Опубликовано: 4500

Скандал с распределением грантов в научной среде вспыхнул с новой силой

Скандал с распределением грантов в научной среде вспыхнул с новой силой Фото - Тахир САСЫКОВ

Тлеющий скандал с распределением грантового финансирования проектов членами Национальных научных советов (ННС) вспыхнул с новой силой!

Еще бы! Без средств к существованию и работы остались тысячи казахстанских ученых. А бюджетные миллиарды ушли в научные организации отдельных членов ННС, а также на “сомнительные проекты”. Целый год ученые слали сигналы SOS. И лед тронулся!

“Каждый, кто подписывал документы, нарушающие закон, в комитете науки МОН, понесет ответственность”, – заявил на совещании по итогам анализа коррупционных рисков в деятельности комитета науки (оно прошло в Астане) зампред Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Олжас БЕКТЕНОВ.

Напомню, в начале 2018 года ученая общественность Казахстана возмутилась принципом формирования и итогами работы ННС. Об этом “КАРАВАН” подробно рассказывал в прошлогодних материалах: “Совет да… нелюбовь” от 2 февраля, “Скандал с грантами: “шарик-малик” и рекордная скорость” от 9 февраля, “Председатель комитета науки Болатбек Абдрасилов: Мы никого не преследуем” от 6 апреля.

– В апреле прошлого года обратились с письмом к помощнику Президента – секретарю Совета безопасности РК Ермекбаеву Н. Б. по нарушениям в составах ННС. В мае встретились с заместителем председателя комитета науки, нас заверили: будут изменения с учетом предложений ученых. Нас проинформируют. Прошло несколько месяцев, но никаких изменений в юридическом плане или организационном по ННС не произошло! – говорит председатель ОО “Отраслевой профсоюз работников науки, инновационных и образовательных организаций” Марат МОЛДАБЕКОВ.

Где интерес, там и деньги

В своем докладе директор департамента антикоррупционной политики Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Данияр САБИРБАЕВ рассказал, что основные риски наблюдаются в координации деятельности ННС: действующий состав сформирован с грубым нарушением законодательства и “представляется нам нелегитимным”.

А также в процедуре рассмотрения проектов на финансирование: напомню, заявки проходили двухэтапный отбор: государственную научно-техническую экспертизу, по ее итогам присваивались баллы, далее они направлялись в ННС. Казахстанский профессор о скандале с распределением грантов: На всех денег не хватит

По многим заявкам члены совета вопреки здравому смыслу отдали голоса в пользу проектов с низкими баллами.

В целом на развитие науки Казахстана в 2018 году выделено 38,2 миллиарда тенге. Поясним: часть денег – на грантовое финансирование, а часть – на коммерциализацию научных проектов.

– Например, в 2018 году по направлению “Информационно-телекоммуникационные и космические технологии…” из 55 заявок самый высокий балл – 32, самый низкий – 14. При этом финансирование на сумму более 1 миллиарда 500 миллионов тенге одобрено для проекта “Разработка информационных технологий и систем для стимулирования устойчивого развития личности как одна из основ развития цифрового Казахстана” с баллом 18, – продолжает Данияр Сабирбаев. – По направлению “Рациональное использование природных ресурсов, в том числе водных. Биология, переработка…” из 1 000 заявок самый высокий балл 34, самый низкий – 6. Финансирование на сумму более 28 миллионов тенге одобрено для проекта “Разработка комплексов для утилизации снежных масс и пополнение водных ресурсов” с баллом 17. Проект представлен Казахстанской национальной академией естественных наук. Председателем ННС по данному направлению является Зейнуллин – главный ученый секретарь указанной академии.

– Почему баллы экспертизы не учитываются и носят формальный характер? Получается, фактически нелегитимный состав ННС одобряет проекты, в которых они заинтересованы, без учета объективности! – заключил директор департамента.

Кстати, в 2017 году на проведение научно-технической экспертизы было потрачено 1,2 миллиарда бюджетных средств!

Общественный деятель Мурат АБЕНОВ возмутился, что огромные суммы получили частные лица, не имеющие аккредитации как научные организации. Например, “Единый портал для производственной практики студентов” – 300 миллионов тенге. Или “QConference – поиск бронированных залов для проведения различных конференций” – 300 миллионов тенге.

Депутат мажилиса парламента РК Ирина СМИРНОВА рассказала, что делала целых три депутатских запроса по теме распределения грантов. Но комитет по науке стал искать крайних. Следствием его действий стали обыски в офисах молодых ученых.

– То, что совершено комитетом по науке, – разрушение устоев нашего государства, – сказала она в своем выступлении.

Скидывались коллективом на адвоката

– Как прошел минувший год для ученых, кому не достались гранты или которые получили финансирование в урезанном виде? На что люди выживают? – спросила я доктора физико-математических наук, профессора, завлабораторией “Ядерная астрофизика” Астрофизического института им. В. Г. Фесенкова Сергея ДУБОВИЧЕНКО.

– Сотрудники института подали примерно 10 грантовых заявок на сумму около 400 миллионов тенге, – рассказывает Сергей Борисович. – Получили 3 гранта на 30 миллионов тенге. Примерно такая же ситуация по программно-целевому финансированию. Пришлось сократить треть научных сотрудников, остальных перевести в среднем на полставки. В нашей лаборатории сокращено несколько человек, благодаря чему зарплата тех, кто остался, почти не пострадала. Но получили мы ее в прошлом году только на 9 месяцев! Зарплаты казахстанских ученых хватает на проезд и покупку туалетной бумаги

– Большой резонанс вызвали опубликованные на интернет-ресурсах статьи, в которых неизвестные авторы предположили, кому и куда пошло финансирование. После их появления были допросы молодого ученого Максима Макукова, у него пытались изъять компьютер. Как сложилась его судьба?

– Максиму пришлось нанимать профессионального адвоката, благодаря которому все обвинения с него сняты! Услуги такого адвоката стоят очень дорого, многие сотрудники института скидывались, чтобы облегчить Максиму финансовые затраты. Он продолжает работать в институте и вполне успешно.

А где результаты?

– Вместе с вами мы слушали участников совещания в Астане. Как считаете, чего можно добиться по горячим следам?

– Национальные научные советы должны быть срочно расформированы решением правительства! Выделенные ими на 2019–2020 годы финансовые средства для проектов с баллами менее 24 перераспределены на проекты с максимальными баллами международной научной экспертизы, которые набрали 30 и более баллов, но не получили финансирования. Или получили всего 10–15 процентов от заявленного! И это нужно делать срочно, пока МОН не отправил финансирование на 2019 год по сомнительным проектам! Критерий в 24 балла был принят для прошлых распределений финансирования по грантам, – продолжает Сергей Дубовиченко

А вообще мы внесли предложения по поправкам в Закон “О науке”, где устанавливается проходной балл – 28.

Для членов ННС устанавливается индекс Хирша по Томсону (Web of Sciences) – 5 и выше, и наличие хороших публикаций за последние 5 лет. Это позволит исключить участие в ННС псевдоученых.

Среди предложений, озвученных участниками совещания, – убрать монополизм министерства образования и науки, контролирующего через ННС грантовое финансирование институтов других ведомств.

Также организации, получившие самые “жирные куски”, должны представить общественности результаты своей работы за год.

Ну и, пожалуй, самое важное – нужно наказать должностных лиц, допустивших нарушение закона и “распил” бюджета, как выражаются в кулуарах. Даже если те уже не занимают свои должности.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров