Опубликовано: 5200

В чем причины казахстанской синофобии

В чем причины казахстанской синофобии

Причина казахстанской синофобии – незнание восточного соседа и заложенные еще во времена СССР стереотипы. А может, дыма без огня не бывает?

Кто нам ближе: Брежнев или Абылай-хан?

Если читать казахстанские новости о Китае, может возникнуть ощущение раздвоения личности. С одной стороны – многомиллиардные бизнес-контракты, многочисленные форумы, встречи на самом высоком уровне и взаимные заверения в крепкой дружбе.

С другой – протесты против казахстанско-китайских свадеб, митинги и постоянные разговоры о возможной экспансии. Кто прав?

– Истоки синофобии я бы искала в 60-х годах прошлого века, когда Мао Цзэдун заявил о том, что КНР будет идти своим путем, пытался создать лагерь своих сторонников и так далее. Тогда и были первые попытки сделать эту страну врагом (СССР. – Ред.). Даже работы, которые появлялись в те годы, назывались: “Китай как агрессор”, “Фальсификация документов” и так далее. Образ Китая-врага долго формировался, события на острове Даманском и озере Жаланашколь здесь тоже оставили свой негативный след. По мере того как на официальных уровнях происходило сближение, в памяти народа вот тот сформированный образ остался, – говорит профессор Института дипломатии Академии государственного управления при Президенте РК Светлана КОЖИРОВА.

Как отмечает китаевед, политика Си Цзиньпина от риторики середины прошлого века далека, но разве это довод для тех, кто вырос на советских лозунгах? Что больше всего пугает казахстанцев в сближении Китая и Казахстана и есть ли на это основания

Между тем в более давней истории Казахстана китайцы никогда не были врагами. Если не вернуться к тем традициям, наши страны рискуют остаться без светлого будущего.

– Наши предки, если посмотреть историю и фольклор, больше боялись угрозы со стороны джунгар, Китай же врагом у казахов не считался. Более того, сыновья хана Абылая были в аманатстве у цинского богдыхана. И ненависти между нашими странами никогда не было. До недавнего времени… Сейчас, когда заявляется о партнерстве и многое делается для развития и укрепления экономических связей между нашими странами, нельзя отрицать того, что нравится это сближение далеко не всем. Поэтому все чаще достается и используется тот самый образ Китая как агрессора, – отмечает Светлана Кожирова.

Загадочный и опасный

Вместе с тем заместитель директора ЦАИ “Евразийский мониторинг” Жанар ТУЛИНДИНОВА, выступая в рамках казахстанско-китайского форума, посвященного пятилетию программы “Один пояс, один путь”, отметила, что в местной прессе сформировался образ Китая как страны загадочной, со своими порядками и устоями, а оттого очень опасной.

Мировые устойчивые стереотипы прочно увязывают Казахстан – с конем, Россию – с медведем, а Китай – с драконом.

– Обращает внимание, что в отличие от медведя или коня дракон – мифологическое, не существующее в реальности животное. Это обуславливает восприятие Китая как загадочной, до конца непознаваемой страны. Само символическое наполнение термина “Поднебесная”, используемого как синонимичное для обозначения Китая, уже создает образ удивительной, полной чудес и тайн страны. Вместе с тем не стоит забывать и о негативной интерпретации образа Китая в казахстанском медийном пространстве. Так, образ дракона таит в себе опасность и ассоциируется с экспансионизмом Китая, – отмечает Жанар Тулиндинова.

Среди таких же стереотипов, которые вызывают опасения, масштабность и густонаселенность Китая.

– В казахстанском массовом сознании бытуют представления о перенаселенности КНР и связанной с этим нехваткой ресурсов, земли, рабочих мест. Это порождает в информационном пространстве фобии относительно намерения Китая установить контроль над казахстанскими ресурсами, в особенности нефтегазовыми, опасения трудовой миграции, в результате которой казахстанцы лишатся рабочих мест. В отношении проектов переноса китайских производственных мощностей делается акцент на экологических рисках, на угрозе истощения земельных и водных ресурсов, – отмечает она. "С казахстанскими девушками проще знакомиться" - зачем китаец выучил казахский язык

Узнать друг друга ближе

С этими фобиями, считает эксперт, безусловно, надо бороться. Во-первых, потому, что они зачастую лишены фактического обоснования, а во-вторых, негативно сказываются на партнерстве наших стран. В этом, уверена журналист с многолетним стажем, могли бы помочь СМИ и блогеры обоих государств. Безусловно, мастера пера должны чаще общаться друг с другом, выезжать в блог- и пресс-туры, чтобы своими глазами видеть реальное положение дел. Но нужны и в корне иные способы подачи материалов в СМИ.

– Говоря о выгодах и перспективах двустороннего экономического сотрудничества, необходимо перейти от макро- к микроуровню. То есть отойти, хотя бы частично, от озвучивания масштабных цифр и показателей инвестиций КНР в казахстанскую экономику, объемов торгового оборота, формализованных чиновничьих отчетов и раскрыть человеческую, “земную” составляющую каждого реализуемого совместного проекта, – считает Жанар Тулиндинова.

Присутствовавший на форуме главный исполнительный редактор портала “Хуаньцюван” Ши ДИН отметил, что для китайцев Казахстан такая же загадочная страна, как для казахстанцев Китай.

Он рассказал, что перед тем, как приехать в Астану, пытался найти как можно больше информации о нашей стране на китайском языке, но все свелось к немногочисленным заметкам бывавших тут тревел-блогеров.

В реальности же, как отметил журналист, местные достопримечательности интереснее, чем о них рассказывают. Поэтому он предлагает казахстанским СМИ сотрудничество в рамках его портала, который принадлежит крупнейшей китайской газете “Жэньминьжибао”. Наши экспортные доходы снизятся - к чему приведет торговая война США и Китая

Сейчас новости о Казахстане на китайском выходят лишь на дружественном “Жэньминьжибао” сайте агентства “Казинформ”, но пока еще его нельзя назвать очень информативным.

– Мы каждый день переводим на несколько мировых языков – английский, японский, русский и другие – основные новости нашего портала о Китае. К сожалению, у нас нет переводчика на казахский язык, но я знаю, что у вас активно используется русский язык, и мы готовы на безвозмездной основе поделиться контентом. С представителями России, Японии, ЮАР и других стран мы на постоянной основе проводим взаимные визиты представителей СМИ. Я считаю, что нам надо развивать это направление, – говорит Ши Дин.

Причем для скорейшей популяризации Казахстана в Китае он советует казахстанской прессе активно регистрироваться именно в китайской доменной зоне.

Потому что их аудитория, все еще восхищенная Димашем Кудайбергеновым, воодушевленная близостью наших стран и упрощением визового режима, хочет узнать больше о Казахстане. Но не как о враге, а как о друге и соседе.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть