Опубликовано: 1600

Вода и мир: почему канализационная труба стала темой для разговора президентов Казахстана и России

Вода и мир: почему канализационная труба стала темой для разговора президентов Казахстана и России Фото - Тахир САСЫКОВ

Канализационная труба через Иртыш стала одной из тем переговоров президентов Казахстана и России Касым-Жомарта ТОКАЕВА и Владимира ПУТИНА на 16-м форуме межрегионального сотрудничества в Омске два месяца назад.

Этот проржавевший дюкер (в следующем году ему стукнет 30 лет), который проходит по дну реки, может разрушиться в самый неподходящий момент. К слову, в него уходят и нечистоты из туберкулезного диспансера. Не дай бог авария – и тогда всё это “добро” объемом 17–18 тысяч кубометров обрушится на Павлодар. И дальше – в Россию.

Магистраль изначально проложили с технологическими нарушениями. Уже через несколько лет 330 метров из 820 начали провисать над дном. Лет 10–12 назад на временный ремонт потратили пару миллионов тенге.

Вода не только камень точит

В 2011-м специалисты вновь исследовали состояние трубы. Вывод: ей требуется срочный ремонт. В прошлом году директор ГКП “Семей Водоканал” Еркен САГАНДЫКОВ сказал, что “коррозия разрастается, рано или поздно дюкер прорвется. Сейчас цена вопроса – почти полтора миллиарда тенге. Весной, когда по Иртышу пойдет лед, провисание может составить уже три метра. Ситуация критическая.

– И она не единственная такая в стране, – гидроинженер Николай СУХОТИН вздыхает, – у нас многие гидротехнические сооружения нуждаются в ремонте. За 42 года я объездил почти все области. В некоторых дамбы и плотины еле справляются с объемами талых вод. Пару лет назад их начали приводить в порядок. Но по-хорошему нужен системный подход сразу нескольких министерств с привязкой к местным условиям, а не разовые “таблетки от кашля”.

– Николай Васильевич, в Семее канализационная труба, которая проходит через Иртыш, – на грани разрыва.

– В СССР тогда думали о последствиях? Построили дерьмопровод тяп-ляп – кто завтра за аварию ответит? Всё, концы в воду! Крайних уже не найти. Эксперименты и экскременты: Семей может затопить Россию содержимым канализационных стоков

– Спикер сената Дарига НАЗАРБАЕВА сказала, что нужен специальный уполномоченный орган-оператор, который бы отвечал за водную безопасность республики.

– Согласен. У комитета водных ресурсов минсельхоза нет таких широких полномочий. Акиматы – они на другом “берегу”: ответственность есть – денег нет. В МЧС раньше реагировали только на факты, но в последние годы стали предлагать превентивные меры. Потому что, во-первых, водные ресурсы у нас распределены крайне неравномерно: на восток республики приходится треть всех водных запасов. На центр и север – чуть больше 6 процентов. А в Мангистауской области источников пресной воды практически нет. Во-вторых, воду у нас как попало и неразумно используют уже много лет. Потери в сельском хозяйстве – сумасшедшие! Если применять сберегающие технологии – можно поднять продуктивность агропрома в два-три раза. И за счет этого расширить территории орошаемых площадей. Опыт Израиля у нас почему-то так и не прижился. В-третьих, мы никак не можем договориться с соседями по рациональному использованию стоков рек – с Китаем, Кыргызстаном, Узбекистаном, Таджикистаном. У них свои интересы. Финансовые – прежде всего.

Из пустого – в порожнее?

В Казахстане 7 из 8 бассейнов главных рек получают стоки с территории соседей. Это более 40 процентов наших ресурсов. Отличный с их стороны инструмент для переговоров. Следовательно, мы напрямую зависим от настроений и аппетитов партнеров? Есть Конвенция ООН 1997 года “О праве использования трансграничных и международных водотоков”, которая обязала страны-обеспечители “использовать трансграничные и воды разумным и справедливым образом с учетом их специфического характера”.

Согласно требованиям ООН, должны быть гарантии, что “сооружение гидротехнических сооружений не будет иметь непоправимых экологических последствий и не нарушит экологический баланс трансграничных рек государствами региона”. Но до сих пор государства Центральной Азии не выработали единого подхода к использованию водных ресурсов региона.

Справка “КАРАВАНА”

Из доклада ООН: “Любая страна должна иметь равные права для доступа к качественной воде. Природные, экономические и технические преимущества одной стороны не должны противопоставляться интересам другой”.

Кыргызстан и Таджикистан рассматривают вероятный Международный водно-энергетический консорциум как орган по строительству гидроэнергетических объектов для производства электроэнергии для Казахстана и Узбекистана. Результат? Пока ни капли!

Сближение законов и выработка совместных позиций, включая экономические и экологические интересы сторон – почти мертвая фаза. Формула “у нас товар – у вас купец” на этой бирже почему-то не работает.

Не только потому, что слишком много просят. Китай вообще, владея истоками Иртыша и Или, никак не реагирует на наши претензии и рекомендации ООН. Может, потому что у Казахстана нет новых идей для партнеров с востока?

В конце ноября на встрече глав государств региона в Ташкенте президент Кыргызстана Сооронбай ЖЭЭНБЕКОВ, говоря о проблемах решения вопросов водной сферы, предложил возобновить сотрудничество Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Казахстана в использовании трансграничных рек. Интерес его понятен: 45 процентов всех водных ресурсов региона сосредоточено в горах соседей. Но ледники у них, да и в Казахстане, стремительно тают. А это “будет иметь социальные, экономические и экологические последствия”. При этом Жээнбеков выступил “за равный учет интересов и потребностей” стран-участниц.

Об этом все говорят не первый год, но слова остаются словами: единого подхода нет, хотя 60 процентов засушливых территорий государств региона подвержены опустыниванию.

Пока еще чистые реки отравляют нечис­тотами и сбросами химудобрений. Различные конференции и “круглые столы” обычно завершаются двумя вопросами: сколько будет стоить эта совместная работа и где взять деньги?

Справка “КАРАВАНА”

По мнению экспертов Всемирного банка, к 2050 году дефицит воды в Казахстане может снизить годовой ВВП республики на 6 процентов. Решить эту проблему могут только совместные действия стран-соседей.

Казахстан предпринял несколько попыток решить этот вопрос своими силами.

Не все вышли сухими. Но концы – в воду!

С начала века были приняты госпроекты “Питьевая вода”, “Ак булак” и программа управления водными ресурсами. Первые две запомнились громкими скандалами и сотнями томов уголовных дел. В Стратегии “Казахстан-2050” Елбасы обозначил главные этапы: к 2020 году закрыть вопросы дефицита питьевой воды, к 2040-му – полива земель сельхозназначения, к 2050-му – вообще закрыть проблему.

Институт географии, которому поручили провести необходимые исследования, отчитался о проделанной работе трудом объемом в 30 томов. К сожалению, теория, как обычно, оказалась далека от практики. Генеральная прокуратура выявила многочисленные нарушения в реализации указанных выше проектов на миллиарды тенге во всех регионах. Это и строительство гидромелиоративных сооружений, которые так и не заработали, очистка так и не очищенных русел рек, переплата за так и не выполненные работы, нарушение сроков сдачи объектов и т. д.

Самый нелепый случай – в Жамбылской области. По программе “Питьевая вода” построили 8 объектов на 684 миллиона тенге. “Из-за отсутствия обслуживающего персонала все они практически не функционируют”.

Это сообщает Генеральная прокуратура РК. Ответственные за это лица как в воду канули? В этой же области, как выяснилось, в одном поселке завысили стоимость строительства водопровода почти на 9 миллионов тенге. В Актюбинской области построили водопровод стоимостью 110 миллионов, а он так и не заработал. И даже частично демонтирован… Такие детективы случались почти во всех регионах.

Что в сухом остатке? Какие-то коррупционеры сели на нары. Какие-то откупились. Но чистой воды в стране от этого больше не стало.

В сентябре этого года Президент Касым-Жомарт Токаев сказал, что “в течение следующих трех лет на обеспечение наших граждан чистой питьевой водой и водоотведение будет выделено порядка 250 миллиардов тенге”. А пару недель назад добавил: “Считаю, что 2020 год должен стать решающим и переломным в этом деле. Ну невозможно терпеть эту проблему на протяжении десятка лет”!

Сколько можно входить в одно и то же?

Первый проект переброски стоков сибирских рек в Азию предложил – держитесь крепче! – в 1871 году студент Киевского университета Ярослав Демченко. В труде “О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилежащих стран” он пояснил, что это позволит повысить в регионе урожаи хлопка и риса. Хлопца сочли сумасшедшим.

Знаменитый академик Обручев подкатывал даже к Сталину в 1948-м с этой идеей – и получил от ворот поворот. В 1970-м в ЦК КПСС к проекту поворота сибирских рек в Азию вернулись – “чтобы не допустить засоления почв и деградации земель”. И даже включили его в госпрограмму развития народного хозяйства на 1976–1980 годы – “с целью орошения засушливых территорий Казахстана, Узбекистана и Туркменистана”. Опять не срослось: и денег не хватило, и еще Московская олимпиада на носу, и вообще овчинка выделки не стоила – рентабельность проекта не превышала 16–17 процентов. А когда в 1986 году Союзом уже рулил Михаил Горбачев, все эти проекты единогласным решением Политбюро ЦК отправили в утиль. Аминь? Отнюдь! В 2009 году градоначальник Москвы Юрий Лужков в ходе визита в Астану презентовал свою книжку “Вода и Мир”. В ней он попытался еще раз доказать, что переброска сибирских рек в засушливые районы Центральной Азии всех осчастливит. И, наверное, кого-то обогатит...

Гидроинженер Сухотин сразу был против этого сумасшествия:

– Многие мои коллеги понимали, что последствия могут быть самыми катастрофическими. Во-первых, затоп­ленными окажутся сельхозугодья. Во-вторых, во время весенних паводков есть риск подтопления ближайших населенных пунктов. В-третьих, вероятность снижения популяции рыб в сибирских реках – той же Оби. В-четвертых, не исключено заболачивание территории вдоль канала. В-пятых, возможно нарушение флоры и фауны вдоль него… Я долго могу перечислять.

Кстати, Всемирный банк, Европейский и Азиатский банки реконструкции и развития не раз предлагали финансовую помощь для решения водных проблем Казахстана и региона. Какие-то средства на какие-то проекты потратили. В основном на Арал. Но глобальные задачи остались нерешенными. Загадка для мажилисменов: почему Казахстану постоянно угрожает дефицит воды

Справка “КАРАВАНА”

В 2011–2020 годах в сфере водоснабжения и водоотведения было реализовано 2 668 проектов на 850 миллионов тенге. Реконструировано и построено 29 тысяч километров водопроводных сетей.

Мутна река с истока

В Казахстане уже давно идет процесс опустынивания. Сокращается поверхность рек и водоемов – особенно на западе, севере и в центре страны. Они мелеют, заиливаются, зарастают камышом. Рыбаки жалуются на сокращение улова. Экологи пророчат катастрофические последствия, если в ближайшие годы не решить водные проблемы.

По оценкам отечественных и зарубежных специалистов, при росте экономического потенциала Казахстана, основанного на освоении минеральных и топливно-энергетических ресурсов, вопрос дефицита воды вскоре выйдет на первый план.

В прошлом году иностранные эксперты предоставили правительству республики отчет, в котором указано, что дефицит воды и вероятное изменение климата скажутся на экологической и продовольственной безопасности страны. При этом не исключены конфликты с соседями – а с ними есть что делить.

Сегодня ежегодная потребность Казахстана в водных ресурсах составляет минимум 85–86 кубических километров в год. Пока есть запас прочности в 91–92 кубических километ­ра. А 50 лет назад объем превышал 120 кубических километров!

В прошлом году сотрудник финансового университета при правительстве России Анатолий КРОНБЕРГ заявил, что министерство водных ресурсов Китая в панике: его прогноз показал, что потребность КНР в воде уже в 2020 году превысит объемы ее запасов на территории Поднебесной. Так что “отжим” стоков из Иртыша и Или почти гарантирован.

Если кто не в курсе: пару лет назад был проект строительства канала из России через Казахстан в Китай. Стои­мость первой очереди этой затеи 12–13,4 миллиарда долларов в ценах 2018 года. Итоговая смета – 70–75 миллиардов. Плюс 30–40 – в дополнительную инфраструктуру. Возможно, и Россия, и Казахстан (как страна-транзитер) могли бы на этом заработать. Но китайцы – они же не сумасшедшие!

Эта вода стала бы для них супердорогой. Конечно, им легче не пустить к нам Иртыш и Или…

И вы еще спрашиваете, почему в разных областях Казахстана тарифы на воду могут различаться чуть ли не в 10 раз? А потребление – в 12 раз.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи