Опубликовано: 1800

Загадка для мажилисменов: почему Казахстану постоянно угрожает дефицит воды

Загадка для мажилисменов: почему Казахстану постоянно угрожает дефицит воды Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Низкий уровень знаний переговорщиков и частая их смена, устаревшие договоры и международные соглашения, отсутствие системных планов развития – мажилисмены на неделе пытались понять, почему, несмотря на все усилия казахстанских дипломатов, стране постоянно угрожает водный дефицит и связанные с ним проблемы.

Реки преткновения

Проблемы трансграничных рек не решаются годами. Мало того, некоторые со временем лишь становятся серьезнее. Так, среднегодовой сток трансграничной с Россией реки Урал и его притоков постоянно уменьшается. Специалисты связывают этот факт с заилением русла и разрушением береговой линии водной артерии. А по трансграничным с Кыргызстаном Чу и Талас специалисты вообще прогнозируют сокращение водных запасов на 40 процентов в течение ближайших пятидесяти лет.

Периодические недопонимания с Узбекистаном, который то не дает воды для Мактааральского района ЮКО, то, наоборот, сбрасывает ее чересчур много, уже стали делом привычным.

В этой связи, выступая перед депутатами на “круглом столе”, посвященному обсуждению вопроса использования и охраны водных ресурсов трансграничных рек, первый вице-министр сельского хозяйства РК Арман ЕВНИЕВ предположил, что спорные вопросы с сопредельным государством необходимо решать в индивидуальном порядке.

– В бассейне реки Сырдарьи расположены четыре государства: Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан. При этом нормы соглашения между правительствами этих стран об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна Сырдарьи от 17 марта 1998 года ими не выполняются, – напомнил он.

В сентябре прошлого года первые вице-премьеры Казахстана и Узбекистана утвердили “Дорожную карту” по вопросам сотрудничества в сфере водных отношений наших стран. Но работа по ней ведется пока слабо.

Ситуацию усугубляет то, что Казахстан практически по всем трансграничным рекам – проситель. Истоки их формируются в сопредельных государствах, которые используют воду по своему усмотрению, а первыми от сопутствующих экологических проблем страдаем мы.

Самая важная из них – Аральское море. На несколько лет Кыргызстан заморозил свое участие в решении проблем Арала, но сейчас, когда в соседних странах и в самом Кыргызстане сменилась политическая обстановка, появился шанс на то, что вопрос будет активно решаться. Семейная пара из Испании добралась на велосипедах до моря своей мечты - Аральского моря

– 30 января 2018 года, впервые за девять лет, состоялось заседание исполкома Международного фонда спасения Арала. Таким образом, приоткрывается дверь к тому, что аральскую проблему начнут обсуждать на всю пятерку стран.

К сожалению, там есть один нюанс: Кыргызстан заморозил свое участие в Международном фонде спасения Арала, поэтому мы, все страны, сейчас стараемся работать и, по сути, уговариваем Кыргызстан разморозить свое участие.

Понятно, что их заморозка была связана, как они думали, с не очень конструктивной позицией соседних стран, но руководство и ситуация уже поменялись. Поэтому мы считаем, что в этом году это будет один из важнейших вопросов. Где-то на конец августа намечается саммит Международного фонда спасения Арала на уровне глав государств. Мы к нему уже сейчас готовимся. Есть очень много проектов, – рассказал на “круглом столе” в мажилисе вице-министр иностранных дел РК Галымжан КОЙШЫБАЕВ.

Он также возлагает большие надежды на двусторонние договоренности, которые еще надо заключить, но при этом подчеркивает: по руслу Сырдарьи нужно создание международного водно-энергетического консорциума. Потому что у стран иногда бывают диаметрально противоположные планы по краткосрочному использованию реки.

Здесь бы Чапаев не утонул…

Понимая всю сложность международных отношений в вопросе трансграничных рек, мажилисмены все же считают, что чиновники работают недостаточно активно.

– С 2008 по 2010 год, когда я работал акимом двух западных регионов, казахстанское правительство направило письмо в адрес российского с предложением о создании фонда по спасению реки Жайык. Наша страна брала на себя создание этого фонда. Но прошло десять лет, и только сейчас этот вопрос снова поднимается, – говорит мажилисмен Бактыкожа ИЗМУХАМБЕТОВ. Жажда наживы: почему российская вода так дорога казахстанцам

Чиновники попытались было оправдаться инертностью российской стороны и отсутствием свежих исследований по Уралу. Но депутаты, как оказалось, тему знают хорошо. Для начала они опровергли сентенцию о том, что экологические проблемы на Урале испытывает только Казахстан:

– В районе Оренбурга Урал уже можно вброд перейти – воды по грудь только. Мы раза три в мою бытность в парламенте встречались с оренбуржскими коллегами, но я не вижу, например, реакции МИДа, потому что есть поручение о дноуглубительных работах, которое подписано премьерами наших стран еще несколько лет назад. Но воз и ныне там! – возмутился бездействием чиновников депутат Глеб ЩЕГЕЛЬСКИЙ.

Трудности перевода

Аналогичные проблемы, уверены мажилисмены, и на других трансграничных реках. В итоге депутат Куаныш СУЛТАНОВ посоветовал казахстанским водникам брать пример с китайских коллег и не делиться на ведомства.

– Я знаю не понаслышке, как китайская сторона изучает вообще любую проблему и особенно весь наш потенциал: чем мы владеем, географические, физические и людские ресурсы.

Они, когда готовят своих переговорщиков, начинают с изучения страны. И переговорщиков через год не меняют.

Я столкнулся (с этим), когда у нас шли принципиальные переговоры по водным ресурсам. Они всегда изучают, кто приехал с казахстанской стороны. Как Казахстан теряет триллионы тенге на поливной и питьевой воде

Данный вопрос поднимался неоднократно, поэтому на ведомственные направления нам делиться не надо. Во-первых, необходимо серьезно заниматься вопросом подготовки кадров – готовить их в китайских гидромелиоративных заведениях.

Чтобы наши специалисты знали китайскую сторону – они-то все нашу сторону знают. А наши переговорщики, как построен канал Ертис, не знают!

Знаем визуально, что есть это сооружение. Этот вопрос касается и ЧС тоже. Когда будут с ними вести переговоры компетентные люди на их языке, тогда они с нами будут очень серьезно считаться, – полагает мажилисмен.

Примечательно, что КНР не против обучать наших водников своим секретам мелиорации, но хочет делать это на английском языке. А в департаменте трансграничных рек минсельхоза, как сообщил его директор Игорь КОВАЛЬ, специалистов с достаточным знанием языка нет.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи