Опубликовано: 530

Работа - волк: что творится на рынке труда

Работа - волк: что творится на рынке труда

Здоровье граждан в условиях карантина как-то удалось сохранить. Но работу многие из них все-таки потеряли. Трудоустройство казахстанцев и поддержка предпринимательства – вот главная задача, поставленная перед правительством и региональными исполнительными органами.

16 марта, на следующий день после введения в стране режима чрезвычайного положения, эксперт аналитической группы “Резерв” Андрей Радаев выдал мрачный прогноз: “Не хочу накаркать, но, очевидно, около миллиона человек может остаться без работы. Да, сохранить здоровье и жизни граждан – обязанность государства. Удержать на плаву экономику в условиях жесткого карантина будет сложнее. Большие убытки понесут и частный бизнес, и государственные, и муниципальные предприятия. Чтобы покрыть их, потребуется не год, и даже не два”.

Радаев еще оптимистом оказался.

На самом деле работы лишились, пусть и временно, почти 2 миллиона трудящихся. Официальные данные – 1,5 миллиона. Независимые эксперты плюсуют к ним еще 450–500 тысяч, которые получали зарплату в “конвертах”.

Косвенно это подтверждают данные о падении покупательского спроса населения на 28–32 процента с начала года, резкое сокращение социальных и налоговых отчислений от работодателей, а также вполне ожидаемый всплеск регистрации безработных в центрах занятости – более 60 тысяч обращений в месяц.

Триллионы тенге и миллионы рук

Недели 3 назад вице-министр труда и социальной защиты Серик Шапкенов сообщил на брифинге в Нур-Султане, что прогноз по росту безработицы в Казахстане до конца года сохранится на уровне 6,1 процента – “это порядка 700 тысяч человек от всего трудоспособного населения”. Извините, Серик Жамбулович, по официальным данным, в стране на начало режима ЧП было около 8,8 миллиона трудящихся. А можно было всех посчитать, и правильных, и “левых”, и поделить их хотя бы по таблице умножения? В начале июля Всемирный банк прогнозировал уровень безработицы в Казахстане к осени в границах 12–14 процентов. Большое видится на расстоянии?

Полагаю, неспроста правительство пообещало создать до конца года 1 миллион 220 тысяч новых рабочих мест?

В конце августа министр труда Биржан Нурымбетов сказал, что с начала года количество безработных в РК увеличилось в 8 раз, трудоустроенных – выросло в 11 раз.

А сколько на постоянные и временные рабочие места?

Берем временные. Предполагается 600–660 тысяч. Традиционно это уборка улиц, ремонт дорог, посадка деревьев, прочие общественные работы. А что такое временный рабочий с низким окладом и низкой ответственностью? Можно ли ждать от него высокого качества труда? И сколько потом придется потратить денег, чтобы переделать то, что он натворил?

С постоянными рабочими местами куда сложнее. По госпрограммам “Енбек” и Дорожной карте занятости, если верить министерству труда, до конца года удастся трудоустроить до 300 тысяч человек, а не 735–745 тысяч. Похоже, это более-менее объективная цифра. Но только в том случае, если все заинтересованные госорганы и бизнес-структуры запустят запланированные в разных программах от 630 до 6 000 предприятий. Успеют ли?

За 1,5 года Дорожную карту занятости переписывали 6 раз. Количество якобы запускаемых предприятий – раза 3–4.

Карантин все-таки сказывается. Это не просто “замороженные” инвестиции и не только поиск нужных специалистов даже через центры занятости. Отечественные инвесторы пытаются понять алгоритм действий правительства и акиматов в этом секторе.

18 августа премьер-министр Аскар Мамин поручил акиматам “сформировать профайл каждого безработного лица и проводить с ними адресную работу по содействию занятости”.

Достучаться до каждого безработного лица лично?

Месяц назад на заседании межведомственной комиссии по вопросам занятости заместитель премьер-министра Ералы Тугжанов признался, что “за семь месяцев различными мерами поддержки занятости было охвачено только 335 тысяч казахстанцев”. То есть госпрограммы и глобальные проекты в профайл не работают?

Они это услышали

В прошлый вторник Президент Токаев выступил в парламенте с обращением к народу Казахстана. По нашей теме там было несколько знаковых поручений. “Сейчас важно снизить нагрузку на фонд оплаты труда для малого и среднего бизнеса до конца года”. Тут всё понятно: “Около четверти работающих трудились именно в МСБ”. И именно они потеряли работу. “Главным результатом работы по развитию МСБ должно стать увеличение его доли к 2025 году до ВВП 35 процентов занятых – до 4 миллионов человек”. В Казахстане все чаще говорят о необходимости раздавать людям деньги: плюсы и минусы этого решения

Именно они стали безработными, кто-то на время. И тут главный посыл от Президента: у частного предпринимательства должны быть “удочки” от государства. Потому что от этого зависит и развитие человеческого капитала. А то, что наши чиновники умели и рыбку на халяву съесть, и на велосипеде по Алматы прокатиться, про это даже 2 миллиона казахстанских безработных знают…

Ты купи – я продам?

Кстати, в рамках Дорожной карты занятости основам предпринимательства в РК начали обучать почти 35 тысяч человек. Это нормально. Но сегодня? А чем они займутся завтра? Ну обучат людей вести бухгалтерию, отчитываться по налогам. А кто научит их понимать ситуацию на рынке, выстраивать ценовую политику по платежеспособности населения в том или ином районе города, его запросам? Нет пока ответа…

Моя соседка – самая известная на районе кондитерша. Торты от нее улетали мгновенно. Спрос с начала года упал. Не сезон, видимо.

Жандарбек АКТОТАЕВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи