Опубликовано: 18500

Слепой старик отбывает срок в казахстанской тюрьме: его отказываются освобождать

Слепой старик отбывает срок в казахстанской тюрьме: его отказываются освобождать Фото - Фотография предоставлена родными осужденного. Фото сделано более 10 лет назад, задолго до того, как Мурат Куатбаев потерял зрение

Больше 5 месяцев коалиция по вопросам защиты прав заключенных бьется за 70-летнего алматинца Мурата КУАТБАЕВА.

Заслуженный строитель РК, построивший гостиницы “Казахстан”, “Алма-Ата”, кинотеатры, больницы, детсады и многие здания южной столицы, полтора года находится в тюрьме. Со слов близких и по результатам независимой экспертизы, здесь он окончательно потерял зрение.

“Согласно приказу МВД № 530, слепота – основание для освобождения от наказания, в тюрьмах просто нет условий, но мы столкнулись с ужасной бюрократией!” – заявила “КАРАВАНУ” председатель координационного совета коалиции Марианна ГУРИНА.

– В ноябре прошлого года мы посещали ЛА 155/12 в поселке Заречном Алматинской области, в одном из помещений медсанчасти я увидела пожилого человека. Мне, неспециалисту, стало понятно: он ничего не видит, – рассказывает Марианна Гурина. – Попросил присесть рядом, чтобы ощупать и понять, с кем говорит. Рассказал о себе, своей беде. Всю жизнь работал на стройках, ближе к пенсии начал терять зрение. Но инвалидность ему не оформили. Он различал силуэты, день или ночь.

По словам Мурата-ага, как-то к нему пришел младший брат в нетрезвом состоянии, началась словесная перепалка. Он закрылся в ванной комнате. Потом услышал, как брат упал. Вышел, стал его ощупывать.

Брат был жив, попросил вызвать “скорую”, сказал, что решил покончить с собой. Старик постучал к соседям, те вызвали “скорую”. Пока она приехала, человек умер.

“В любой момент заключенный может умереть”

Суд признал Мурата Куатбаева виновным в убийстве брата и назначил наказание в виде 6 лет лишения свободы.

– Само дело очень интересное, я смотрел материалы, – говорит председатель Республиканского общественного объединения “Коалиция по вопросам защиты прав заключенных” Константин ГУДАУСКАС. – Если человек убил другого ножом, на его одежде должны быть следы крови. Но этого не было. Орудие убийства тоже не найдено. Самому Куатбаеву под 70, а умершему брату – около 40 лет. Мурат-ага вырастил его как сына. Родные показали нам медали, грамоты заключенного. Он – достойный человек. Но, когда вынесен вердикт суда, крайне сложно что-то говорить.

Сейчас слепой старик находится в тяжких условиях, он не может себя сам обслуживать. Родственники постоянно передают ему лекарства.

Кроме слепоты у него много других заболеваний – в тюрьме был сердечный приступ, давление повышалось до 260/150, боли в сердце, затрудненное мочеиспускание (аденома простаты) и другие. Недавно его смотрел кардиохирург, сказал, что у него уже был инфаркт, так что в любой момент заключенный может умереть. Откровения надзирателя казахстанской тюрьмы: Осужденные нас ненавидят, и это взаимно

“Близкие пекутся, чтобы старик был рядом”

Представители коалиции совместно с фондом “Амансаулык” добились медицинского обследования Куатбаева и присвоения ему 1-й группы инвалидности.

Дважды его смотрели офтальмологи. Последнее обследование показало: старик полностью слепой.

Все законы на его стороне, говорят представители коалиции. Ведь, согласно Уголовно-исполнительному кодексу РК, существует список заболеваний, при котором наказание осужденный отбывает вне тюрьмы. Полная слепота также в списке. И это освобождение не от наказания, а от отбывания в тюрьме.

– Каждый день его пребывания в зоне равняется пыткам, об этом свидетельствует Стамбульский протокол (руководство по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания), – продолжает Марианна Гурина. – А для слепого тюрьма хуже изощренной пытки! Немощного старика мы держим за наш счет в заключении, подвергаем пыткам, и никто не может посмотреть на ситуацию глазами милосердия и понимания. У нас есть видео, на котором Мурат-ага говорит, что не хочет так больше жить.

Он не может нормально в туалет сходить, в столовую, постоянно бьется головой, падает…

В тюрьме есть люди на инвалидной коляске, без ноги, с тяжелыми заболеваниями. Но они каким-то образом передвигаются. Что касается этого старика, возврата к прозрению не будет. Поэтому его судьбу надо решать. Сейчас он в медсанчасти, а ведь за ним могли бы ухаживать и продлить ему жизнь близкие, которые пекутся о том, чтобы он был рядом. Всё замкнулось на бюрократических перипетиях.

Руководитель отдела медико-санитарной службы департамента уголовно-исполнительной системы Алматинской области говорит, что документы на ВТЭК на столе лежат, но она боится, вдруг ее в суде будут ругать, если что-то не так сделала?

“Продолжаю биться за брата, я – за справедливость”

Сестра осужденного Джадра КУАТБАЕВА бережно хранит все газетные публикации, в которых наши коллеги рассказывали о Мурате Куатбаеве. Вот в одной из статей говорится о том, что по-ударному трудится бригада монтажников СМУ “Академстрой” треста “Алматыкультбытстрой”, возглавляемая Муратом Куатбаевым, на строительстве детсада на 230 мест по улице Виноградова.

– Брат всю жизнь работал, получил квартиру, вырастил троих детей, у всех высшее образование, женил, выдал замуж, – рассказывает Джадра Куатбаева. – Наш отец воевал, всю войну прошел. Мама тоже ветеран войны. Нормальная семья...

– Вы верите, что вашего младшего брата убил Мурат-ага?

– Нет. У него зрение было не особо, силуэт видел. Они любили друг друга, ненависти не было. Отец в 46 лет умер. И Мурат за старшего остался. Брат нам был вместо отца, заботился, нормальный серьезный человек. Мы всегда чтили память отца, торжественно отмечаем 9 Мая. Я даже не представляю, что там произошло… Продолжаю биться за брата, я – за справедливость. Когда он был под следствием, еще без палочки ходил, что-то видел. Сейчас абсолютно ничего не видит.

Константин Гудаускас и Марианна Гурина рассказали, что в их многолетней практике были случаи, когда заключенных освобождали из колонии по состоянию здоровья и далее они отбывали наказание дома.

Так, у Натальи Г., осужденной за распространение наркотиков, отказали почки. Ее ежедневно возили в больницу на гемодиализ, но из-за большого расстояния, тяжелой дороги состояние после процедуры только ухудшалось. Инвалидов заставляли маршировать в казахстанской колонии – адвокат Айман Умарова

– Было важно, чтобы она осталась дома, чтобы за ней ухаживали родные. Нам все говорили: это сложно, мы подадим заявления в суды – но никто не подавал. В моей практике это единственный случай, когда прокурор прокуратуры Алматинской области Сунгат САТБАЕВ исполнил свое предназначение, встал на защиту закона, – говорит Марианна Гурина. – Это – прецедент, когда женщину отпустили из зала суда сразу после оглашения решения.

Другая недавняя история – освобождение 29-летнего осужденного Самата Н. 12 лет он провел в зоне строгого режима. Врачи диагностировали почечную недостаточность 5-й степени:

– Мы собрали все медзаключения. Начальник управления прокуратуры Алматинской области Сагнай АЛПЫСБАЕВ лично участвовал в суде. Сейчас Самат в больнице, ждет пересадку почки. Мы верим, что после операции и выздоровления, как мечтает его мама, у него будет семья, появятся дети…Также надеемся, что дело Мурата Куатбаева сдвинется с мертвой точки.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи