Опубликовано: 2100

Почему в США "старую" еду раздают бедным, а у нас уничтожают

Почему в США "старую" еду раздают бедным, а у нас уничтожают

В 1967 году руководитель одной из благотворительных организаций Аризоны Джон ван Хенгель узнал, что треть продуктов питания, продающихся через супермаркеты США, или сгнивает, или их уничтожают по окончании срока годности.

Для человека, который постоянно ломает голову, где найти еду, чтобы накормить пару сотен голодных каждый день, это стало шоком. “Почему вы уничтожаете еду? Почему не отдаете ее бедным? Вы всё равно ее теряете. Бедные всегда будут среди нас, но почему они должны быть голодные?” – говорил он. Ответ был прост: супермаркеты придерживались жестких стандартов. Любое их нарушение требовало избавления от товара.

1960–1970-е годы были временем бума развития супермаркетов. Кроме продуктов питания в них появлялись непродовольственные товары. Универсальные магазины превращались в огромные рынки, где можно было купить всё – от хлеба до телевизора. Такое соседство требует, чтобы все продукты были упакованы так, чтобы не испортить друг друга. Стало легче определить непригодность товара: если есть хотя бы небольшая дырка в упаковке, он признается испорченным.

Но это означает, что треть продуктов гарантированно попадет на свалку. Остатки, это примерно пятая часть, продать не смогут из-за истечения срока годности. Их цена упадет на неиспорченный товар. Значит, и цена на него вырастет. Но магазины шли на такую жертву: Америка переживала бум потребления. Главным фактором стало удобство покупки, а не его цена.

Ван Хенгель договорился с владельцами супермаркетов, что они будут передавать ему продукты с нарушенной упаковкой и истекающим сроком годности.

В США действует налоговый вычет на благотворительность. Видимо, волонтер использовал этот сильный довод. Местная церковь передала организации помещение пекарни, которую использовали под склад, для хранения продовольствия. Так, появился “Продовольственный банк Св. Марии” в честь церкви, которая помогла его создать.

В 1976-м Джон ван Хенгель оставил руководство “Продовольственного банка Св. Марии”, чтобы открыть “Second Harvest” – организацию, которая установила стандарты по банковскому обслуживанию продуктов питания и заложила принципы сотрудничества с производителями и ритейлерами.

В 1983 году он организовал Food Banking Inc. Сейчас это Global FoodBanking Network – глобальная сеть продовольственных банков.

Приблизительно 1,5 миллиона человек в неделю посещали продовольственные банки в Германии в 2014–2015 годах. В Великобритании работает более 420 продовольственных банков для 13 миллионов человек, которые живут за чертой бедности. В 2014–2015 годах они накормили трехдневным пайком почти 1 миллион британцев, обратившихся за помощью. В Финляндии многие продуктовые банки обслуживают по 3 тысячи человек в обычные дни, а в праздники это число возрастает вдвое.

В Канаде крупнейшей организацией по спасению продуктов питания является НПО “Second Harvest”. В 2021 году она восстановила более 10 тысяч тонн непроданных продуктов питания.

В 2016 году Франция и Италия приняли законы, прямо запрещающие выбрасывать или уничтожать нераспроданные, но пригодные к употреблению продукты. Такие товары передаются благотворительным организациям, которые распределяют их между нуждающимися. За нарушение закона компании ждет штраф до 75 тысяч евро, а их руководителей – срок до 2 лет.

Примечательно, что в Европе продуктовые банки больше всего развиты в Германии, Великобритании, Финляндии и Франции – странах, которые не так плохо пережили глобальный финансовый кризис в отличие от их южных соседей: Греции, Испании и Италии.

По итогам 2021 года, число людей, которым была оказана помощь, по данным британских банков еды, увеличилась на 47 процентов.

По информации НПО “Trussell Trust”, число людей, получающих трехдневный паек из его центров, выросло примерно с 26 тысяч в 2009-м до более чем 2,5 миллиона в 2021 году. С одной стороны, это показывает, что сегодняшний кризис бьет по Британии сильнее, с другой – что система НПО достаточно хорошо справляется с этим кризисом.

Бедность в США и Европе и бедность в Казахстане – две большие разницы.

В Старом Свете бедность определяют по наличию благ: это автомобиль, наличие стиральной машины, ТВ, телефон, возможность недельного отпуска, сбережений. Отсутствие 3 из 9 пунктов признается бедностью. Обычно она складывается в районе 1 300–1 400 евро на человека в месяц.

В Казахстане всё проще: бедным официально считается нищий. Черта бедности – это 70 процентов от прожиточного минимума, установленного на данный период для исчисления пенсий, пособий и других выплат. На 2022 год прожиточный минимум определен в 36 тысяч тенге. То есть бедность у нас – это 25,2 тысячи тенге. Или 51 евро. Даже если принять во внимание, что тенге недооценен, то всё равно получится максимум 150–160 евро. В 10 раз меньше европейского показателя. Понятно, что у нас больше людей, которые недоедают и не прочь получить коробку с продуктами. Как это сделать?

Пока никак. По законодательству РК, продовольственные товары с истекшим сроком годности могут быть признаны опасными для использования, поэтому их надо уничтожать. Есть правила. Но они не работают. У нас пока нет полноценного торгового кластера, у которого есть свои склады с температурным режимом, транспортные компании, нормальная логистика. А еще не хватает предприятий, которые могли бы перерабатывать “отходящие” продукты. И нет налоговых стимулов для благотворителей. Всё, что отдашь на благое дело, налоговики учтут и заставят заплатить на это налог. Надо менять Налоговый кодекс, чтобы НПО, наконец, могли развиваться.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи