Опубликовано: 11200

Зарплаты казахстанских ученых хватает на проезд и покупку туалетной бумаги

Зарплаты казахстанских ученых хватает на проезд и покупку туалетной бумаги Фото - Тахир САСЫКОВ

В век развития нанотехнологий, искусственного интеллекта молодые казахстанские ученые обречены на выживание. Низкая заработная плата, ежегодная задержка грантового финансирования, отсутствие общежитий и другие проблемы вынуждают их уходить из науки.

Об этом они рассказали в минувшую среду в Алматы на встрече с представителями отраслевого профсоюза работников науки и журналистами.

Мы не сгущаем краски. Но прогнозы экспертов звучат пессимистично: через 8–10 лет Казахстан столкнется с научным голодом и не сможет развивать ни одну из отраслей экономики!

Даже далекие от науки люди знают, какую важную роль казахстанские НИИ сыграли в годы Великой Отечественной войны, как развивали хозяйство бывшего Союза. Ученые корпели над устойчивыми к холодам, вредителям сортами пшеницы, картофеля, выводили новые мясные породы скота. Виноградники у нас были круче, чем в Испании и Франции. А шампанское из местной лозы покоряло международные выставки. Целые институты проектировали мосты, плотины, дороги. Трудно поверить, но многими разработками пользуются до сих пор! К примеру, еще недавно в отечественных учебниках приводились статистические данные о количестве озер, рек в Казахстане, полученные в 60-х годах XX века.

О современных разработках казахстанских НИИ “КАРАВАН” рассказывал в материале “Палочка на миллион” (№ 20 от 27 мая 2016 г.).

Уже скоро на EXPO-2017 Институт горного дела представит свою разработку – ветроэлектростанцию. От заграничных аналогов она отличается дешевизной в эксплуатации.

Но работа многих НИИ больше держится на старых кадрах. Молодежь приходит с энтузиазмом и уходит… разочарованная. А ведь это “стратегический материал”, без которого наука не сможет существовать!

“Закон о госзакупках все перевернул”

И. о. заведующего отделом териологии РГП “Институт зоологии” Алексей ГРАЧЕВ – потомственный зоолог, его прадед, дед, отец изучали животный мир. С шести лет участвовал в зоологических экспедициях, говорит, в другой профессии себя не представляет.

– Когда я поступил на бакалавриат в 2007 году, стипендия была около 7 тысяч тенге, к окончанию вуза ее подняли до 20 тысяч. К окончанию магистратуры – до 45 тысяч. В Институте зоологии к окладу в 18 тысяч отнесся с удивлением. Прошло уже более пяти лет, положение не улучшилось, зарплата у молодых ученых прежняя – от 16 до 60 тысяч тенге. К нам постоянно приходят выпускники, студенты, узнают зарплату – разворачиваются, уходят. Как на них содержать семью? Пять месяцев казахстанские ученые сосали лапу в ожидании зарплаты

Другая проблема, которую затронули наши собеседники, – зависимость от грантов, отток научно-исследовательской работы к разным ИП, ТОО.

– С середины прошлого века наш институт занимался изучением и мониторингом всех видов диких животных, в том числе сайгака и снежного барса, – продолжает мой собеседник. – Сегодня зоологи не знают реальной ситуации в Казахстане, специальных научно-исследовательских программ нет! Теперь даже договоры на исследование краснокнижных видов, включая сайгака, которые мы выполняли за счет средств минсельхоза, проходят через портал госзакупок. А все потому, что по закону с 2014 года к такой работе допускают кого угодно. В конкурсах наравне с НИИ участвуют ИП, ТОО, которые понятия не имеют, как это все делается. Они предлагают наименьшую цену и забирают всю научно-исследовательскую работу. Потом нанимают наших же сотрудников. Люди идут, им нужно на что-то жить…

Проблемой снежного барса мы занимались до 2014 года, в течение трех лет нам выделяли мизерное финансирование. Что теперь происходит с животным № 1 – неизвестно. Хотя разработана целая стратегия по его сохранению, одобренная минсельхозом!

Аналогичная ситуация – с сайгой. До 2013 года с нами напрямую заключали договоры, шло финансирование, потом эту работу выполняли другие. В 2015 году в Казахстане произошел массовый падеж сайги. Нас засыпали вопросами – что происходит? А мы и не знали ситуации. И только в 2017 году выиграли тендер.

Больной вопрос для молодых ученых – жилье

Альголог (специалист по водорослям) Института ботаники и фитоинтродукции Айбек ЖИНБЕКОВ занимается изучением водорослей седьмой год. Считает, у фотосинтезирующих организмов большое будущее, ведь за рубежом их активно используют в косметологии, медицине, пищевой промышленности:

– В Казахстане есть уникальные водоросли, их можно применять в медицине. Так, уже имеется патент на крем от чесотки, в составе которого водоросль хлорелла. Коллеги из КазНУ им. Аль-Фараби из водорослей выделяют биотопливо. Планов, идей много. Проблема в том, что моей зарплаты ученого не хватает, чтобы платить за аренду жилья, не говоря о том, чтобы питаться, содержать семью. Приходится подрабатывать. Я пока держусь, а другие не выдерживают, уходят…

Заведующая сектором научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы Института горного дела Гульнур АБДЫКАРИМОВА тоже считает, что у молодых ученых все меньше шансов посвятить себя науке:

– В начале года три-четыре месяца финансирования нет. Влазим в долги. Больной вопрос для молодых ученых – жилье. Я не могу встать в очередь на получение льготного жилья, нет прописки. Как и возможности накопить на первоначальный взнос. Замкнутый круг!

“Горят” экспедиции, командировки

– Действительно, последние десять лет происходит задержка финансирования институтов в начале года на 4–5 месяцев. Молодежь вынуждена первую половину года подрабатывать, и потому свое будущее с наукой связывают только энтузиасты, – говорит член-корреспондент НАН РК Бектур БАЙЖАНОВ. – В ходе обсуждения обозначены три проблемы. Первая – задержки с выплатой зарплаты. Годовой бюджет по науке формируется Республиканской бюджетной комиссией в августе. В сентябре он проходит через комиссии мажилиса, в октябре-ноябре принимается закон о бюджете на следующий год. До 20 февраля деньги поступают в министерства. По идее в институты они должны поступить до середины марта, но этого не происходило. В этом году первый транш институты получили в марте, но уже задерживается второй транш.

“Горят” экспедиции и командировки. Этот вопрос необходимо взять на контроль правительству РК.

Неравномерность по объему финансирования грантов по направлениям наук – вторая проблема, – продолжает Бектур Байжанов. – Судьбу каждого гранта решают Национальные научные советы (ННС). Их было 5, в каждом – по 25–35 человек. Их состав и распределение финансирования (от 3 тенге до 50 миллионов тенге) по направлениям вызывают множество вопросов. Не все было сделано процедурно в соответствие с Законом о науке. Президент РК увидел здесь проблему и на юбилейном заседании предложил создать комиссию по этике и формировать научные советы строго по закону.

А высшая научно-техническая комиссия должна неформально обсуждать кандидатуры членов ННС в соответствии с Законом РК о науке.

Третья беда – отсутствие перспективы у научной молодежи. Много сделано для студентов бакалавриата, магистратуры, докторантуры PhD предусмотрены стажировки. К сожалению, вопрос создания института постдокторантуры, как на Западе, висит в воздухе. Необходимо построить общежития, дома для молодых ученых, как сделали в России. До 90-х годов при Академии наук было 7 общежитий, сейчас – ни одного!

Флешмобом семью не накормишь!

Председатель ОО “Отраслевой профсоюз работников науки, инновационных и образовательных организаций” Марат МОЛДАБЕКОВ говорит, что изучил множество официальных документов о молодежной политике, в том числе одноименный закон:

– Программ много, в основном все они предназначены для студентов. Предусмотрены флешмобы, КВН, трудовой десант, но разве этим накормишь семью молодого ученого?

Все предложения ученых по итогам встречи профсоюз отправит премьер-министру Казахстана Бакытжану Сагинтаеву.

От автора. Год назад я была в Польше, в парке технологий, где созданы условия для талантливой молодежи. Работа кипит, уникальные разработки расходятся по всему миру. После встречи с казахстанскими учеными стало горько, что так бездарно разбазаривается интеллектуальный потенциал страны. Да, в развитых странах ежегодно на развитие науки выделяется 3–4 процента от ВВП. В Казахстане – 0,18.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи