Опубликовано: 170

Вопрос национальной безопасности: игнорировать нельзя, возродить…

Вопрос национальной безопасности: игнорировать нельзя, возродить…

Проверка санитарных служб Казахстана показала: только за I полугодие 2022 года количество пищевых отравлений по сравнению с цифрами за весь 2021 год утроилось!

А в регионах, где на промышленных предприятиях не соблюдают гигиену и охрану труда, катастрофически не хватает санитарных врачей.

Специалисты санэпиднадзора связывают это с мораторием на проверки субъектов бизнеса и c закрытием всех санитарно-гигиенических факультетов в стране.

– Как-то американский ученый врач-эндокринолог XX века Эллиот Джослин сказал: “Гены заряжают оружие, а образ жизни и факторы окружающей среды нажимают на курок”. По сути, эти слова объясняют причины появления большинства человеческих недугов, – начинает рассказ руководитель управления санитарно-гигиенического мониторинга филиала “Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга” НЦОЗ МЗ РК, к. м. н. Сеиткарим ТАСТАНБАЕВ. – Воздух, вода и пища – это системы жизнеобеспечения человека. Сейчас, когда мы нацелены модернизировать страну и построить Новый Казахстан, нас, как никогда, волнуют вопросы санитарно-эпидемиологической безопасности, так обострившиеся в последнее время.

К примеру, в развитых государствах Европы и Северной Америки системы государственного санэпиднадзора и контроля за объектами существовали всегда и в обязательном порядке. Довольно тяжело там предпринимателям открывать любые объекты, в том числе и общественного питания: настолько жесткие требования в области гигиены и санитарии. Зато в результате их население получает обслуживание на самом высоком уровне.

В Казахстане, в общем, тоже существует целая государственная система, которая проводит профилактическую работу по предотвращению всевозможных инфекционных и неинфекционных заболеваний, но есть много причин волноваться.

– Не так давно по заданию Генеральной прокуратуры и министерства здравоохранения нас, санитарных врачей, направили в Жанаозен, где на одном из частных предприятий забастовали нефтяники, – продолжает Тастанбаев. – Наряду с экономическими требованиями они ставили вопрос ненадлежащих условий труда. Прибыв на место, мы обнаружили, что раздевалка для коллектива из 250 сотрудников, занимающихся ремонтом скважин, рассчитана всего на 70 человек. В ежедневном рационе питания, в который должны входить все жизненно важные витамины и микроэлементы, реально присутствуют лишь макароны да мясо. Не отвечает требованиям и спецодежда. Еще хуже то, что извлеченные ремонтниками из-под земли отработанные, загрязненные радиацией трубы складируются там же на территории, и всюду стоит запах нефти. А это наносит ущерб окружающей среде и атмосферному воздуху, которым дышат люди. Мы знаем, что в течение дня человек пропускает через свою систему дыхания около 15 кубометров воздуха. И от его качества на 25–30 процентов зависит состояние иммунитета и здоровья в целом.

 

Но самое интересное, что на местах на должностях санитарных врачей часто работают не специалисты, а, к примеру, юристы, отставные работники внутренних дел, судов или медсестры, которых, по сути, учили только делать уколы и проводить некоторые медицинские процедуры. Если раньше в регионах существовали специализированные отделы гигиены труда, питания, гигиены детей и подростков, коммунальной гигиены, то сейчас ничего этого нет. А дело в том, что лет 5–6 назад в стране были закрыты все санитарно-гигиенические факультеты в медицинских вузах. И теперь на периферии катастрофически не хватает санитарных врачей. Получается, что контролировать обстановку и расписывать мероприятия по охране здоровья для местных предприятий и организаций некому. В итоге мы наблюдаем ситуации, подобные жанаозенским.

Воздух, вода и пища

По долгу службы санитарно-эпидемио-логические органы призваны исследовать воздух, воду, почву, пищевые продукты, а также эпидемиологически значимые сооружения: системы водоснабжения, открытые водоемы, объекты для детей и подростков, радиологические, промышленные, коммунальные объекты. Всё, что воздействует на человека, от первого до последнего его вздоха.

– Прежде всего остановлюсь на пищевой безопасности. На контроле санэпидслужб в республике состоит более 60 тысяч пищевых объектов, – рассказывает Сеиткарим Оразович. – Из них сотрудникам ведомства в этом году удалось проверить не более 15 процентов! Хозяева остальных не позволили провести обследование, ссылаясь на Предпринимательский кодекс и мораторий на проверки субъектов малого и среднего бизнеса. У нас порой доходит до парадоксальных ситуаций, когда общественные организации, вроде объединений и союзов предпринимателей, инициируют запреты в отношении деятельности государственных органов, которые стоят на страже здоровья населения целой страны! И в результате получается, что, согласно Предпринимательскому кодексу РК, именно большинство пищевых объектов не подлежит санитарно-эпидемиологическому контролю. Но в таком случае общественные организации, такие как Нацио­нальная палата предпринимателей “Атамекен”, должны рекомендовать своему бизнес-сообществу неукоснительно соблюдать требования Санитарно-эпидемиологических правил и норм, чтобы объекты общественного питания не подвергали риску здоровье казахстанцев и не возникало массовых пищевых отравлений. Нельзя же допускать, чтобы вредные вещества из воздуха, воды, пищи, строительных материалов плохо влияли на население: детей, взрослых, стариков! К тому же это сказывается и на трудоспособности людей. Если они будут часто болеть, не смогут активно работать, терять от этого будет и само производство, и экономика страны в целом. Почти вся территория Казахстана это природный очаг опасных инфекций: как это может по нам ударить и что делать

Именно потому и была внедрена в Казахстане система санэпидконтроля и санэпидмониторинга. И министерством здравоохранения выпущены соответствующие директивные документы. Например, согласно его приказу № 193 от 2020 года, мы ежеквартально проводим контроль качества пищевой продукции. За I полугодие лабораториями санэпидслужбы было исследовано 5 249 проб пищевой продукции на микробиологические показатели, из них 102 – не соответствуют требованиям нормативных документов. Из продуктов чаще всего это сырая говядина, куриное мясо из пищеблоков, расположенных в медицинских учреждениях, объектах общественного питания высокой эпидзначимости с количеством посадочных мест свыше 50.

Вот и приоткрылись причины, по которым в республике за I полугодие 2022 года количество пищевых отравлений на объектах общественного питания утроилось в сравнении со всем 2021 годом. Было 6 случаев групповых отравлений с числом пострадавших 103 человека, стало 18 пищевых групповых отравлений с числом пострадавших более 300 человек только за I половину 2022 года. Это в городах Нур-Султане, Атырау, Павлодаре и в Акмолинской области. Среди основных инфекционных агентов в готовой пищевой продукции – стафилококк, бактерии группы кишечной палочки, сальмонеллы. Выявлено бактерионосительство у работников пищеблоков, которые не прошли медосмотр. Сообщениями об этом пестрили новостные ленты Интернета. И в большинстве случаев, даже когда шли вспышки или массовые отравления, санитарные специалисты не могли попасть на предприятие. Всё – из-за того самого моратория на проверки малого и среднего бизнеса!

– А что, предприниматели перед ними закрывали двери на замок?

– Дело в том, что сначала специалисты санитарно-эпидемиологического контроля должны зарегистрировать свой выход через прокуратуру и только потом выехать на место, чтобы расследовать всю цепочку, откуда пошло отравление. А в это время пострадавшие уже разъезжаются по другим местностям. Они уже контактные и могут заражать других людей. Но прокуратура, ссылаясь на закон о моратории, требует, чтобы санврачи сначала аргументированно доказали, что проверка необходима. А нам-то надо выйти сразу! Поступил сигнал со скорой помощи, срочно нужно реагировать: выехать на место, принять меры, приостановить деятельность объекта, распространившего инфекцию, поскольку опасный продукт могут использовать другие здоровые люди, и заражение по цепочке пойдет дальше. Его же, главное, вовремя остановить!

Пока же нашим специалистам приходится довольствоваться тем, что информация о пострадавших от инфицирования поступает сразу в несколько ведомств: в прокуратуру, органы КНБ, внутренних дел и местного здравоохранения. И когда УВД открывает уголовное дело, на основании этого наши сотрудники совместно с полицейскими выезжают на место и проводят свои расследования. Представляете! То есть в раскрытии причин массовых отравлений или инфицирования нам помогают лишь органы полиции!

Вода – источник жизни и не только

– Человек на 80 процентов состоит из воды. Ее качество, химический состав, микробиологические, паразитологические, радиологические показатели сильно сказываются на состоянии организма. В Казахстане 95,4 процента населенных пунктов обеспечены водой из централизованных систем водоснабжения. Это неплохой показатель по сравнению с другими странами Центральной Азии. Между тем 4 процента населенных пунктов использует воду из децентрализованных источников водоснабжения (это отдельно стоящие колодцы, родники, артезианские скважины без разводящей сети). 0,1 процента населенных пунктов использует воду из открытых водоемов (без водоподготовки) негарантированного качества, и 0,5 процента людей вообще используют только привозную воду. И все эти источники живительной влаги тоже проверяют снитарные службы на местах.

По республике у нас на контроле 3 684 водопровода, из них в нерабочем состоянии – 27 водопроводов. Все сельские. И в I полугодии было зарегистрировано 3 778 случаев аварий на объектах централизованного водоснабжения. О каждом случае хозяева обязаны сообщать в территориальные управления санэпидконтроля, поскольку это связано со здоровьем населения. И вот почему. Приведу пример.
Несколько лет назад я был в населенном пункте между Талгаром и Иссыком в Алматинской области. Утром нам сообщили о 10 случаях инфицирования среди местного населения. Пока мы с бригадой доехали туда для оказания практической помощи, число пострадавших увеличилось до 50. Пока ходили и обследовали – оно перевалило за 100 человек. И в течение дня количество инфицированных дошло до 150. В конце концов, выяснилось, что водозабор идет из горной речки, затем вода собирается в емкость, хлорируется и самотеком идет в поселок. Но какие-то люди захватили эту общественную территорию вместе с дорогой, огородили ее и поставили свой уличный туалет прямо над водопроводом. А поскольку водопроводная труба была сильно изношенной и прохудилась от старости, то в нее пошел подсос грунтовых вод из-под того самого нужника. И очень много людей стало болеть! Как только благодаря подворному обходу мы нашли причину инфицирования, и сельчане ее устранили, в поселке резко прекратилась заболеваемость. Вот что такое вода и санитарный надзор!

Наш қарашаҢырақ

– Пару месяцев назад, 20 июня, мы отметили 70-летие нашей организации. Нынешний филиал “Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга” НЦОЗ МЗ РК был создан на базе Республиканской санитарно-эпидемиологической станции, открытой 20 июня 1952 года в Алматы. Это, как говорится, наш қарашаңырақ, от которого произошла столь необходимая стране служба!
В бывшем Советском Союзе таких мощных организаций было всего три: в Москве, в Риге (Латвия) и у нас в Алматы.

Это большое специализированное типовое здание с лабораториями, специалистами, своей структурой. Такую стройную систему, нацеленную на безопасность населения Казахстана, нам надо беречь как зеницу ока! На национальном уровне мы проводим большие мероприятия по профилактике инфекций, мониторинги. Вся база данных с 1960-х годов о состоянии окружающей среды и заболеваемости хранится здесь!

К сожалению, в 2018 году нас объявили филиалом Национального центра общественного здравоохранения. Но ведь это два совершенно разных направления медицины. Общественное здравоохранение – это профилактика неинфекционных заболеваний, травматизма, это материнство и детство, пропаганда принципов здорового образа жизни. А мы занимаемся санитарным благополучием населения, контролем за окружающей средой, качеством воды, воздуха, пищи, за объектами производства, за радиационной безопасностью, стройматериалами. Ведем статистику инфекционных, неинфекционных и профессиональных заболеваний.

Сейчас правительство решает вопрос присоединения нашей организации, как головной, к комитету санэпидконтроля. Это вдохновляет. Хотелось бы, чтобы обновлялось и оборудование наших лабораторий, чтобы они пополнялись современными экспресс-тестами, и всё это проводилось именно на национальном уровне. Такому жизненно важному для страны ведомству, как наше, нужны самостоятельность и высококвалифицированные кадры.

Хотя Президент Токаев уже давал поручение соответствующим органам восстановить прежнюю санитарно-эпидемиологическую службу и санитарно-гигиенические факультеты в медицинских вузах, но пока это так и не исполнено. А ведь идет естественная убыль специалистов. Кто-то уходит на пенсию, кто-то переезжает в другие страны. И на местах мы наблюдаем кадровый голод. А кто же в будущем будет оценивать эпидемиологическую ситуацию, выявлять источники массовых инфекций, давать профилактические рекомендации? Трудно представить! А ведь это наше с вами здоровье! Здоровье наших детей! Здоровье 19 миллионов человек, на страже которого мы стоим! Поэтому считаю, что нашей службе нужны мощная поддержка и особое внимание.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи