Опубликовано: 520

Североказахстанские сельчане бросились забивать и прятать птицу от отрядов по уничтожению пернатых

Североказахстанские сельчане бросились забивать и прятать птицу от отрядов по уничтожению пернатых Фото - “Сама зарублю!” – сельчане не отдают птицу даже под угрозой штрафа. Фото Инны ЛОПАТКО

Скандалом обернулась борьба с птичьим гриппом в Северном Казахстане. Сельчане недовольны компенсацией, которую обещают за изъятую птицу. В карантинных зонах люди грудью защищают свои птичники и массово пускают под нож кур и гусей, которых ветеринары считают смертельно опасными.

Птичий грипп свирепствует в регионе уже почти месяц. Жители неделями хранили трупы на жаре в ожидании Республиканского противоэпизоотического отряда. Он должен был приехать, изъять мертвые тушки и составить акт потерь. Но когда озвучили размер компенсаций, люди впали в ступор.

Чиновники, как и обещали, в расчетах опирались на среднестатистическую рыночную стоимость мяса птицы за прошедший месяц.

В итоге получилось, что за курицу яичных пород птицеводам выплатят 944 тенге, за бройлера мясной породы – 1 346 тенге, за утку – 2 744 тенге, гуся – 5 321 тенге, а за индюка – 7 614 тенге.

Суммы возмутили в первую очередь простых деревенских жителей, которые держат десяток-другой пернатых, чтобы свести концы с концами в непростой деревенской жизни.

– Держим только птицу. Корма дорогие, от скота давно отказались. Ждали компенсацию – и вот те на! Гусь – 5300. Мы держим птицу для того, чтобы забить ее в конце ноября, тогда на улице мороз, а на рынке – наша цена. В августе – сентябре птица дешевая, не рубят ее в это время. Мы все ждали ноябрьских цен, чтобы заработать раз в год. Гусь в прошлом году в ноябре-декабре стоил от 8 тысяч тенге, сейчас всё еще больше подорожало, рассчитывали на 10 тысяч за тушку. У меня птица породистая, по 6 килограммов каждый гусь. Что мне эти 5 300? – вопрошает житель Кызылжарского района Владимир.

А возмущенные жители села Якорь уверены, что компенсацию нужно давать не по среднерыночной стоимости, а по живому весу.

– Что за среднерыночные цены? Откуда они? Гусак всегда втрое больше гуски. Как можно усреднять? Утка бывает 700 граммов, а бывает и 3,5 килограмма. Так же и куры. Породы разные, уход разный. Не может быть среднерыночных цен. Сходите на рынок, не купите вы там по среднему ничего. Хорошая курица втрое дороже. Как рассчитывали? Сколько считали жирной птицы и сколько синей худобы? – возмущаются Алексей и его соседи. Произойдет ли рост цен на курятину и яйца после вспышки птичьего гриппа

Кроме того, народ шумит и о том, что для получения компенсации нужно собрать документы. Главное – подтвердить падеж.

– Пока ждали изъятия, сгнило всё! Черви вот такие были, одни перья да клювы остались. И жгли многие! А что было делать? Никто не приезжал, вонь стояла, рядом дети, мы спасались, как могли. А теперь справку подавай! Люди падаль уничтожили, а то, что не сдохло, перерубили и заморозили, тушенки наделали, – хором твердят жители Якоря.

Живое – убивать?

Масла в огонь подлила неожиданная новость о том, что птицу теперь будут изымать и в тех подворьях, где падежа не случалось.

Неделю назад специалисты от ветеринарии во всеуслышание пообещали североказахстанцам, что изымать и убивать пернатых будут только там, где регистрировали болезнь.

Но вот не обошла болезнь стороной даже те птичники, где прежде никто не болел. В конце минувшей недели на заседании областного оперативного штаба по борьбе с птичьим гриппом решили пойти на непопулярные меры. Два села, которые стали очагами вируса, решили полностью очистить от домашней птицы.

– По селу Бесколь и Якорь мы приняли решение изымать оставшуюся птицу в связи с тем, что птица гибнет в личных подсобных хозяйствах, где ранее не регистрировали болезнь, – говорит Марат ИБРАЕВ, руководитель территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора минсельхоза РК.

Только исполнить решение штаба в регионе оказалось сложно.

Сам зарублю!

Утро минувшего вторника. Республиканский противоэпизоотический отряд получил задание отработать два микрорайона села Бесколь. Здесь в 70 дворах нужно изъять и уничтожить около 2,5 тысячи живых кур, гусей и уток. Вместе со специалистами мы пытаемся попасть в один дом, другой, третий. Одни просто не открывают ворота, другие идут в откровенную атаку.

– Я растил птицу не для того, чтобы ее забрали! Не отдам! Что эта компенсация, ее еще выходить надо! – рубит с плеча у закрытых ворот Иван ГУСЕЛЬНИКОВ.

Спустя час попыток приступить к работе противоэпизоотический отряд зовет на помощь полицейских. Разговор с несговорчивыми птицеводами продолжают люди в форме. Вежливо просят впустить во двор, объясняют, что закон велит бороться с вирусом.

В случае с Елизаветой МУСИНОЙ удается.

– Они не выходили никуда, они все здоровые! – плачет хозяйка, подписывая акт об уничтожении пернатых.

“С вилами выйдем!”

Марат Ибраев, руководитель территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора минсельхоза РК, который тоже здесь пытается уговорить людей исполнить закон, говорит, что для изъятия птицы у населения в случае эпидемии есть все законные основания: “За несоблюдение условий и требований карантина и ограничительных мероприятий статьей 406 Кодекса об административных правонарушениях РК предусмотрен административный штраф в отношении физических лиц – 20 МРП. Это больше 50 тысяч тенге”.

На карантине в СКО 29 сел. В 27 пока не начался падеж в хозяйствах, где осталась птица, не контактировавшая с больной, за ней только наблюдают. Но ветврачи не скрывают: птичий грипп еще не побежден и проявиться может в любой момент. Главный ветеринарный врач СКО Берик АЛЬЖАНОВ говорит: “Иначе мы болезнь не победим!”.

А из отдаленных сел области, где сельчане держат кур взаперти, журналистам уже звонят и говорят, мол, если приедут изымать, всем селом с вилами выйдем, не дадим!

Официальный падеж птицы в регионе перевалил за 200 тысяч голов, в личных хозяйствах погибло более 16 тысяч пернатых. 14 крематориев области продолжают дымить на окраинах аулов и сел.

ПЕТРОПАВЛОВСК – с. ЯКОРЬ – с. БЕСКОЛЬ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи