Опубликовано: 470

Кто труда не боится – того вирус сторонится: когда стабилизируется положение на рынке труда после карантина

Кто труда не боится – того вирус сторонится: когда стабилизируется положение на рынке труда после карантина Фото - Тахир САСЫКОВ

К концу года безработица в Казахстане составит 6,1 процента, заявил в начале июня министр труда и соцзащиты Биржан Нурымбетов (до этого он прогнозировал 5,9 процента). И добавил: “В марте – апреле в связи с введением карантинных мер вне занятости временно оказалось безработными 4,2 миллиона казахстанцев”. А это – внимание! – почти половина работающих граждан страны.

При этом Биржан Бидайбекович сказал, что с июля ситуация на рынке труда начнет стабилизироваться за счет выполнения госпрограмм. В частности, по программе продуктивной занятости и массового предпринимательства “Енбек” – 600 тысяч человек. По Дорожной карте занятости – 255 тысяч. По другим проектам – 364 тысячи человек. По итогам I квартала 2020 года количество занятых в экономике граждан составляло 8,8 миллиона человек, уровень безработицы – 4,8 процента. До конца года, отметил министр, стоит задача обеспечить работой до 1 миллиона 220 тысяч граждан, трудоустроить и обучить новым профессиям порядка 100 тысяч молодых людей.

Программы новые – проблемы старые

С месяц назад на совещании по вопросам занятости Президент ТОКАЕВ поручил правительству проанализировать эффективность программ “Жасыл ел”, “С дипломом – в село”, “Серпiн”, “Жастар – ел тiрегi”, “Молодежная практика”. Далеко не все из них работают так, как планировали их авторы. Конечно, никто из них тогда не думал, что на нас обрушится такая зараза, как Covid-19. Но это случилось. “Необходимо пересмотреть эти программы. Этот вопрос нужно держать на постоянном контроле, – сказал глава государства. – Потому что “в условиях кризиса трудоустройство молодежи является стратегической задачей”.

В разгар режима чрезвычайного положения руководитель городского управления предпринимательства и инвестиций Алматы Еркебулан ОРАЗАЛИН огорошил земляков цифрой. Оказывается, после введения карантина около 600 тысяч алматинцев остались без источников дохода. Большинство из них были заняты в микро-, малом и среднем бизнесе. Любопытная ремарка спикера: “До режима ЧП численность работоспособного населения в городе составляла порядка 900 тысяч человек. По данным департамента госдоходов, эта цифра чуть ниже, по данным департамента статистики, – чуть выше”. И кому тут верить?

Справка “Каравана”

По данным Международной организации труда, каждый шестой человек в мире возрастом до 29 лет потерял работу. Почти 180 миллионов трудились в сфере туризма и розничной торговли. 77 процентов из них до пандемии были устроены там неофициально. То есть зарплаты в конвертах и “серые схемы”. Как и у нас?

К слову, в эти же дни советник Президента страны и глава Центра развития трудовых ресурсов Тамара ДУЙСЕНОВА заявила, что кризис, вызванный пандемией, коснется чуть ли не 3,3 миллиона работающих казахстанцев. “Если не принять срочных мер по предупреждению безработицы, – сказала она, – то ее уровень может вырасти с 4,8 процента в прошлом году до 13,7 в этом. И это только при оптимистичном сценарии”.

Нам масок не надо – работу давай!

По мнению экономиста Кайрата ЖИЛКИШИЕВА, сейчас у правительства и местных исполнительных органов 3 проблемы. Первая: никто пока не может назвать точное количество временно безработных. А также когда они смогут вернуться на свои рабочие места. Вторая: сколько владельцев предприятий микро-, малого и среднего бизнеса сумеют их реанимировать после трех месяцев простоя, потери клиентов и, соответственно, доходов? Третья: плохо работающие или вообще не заработавшие госпрограммы занятости только создают неразбериху в регионах.

– Кайрат Жыланбаевич, и что делать?

– “Черные дыры” в статистике по рынку труда и “серые зарплаты” – главная проблема в областях. Сами понимаете, чем дальше от больших городов – тем больше оборот наличных средств. В Нур-Султане это понимают. Но объективно ничего пока с этим сделать не могут. Почему? Когда будут точные цифры, тогда и будут принимать правильные решения. Государственные программы написаны хорошо. Но они должны опираться на реальные данные, а не на данные, нужные какому-то начальнику для красивой отчетности.

– Есть примеры?

– Где-то месяц назад Касым-Жомарт Кемелевич поручил максимально упростить регистрацию на бирже труда и сократить количество процедур при получении статуса безработного для соответствующего пособия. Пару недель назад вице-министр труда и социальной защиты Акмади САРБАСОВ сказал, что из-за ограничительных мер количество зарегистрированных безработных выросло в стране за два месяца со 120 до 170 тысяч.

– Как-то не очень густо.

– Тут фишка в том, что зарегистрированный гражданин имеет право получать пособие в 40 процентов от своей последней зарплаты в течение шести месяцев. При этом, с одной стороны, в стране включили режим строгой экономии. С другой – людям надо оказать помощь. Прямо сейчас, а не завтра. Вот это проблема!

– Одна моя бывшая коллега уже два месяца в Алматы “бездельничает”. Попыталась она зарегистрироваться…

– Вот-вот! Вдруг вскрылось, что некоторые якобы безработные “товарищи” подавали заявления на умерших родственников. На тех, кто уехал за рубеж на ПМЖ. Даже на тех, кто находится в местах лишения свободы! А эти граждане на полном обеспечении государства находятся. И вице-министр Сарбасов это подтвердил. Повторяю: сначала надо навести порядок в статистике. И только после этого помогать нуждающимся. Тем, кто реально потерял работу. И тем предпринимателям, которые теряют или уже потеряли бизнес из-за ограничений.

Как вернуть людей на рабочие места

– Кайрат Жыланбаевич, а как, на ваш взгляд, свести баланс между поддержкой бизнеса и безопасностью для трудящихся в период коронавируса?

Во-первых, врачи сказали: всем носить маски! И соблюдать условия социальной дистанции. Во-вторых, наличные деньги – это переносчики заразы. Оплачивать покупки безопаснее карточкой. Искать работу тоже лучше через портал enbek.kz. В очередях разные люди стоят. Кто там здоров, кто нет – никто не знает. Это уже вопрос социальной дисциплины. И он – к местным властям, которые должны контролировать ситуацию на вверенной территории.

В-третьих, правительство предложило предпринимателям беспрецедентные меры поддержки. Это налоговые послабления, увеличение сумм кредитования при снижении процентной ставки до 6% годовых. При этом государство гарантирует 85 процентов залога.

– А еще и запрет на проверки со стороны контрольно-надзорных органов! Казахстанец обвинил своего бывшего работодателя в притеснении казахов и организации незаконной трудовой миграции

– Ну, согласитесь, этого уже достаточно, чтобы наш МСБ смог подняться и вернуть работников. Кстати, в странах Европы и США тоже поддерживают предпринимателей. Потому что это и рабочие места, и налоги, и рост покупательского спроса, и социальный оптимизм. Вернуть людей на рабочие места – это сегодня задача всех правительств мира. Если я не ошибаюсь, то на программу “Енбек” из бюджета выделили 176 миллиардов тенге. Как этой суммой сумеют распорядиться в регионах, сейчас трудно сказать. У меня нет раскладки по проектам, куда пойдут эти средства.

– Ваш прогноз на этот сумасшедший год?

– Если хотя бы часть проектов правительства по занятости и по поддержке малого и среднего бизнеса, который составляет сейчас почти 30 процентов экономики страны, будет реализована, то есть надежда, что ситуацию можно выправить. Хотя вряд ли мы вернемся к уровню прошлого, докоронавирусного года.

Справка “Каравана”

По предварительным данным, потеря бюджета южной столицы только по налогам в этом году составит 100 миллиардов тенге (цифра неокончательная).

На начало июня за госпомощью обратились более 200 тысяч безработных алматинцев.

По предварительным данным, по итогам года бюджет страны может потерять более 400 миллиардов.

Жандарбек АКТОТАЕВ, Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи