Опубликовано: 560

Вы удивитесь, но зоозащитники выступают против приюта для домашних животных в Казахстане

Вы удивитесь, но зоозащитники выступают против приюта для домашних животных в Казахстане Фото - из архива Инны РАДЧЕНКО

В последнее время Караганда снискала дурную славу у международных зоозащитных организаций.

Видеоролик, в котором дюжие мужчины безжалостно отстреливают собак в Центральном парке культуры и отдыха, заставил взывать к властям страны и региона не только карагандинцев, но и культовую французскую киноактрису, ныне главу фонда защиты животных Бриджит БАРДО. Однако даже после ее обращения отстрелы в шахтерской столице не прекратились.

Время карантина дало передышку бродячим собакам и кошкам, однако возвращение горожан к привычной жизни вновь поставило вопрос ребром: как быть? С одной стороны, волонтеры зоозащитных организаций во всех соцсетях взывают к милосердию, пристраивая бездомышей, с другой – тут и там появляется информация о покусанных бродячими собаками гражданах.

Так есть ли панацея? Как защитить бездомных животных, не ставя под угрозу здоровье и жизни людей?

На эти вопросы “КАРАВАНУ” ответила председатель общественного объединения “Дари добро”, член республиканской Ассоциации зоозащитников “INUKOBO” Инна РАДЧЕНКО.

“Животное – это вещь”

– В 2017 году мы обратились в городской акимат с предложением перенаправить часть бюджета, предназначенного для отстрела бездомных собак, на их стерилизацию¸ – поведала зоозащитница. – Тогда нам ответили, что это неосуществимо, поскольку в правилах отлова не существует понятия “стерилизация” как такового. Но зато меня пригласили в рабочую группу по изменению этих самых правил, и в 2017 году в них термин “стерилизация” появился. Однако на практике ничего не изменилось, поскольку кода бюджетного классификатора, чтобы принять участие в госзаказе, у нашей организации не было. А все попытки доказать, что в других городах стерилизация бездомных животных успешно проводится, были безуспешными. Нам отвечали, что в других городах стерилизация проводится незаконно. И с тех пор в Карагандинской области действуют двойные стандарты. В правилах написано, что убивать бездомных животных нельзя, нужно отлавливать их гуманным способом, но деньги выделяются только на дротики с ядом.

– В акимате была озвучена сумма, выделенная на отлов и уничтожение бродячих собак и кошек в прошлом году, – 8 миллионов тенге. Неужели на все эти деньги закупили только дротики и яд?

– Ну вот смотрите: по тем же самым правилам, утвержденным в 2017 году, четко определено, что у службы отлова должны быть специально оборудованные машины для перевозки отловленных гуманным способом животных. В специальных клетках эти животные должны перевозиться в места временного содержания и там содержаться столько, сколько предписывает закон.

– А сколько предписывает закон?

– Согласно Гражданскому кодексу, животное – это вещь. Если ты нашел чужую вещь и не знаешь, где ее владелец, ты обязан хранить ее 2 месяца, а по истечении срока принимаешь решение, забрать ее себе или продать, или уничтожить. Если хозяева отловленного пса или кота не нашлись за 2 месяца, их гуманным способом должны усыплять и утилизировать. Речь идет об эвтаназии, которую применяют ветеринары, но никак не о яде, от которого животные умирают в ужасных муках.

– Средства для эвтаназии тоже отсутствуют?

– Ни денег, ни сачков, ни клеток, ни специально оборудованных машин у службы отлова в Караганде нет. Из всех атрибутов, перечисленных в правилах, служба ветеринарии получила только наклейки на машины. И горожане видят, что это едет служба отстрела. Но при этом, несмотря на правила, отловщики, выезжающие по заявке, физически не могут сделать ничего, кроме как подстрелить животное, поскольку у них есть только ружье с дротиками, заряженными ядом. Причем яд не дозируется по весу собаки, и, соответственно, большие собаки из-за недостатка яда умирают долго и мучительно. А маленькие – быстро, но все равно умирают, без вариантов. То есть по факту ни о каком отлове речи не идет, это самый настоящий отстрел.

Правила есть, а механизма нет…

– Вы хотите сказать, что в отношении бездомных животных правила существуют только на бумаге? А как же тогда принятые в начале года правила содержания домашних животных? Тоже для галочки?

– В том, что касается бродячих животных, всё понятно: у службы отлова, которая принадлежит ветеринарии города, нет инструментария, а стало быть, возможности выполнить правила. А владельцы животных просто безответственно относятся к своим питомцам. Все прекрасно знают, что, если твоя собака постоянно на самовыгуле, если она бегает за забором частного дома, очень высока вероятность того, что она будет убита. Если кто-то позвонит и вызовет отлов, они приедут и отстрелят пса. Но владельцы не желают включать мозг, а потом жалуются со слезами по телевидению, говоря о том, что собака бегала за забором рядом с домом, но ее всё равно отстрелили. В таких случаях мне очень жалко собаку, но виноваты в этом хозяева. Принятые правила регламентируют, что за это должен отвечать хозяин, а не собака – своей жизнью.

– Получается, в тех случаях, когда отстреливали породистых собак в ошейниках, виноваты были их хозяева?

– Ну, во-первых, бегающая по улицам собака в ошейнике всё равно считается на самовыгуле. И одно дело, если эта собака убежала, и вы ее потеряли. А если ваша собака в ошейнике бегает на самовыгуле на регулярной основе, это нарушение правил. Должны не собаки страдать, а их владельцев надо наказывать. Яркий пример – прошлым летом были убиты сенбернары. Люди вызвали участкового, участковый вызвал отлов и заставил стрелять в 2 собак. Люди кричали: “Пожалуйста, не трогайте их, хозяева уже едут”. Тем не менее хозяйка суд проиграла, действия службы отлова были признаны законными. Это, конечно, полный бред. Но гибель этих собак хотя бы способствовала тому, что сейчас у отловщиков есть запрет на стрельбу в породистых, явно владельческих собак.

– Разве это не должно радовать вас, как зоозащитника?

– Знаете, отношение тут двоякое. С одной стороны, хорошо, что запретили отстреливать владельческих собак, но взамен-то ничего не предложили. Что происходит сейчас? Если где-то по улице бегает большая, явно владельческая собака, люди вызывают участкового. Участковый звонит в отлов, а те выезжать отказываются – нет смысла. Они звонят волонтерам. А что должны сделать волонтеры? Прилететь на вертолете, забрать эту собаку неизвестно куда и сделать с ней непонятно что? Определить-то ее некуда.

Приют – не панацея!

– Помню, несколько лет назад другая зоозащитная общественная организация – “Верный друг” – ставила вопрос об открытии приюта для бездомных собак и кошек. Я так понимаю, воз и ныне там?

– Перед Новым годом новый аким Карагандинской области Женис КАСЫМБЕК крайне заинтересовался этим вопросом. Глава региона дал задание построить приют для бездомных животных. И вот тогда-то мы хором заявили: мы – против! Зачем на уничтожение бездомных собак и кошек приготовили десятки миллионов

– Почему?!

– Давайте по порядку. Не существует статистики, сколько бездомных животных находится на улицах города. Отсюда вопрос: на сколько мест должен быть приют? Нам ответили: “Примерно на 500 собак”. Ребята, давайте будем реалистами! 500 собак – это почистить только Майкудук, проблему этим вы не решите вообще! Тогда зачем тратить бюджетные деньги? Ведь в приюте собак нужно содержать, а это тоже недешевое удовольствие. Кроме того, пока вы соберете этих собачек, на их место выкинут столько же – кто уезжает, наигрался, наплодили и не знают, куда девать, и т. д. В результате уже через год в этом же Майкудуке будут опять те же самые 500 собак. Это замкнутый круг, разорвать который не сможет ни один приют.

– Получается, разорвать этот круг сможет только стерилизация?

– Только ответственность людей за своих питомцев. А чтобы она появилась, должна появиться регистрация. То есть любой человек, взявший животное, должен понимать, что он обязан его зарегистрировать. В новых правилах термина “регистрация” еще не существует, но уже появился термин “идентификация”. То есть появился сдвиг к тому, чтобы как-то идентифицировать домашних животных.

– Это как?

– Есть разные способы: таврирование, чипирование, клеймирование. Конечно, самый простой способ – это чип. Он безболезненно ставится, его можно считать и т. д. Но у нас в Казахстане не существует аппаратов, считывающих эти чипы. То есть поставить вы их можете, но прочитать некому и не на чем. Этот вопрос также надо решать, и не на уровне волонтеров.

Элементарно сейчас заставить всех владельцев животных хотя бы зарегистрировать их в ветеринарной клинике, чтобы, по крайней мере, окружающие понимали: это домашнее животное.

И чтобы владельца можно было легко найти в случае, если его питомец потеряется. Мы очень надеемся, что в 2020 году будет принят закон об ответственном отношении к животным, где термин “регистрация” появится де-юре, и она станет обязательной процедурой.

“Цивилизованное общество начинается с милосердия”

– Не получится ли, что процедура станет обязательной раньше, чем появится механизм ее реализации?

– Мы тоже этого не хотим, поскольку научены горьким опытом, когда правила отлова написали, но не вышло ни одного подзаконного акта или нормативного документа по области, объясняющего, как работать с этими правилами. Наверное, проще будет решать вопросы с регистрацией. Когда появятся программы, позволяющие считывать информацию с чипов, и т. д. Но мы полагаем, что с учетом сегодняшних реалий владелец животного должен будет завести на него ветеринарный паспорт и зарегистрироваться в любой фелинологической, кинологической базе либо в ветеринарной клинике. Главное, что делать это он должен будет в обязательном порядке, и тогда владелец животного несет административную ответственность не только за питомца, но и за его приплод. Мы, волонтеры, будем стараться держать этот вопрос на контроле. Уже сейчас нам обещали, что помогут отработать с разными группами: департаментом полиции, ветеринарными клиниками и т. д., чтобы прояснить многие нюансы и потом объяснить людям, как это работает.

– То есть власти с вами взаимодействуют, прислушиваются?

– К нам стали прислушиваться только после того, как все службы, ответственные за работу с животными, пошли под управление акима области. К сожалению, городскому акимату наши проблемы неинтересны. В 2017 году я написала акиму Караганды Нурлану АУБАКИРОВУ несчетное количество писем, и каждое письмо начиналось с фразы: “В очередной раз пишу вам…”. Практически “на деревню дедушке”. Он прогнал меня по всем своим замам, но личной встречи с ним я так и не добилась.

– Может быть, он просто не любит животных?

– Совершенно не важно, есть у вас животные или нет, любите вы их или нет. Если вы хотите жить в безопасном и чистом городе, хотите, чтобы ваши дети не боялись стай бездомных животных, вам нужны правила содержания, то есть закон, регулирующий ответственность хозяев. Это элементарная жизнь в социуме. Поэтому какая разница, есть у тебя собака или нет? Люди, не имеющие животных, должны быть больше других заинтересованы в том, чтобы не наступать на их фекалии и знать, что собаки гуляют только на поводке и не кинутся на них и их детей.

– Ну да, убийства собак на глазах у детей, которые еще недавно были в нашем городе, вряд ли приятны и тем, кто не держит никаких животных…

– Все психологи мира говорят о том, что жестокое отношение к людям, садизм, убийства начинаются с практики над животными. Это доказанный факт, который никем не оспаривается, и поэтому ювенальная полиция, отделы образования, школьные психологи тоже должны быть заинтересованы в том, чтобы проявления жестокости у детей к животным были под контролем. Но у нас всё иначе.

Был случай, по которому я обращалась в департамент внутренних дел с письмом, в котором указывала факт жестокого обращения с животным: ребенок выткнул глаз котенку на перемене.

Я назвала фамилию, имя, класс, школу, приложила свидетельские показания, но никаких мер принято не было. Хотя ведь понятно: этот ребенок нуждается в особом контроле. Таких примеров очень много: сегодня мы растим тех, кто “тренируется” в жестокости на кошечках, и не понимаем взаимосвязи: если на его глазах вчера взрослый пнул собаку или кота, он показал ему пример, дал сигнал – над слабым можно издеваться.

– Вы считаете, принятие закона об ответственном обращении с животными способно решить и эту проблему?

– Это просто уровень гуманизации общества. Мы сейчас позиционируем себя как цивилизованное общество и опускаем тот факт, что в нем никто не истерит по поводу пробегающей мимо собачки, а заблудшему котенку соорудят домик. У нас же всех отравят, застрелят, уничтожат. Вот глобальная разница между цивилизованным и нашим обществом, она налицо. Поэтому нельзя одним законом привести общество в цивилизованное состояние. Мы должны вырастить поколение детей, в души которых нами будет вложено милосердие. Тогда мы построим нормальное общество.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи