефабрикой, – яйцо, подпадает в категорию социально значимых продовольственных товаров, соответственно, рост цены на этот продукт недопустим. Мы предлагаем МСХ 2 варианта решения этой проблемы. Первый – создать совместно с Продкорпорацией фуражный фонд и второй – в случае его создания рассмотреть вопрос о субсидировании группы товаров, находящихся в группе социально значимых продтоваров, – отмечает Нариман АБИЛЬШАИКОВ, первый заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей “Атамекен”.

Форс-мажор чиновникам не писан?

Пока реальностью отрасли стали не только дорогие корма, но и судебные заседания, на которых чиновники пытаются высудить у птицеводов субсидии, которые они уже получили.

Так, управление сельского хозяйства и земельных отношений акимата Северо-Казахстанской области обратилось в суд с иском к Бишкульской птицефабрике о возмещении субсидий на производство яйца, которые были выплачены в 2020 году.

Истец требовал, чтобы птицефабрика выплатила государству почти 15 миллионов тенге. Вернуть их государству, по мнению чиновников, следовало потому, что ответчику давали субсидии при условии того, что он произведет одно количество яиц, а тот до оговоренного объема не дотянул. Вместо 100 миллионов штук оказалось только 35 миллионов. При этом истец требовал вернуть абсолютно всю сумму субсидий, невзирая на то, что часть яиц куры всё-таки снесли.

Примечательно, что этот иск родился в недрах аграрного ведомства тогда, когда причина, по которой несушки не справились с планом, стала слишком уж очевидна.

Куры на Бишкульской птицефабрике не оправдали поставленные задачи потому, что просто погибли от птичьего гриппа. Эта птицефабрика во время пандемии птичьего вируса пострадала больше прочих. Достаточно сказать, что здесь для сжигания птичьих трупов тогда пришлось установить индивидуальный мощнейший крематорий из арсенала специального Республиканского противоэпизоотического отряда. Трупов было так много, что даже эта гигантская трупосжигательная печь не всегда справлялась.

В суде ответчик рассказал и другие подробности того, как отработал тот вирусный год, и просил всё списать на форс-мажор. В частности, он сообщил, что эпидемия птичьего гриппа повлекла полное прекращение производственной деятельности фабрики с сентября до декабря 2020 года. Тогда, по официальным данным, на предприятии погибло 312 тысяч несушек. И только после получения субсидий от государства в декабре 2020 года предприятие смогло закупить молодое поголовье цыплят и возобновить свое производство.

Специализированный межрайонный экономический суд СКО в иске по этой фабрике отказал. Что ждет других птицеводов, которые тоже в разгар птичьего гриппа получали субсидии, – вопрос на засыпку.

Залетная зараза

К слову, год назад пандемия птичьего гриппа в СКО охватила 39 сел практически во всех районах региона. Пострадали и частные подворья, и птицефабрики, счет погибшей птицы приближался к полумиллиону голов.

Как в этой ситуации было принято решение подавать иск на птицефабрику, непонятно.

Между тем, пока птицеводы пытаются со своими бедами достучаться до вышестоящих чиновников, птичий грипп опять атакует регион. Заразу подтвердили в селе Лебяжьем, что на границе с российской Омской областью. В прошлом году именно в этих краях случились первые массовые заражения.

Сейчас в Лебяжьем за считаные дни пало сразу больше тысячи кур, гусей и уток. В селе сразу ввели карантин и моментально уничтожили всё птичье поголовье. Это около 2 тысяч пернатых.

По данным руководителя управления ветеринарии акимата СКО Берика АЛЬЖАНОВА, только оперативными мерами удалось остановить распространение вируса. Но известно, что птичий грипп разносят дикие птицы, которых остановить никому никогда не удавалось, а это значит, что болезнь еще может напомнить о себе.

ПЕТРОПАВЛОВСК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи