Опубликовано: 840

Пока плачут только бедные

Пока плачут только бедные Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Криминальные схемы отъема недвижимости у собственников с использованием судов, частных судебных исполнителей и мутных юристов продолжают оставаться нашей главной темой.

Напомню, что начали мы разбираться с этой публикой и их повадками в феврале, статьи размещены на нашем сайте caravan.kz (смотрите выпуски “КАРАВАНА” за февраль, а также от 4 и 11 марта этого года). Рассказать было много о чем, понятно, что каждый раз мы не имеем возможности пересказывать содержание материалов, но вот обозначить крайне опасные схемы нелегального отъема, думаю, необходимо.

Итак, на сегодняшний день известны 2 схемы, которые запускаются, как правило, родственниками, желающими ограбить своих некогда близких людей.

Это могут быть как бывшие супруги, так и наследники, объединяют эти группы – общие права на недвижимость, одни их нажили в браке, другие получили после смерти родных.

Второй обязательный и немаловажный аспект – неравное материальное положение, богатые, как вы понимаете, хотят ограбить тех, кто беднее. Запускается маховик банальной подачей иска в суд, мол, прошу выделить мою долю, а то мне, сироте, жить негде. Действие вполне законное, – любой собственник имеет на это право, но вот судебный процесс при ангажированном судье будет идти иначе, чем при добросовестном. Результатом могут стать 2 варианта решения суда: при первом – квартира или дом будут выставлены на продажу на электронных торгах, при втором – суд обяжет “жертву” выплатить “обиженному” стоимость его доли в общем имуществе. Обязательное условие здесь – наличие некоего документа по оценке недвижимости, где ее реальная стоимость будет увеличена процентов на 30–40.

Второй вариант наиболее коварен и опасен: как правило, родственник-истец хорошо осведомлен о том, что сумма для его якобы обидчика неподъемная, начнет тот выплачивать по 50 процентов из зарплаты, и через 2–3 месяца заводила организует жалобку в суд, мол, люди добрые, ждать более не могу, не на улице же мне жить, выставляйте на торги, и делу конец!

Суд обычно встает на сторону истцов по таким делам, и квартирка/дом отправляется на аукцион, где с 50-процентной скидкой ее через подставного покупателя приобретает наш антигерой, а “жертва” всё еще ему остается должна.

Потому что, как было сказано выше, сумма в документике-то по оценке завышена существенно, вот и не хватит всех полученных денег от продажи, чтобы покрыть весь долг. И будет потом еще ограбленный родственником собственник выплачивать ему ползарплаты и снимать углы.

Конечно, это не касается тех случаев, когда у заводилы доля в недвижимости менее 50 процентов, при таких раскладах ему достается всё на торгах через своего покупателя, а наш невезучий собственник просто ищет съемный угол. Но хрен, как известно, не сахарный тростник, и радости от грабежа никому нет. Краткий итог: главная цель для мутной родни – вытащить общую собственность на торги и там купить ее за бесценок. Используют они для этого, помимо вышеназванных персонажей, отчет об оценке.

Арифметика криминала

Отчет об оценке – не 2–3 листа корявым почерком, это солидный и объемный документ, где каждое слово обязано соответствовать требованиям законодательства, а все страницы пронумерованы, прошиты и скреплены подписью и печатью оценщика. Сам оценщик – не кабы кто с улицы, он обязан иметь свидетельство оценщика, выданное местной палатой оценщиков. Как было принято говорить раньше в таких случаях, деятельность оценщика лицензирована. Данные свидетельства вносятся в отчет, а копия к нему прилагается. Фигура оценщика, так же, как и сам отчет, могут быть обжалованы в суде.

К примеру, вы обнаружите, что гражданин исключен из палаты оценщиков либо является родственником вашего оппонента или судебного исполнителя.

Одним словом, товарищ – лицо заинтересованное, и есть основания его выводам в отчете не доверять.

В моей истории эта публика умудрилась состряпать отчет заочно, то есть не заходя в квартиру, оценщик при этом свою подпись в отчете не поставил, и то и другое также служат основанием для обжалования результатов оценки. Акт осмотра объекта – обязательная составляющая отчета. Ниже мы еще покажем на примере, как важно добиваться нужной и выгодной вам цены, если уж вы попали в такой переплет. В Казахстане созданы условия для беспредельщиков при скупке чужой собственности за бесценок

Теперь о том, чем плоха завышенная цена – она делает нерабочими даже очень полезные для подобных случаев изменения в законодательстве. В прошлом номере мы писали, что с начала этого года любой должник может написать заявление частному судебному исполнителю, у которого находится на исполнении решение суда, о желании продать недвижимость самостоятельно. Допустимая скидка по закону – 25 процентов от стоимости, указанной в отчете об оценке; срок, за который нужно продать квартиру или дом, – 1 месяц (статья 74 Закона “Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей”). Очевидно, что если в решение суда по второй схеме лег отчет, где цена вопроса увеличена на 40 процентов, то “жертве” это поможет несильно, потерять ему в деньгах придется.

Давайте прикинем по цифрам: имеется квартира, реальная стоимость которой составляет, допустим, 20 миллионов тенге. Прощелыга-родственник запускает в судебный процесс отчет по оценке – 28 миллионов тенге. Сейчас на аукционе минимальный предел установлен законом – 50 процентов от оценочной стоимости. Считаем, ангажированный судья вешает на нашего героя долг – 14 миллионов тенге, если у второго собственника была доля 50 процентов. Иными словами, жил человек не тужил, в долг ни у кого не брал, кредитов не оформлял, а тут – вы, батенька, теперь должны 14 миллионов! Если он решает продать квартиру самостоятельно, то ему придется исходить не из той стоимости, что была нарисована в бумажке – 28 миллионов тенге, а той, за которую реально продать – порядка 20 миллионов тенге.

Допустим, нашему герою свезло, и он продает ее с дисконтом 20 процентов – за 18 миллионов тенге. 20 миллионов никто не даст – квартира проходит по судебному решению, арестована судебным исполнителем, будут требовать скидку – иначе никак. Из 18 миллионов злодею придется отдать 14 миллионов, плюс порядка 10 процентов от суммы долга – оплата деятельности судебного исполнителя, – 1 миллион 400 тысяч тенге. И остается тогда человеку – 2 миллиона 600 тысяч – вместо 10 миллионов, которыми он реально владел. Правда, этот сценарий, не поверите, благоприятный – не висит долг, зарплату отдавать не нужно… ну и всё. И возможно это только в том случае, когда судебник не проплачен 2-й стороной и не вмешивается в процесс.

Если это не так, то все его уловки будут связаны с тем, чтобы затянуть процесс и должник не успел продать недвижимость сам.

Помним, что того нанимали не для того, чтобы он закон соблюдал, а чтобы нарушал. В этом случае квартира идет на торги, оценят ее реально, как и должно было быть в самом начале, в 20 миллионов тенге, мол, “усушка и утруска” произошла, – и купит ее подставной покупатель, к примеру, – за 10 миллионов 230 тысяч тенге. Вот вам и вечный должник образовался: берем недостающие до 14 миллионов, по решению суда – 3 миллиона 770 тысяч тенге, плюс судебнику – 1 миллион 400 тысяч, вот и, почитай, почти 5 миллионов тенге, как с куста. А дальше всё может пойти совсем нехорошо, как мы писали ранее, если у “жертвы” имеется автомобиль или старая дачка, то их тоже – в костер аукциона, а как же, – “бедненькому родственнику” невозможно ждать, ему нужно всё и сразу. Поэтому арифметика по второй криминальной схеме скверная…

Требуем перемен

К слову, описываем мы механизм действия этой схемы не только для наглядности.

Если в отношении вас запустили эту историю, бейтесь сразу, еще в суде, за цену в отчете, за каждую запятую. Ваш оппонент должен непременно страдать, не морально, нет, – финансово.

Помните, каждое ваше действие – это его расходы на всю эту ангажированную публику. Мне доводилось не раз слышать от юристов и адвокатов их простой математический расчет – это в суде первой инстанции судья один, а дальше – в апелляции 3 судьи, в Верховном суде оценивают законность жалобы еще 3 судьи, и потом выносят решение – еще 3 судьи. Если перемножить вероятную финансовую заинтересованность этих фигурантов криминальной схемы, то экономическая целесообразность сходит на нет. Мы сейчас с вами не считаем оплату хлопот мутных юристов, подставных покупателей, судебника, которого тоже нужно будет прикрывать в судах, ведь за так его нарушения законодательства там никто не станет прощать. Поэтому вновь и вновь говорим – активное противодействие по каждому шагу против вас и ваших интересов, заставляйте оппонента заливать деньгами свой беспредел. Кстати, если у кого-то возник вопрос: почему схемы можно реализовать только против бедных родственников? Отвечаем – да, состоятельная родня способна сама нанять подставных покупателей и сыграть против неумного и жадного родственника.

Ну и, конечно, в заключение считаем необходимым потребовать изменений правил проведения аукциона на Единой электронной площадке.

Очевидно, что минимальный порог – 50 процентов от оценочной стоимости недвижимости – порождает криминальные схемы отъема собственности у добросовестных граждан, чьей виной нельзя назвать родство с разного сорта злодеями. Очевидно также, что вокруг этого кормится огромное число мутных юридических контор, судей с помощниками, судебников (ЧСИ), одним словом, всех этих ребят пора ставить на место, или вы, господа, государственные деятели, “за” коррупцию? Решение-то простейшее – повысить порог на аукционах с 50 до 75 процентов от оценочной стоимости, только в этом случае можно нейтрализовать и уловки судебников, и токсичные решения судов.

Дело это государственной важности, пишем без всякой иронии, поэтому ждем инициатив от депутатов и министерства юстиции, все фигуранты схем курируются этим ведомством, поэтому дополнительно объяснять ничего не нужно, тем более что сейчас его возглавляет практик с гигантским судейским опытом. К слову, никто не мешает и вам присоединиться к движению сопротивления коррупции и направить наказ своим избранникам в мажилисе или в партию “Аманат”, дело-то наиважнейшее!

В заключение – названия законов по теме: Закон “Об оценочной деятельности в Республике Казахстан”; приказ министра финансов РК от 3 мая 2018 года № 501 “Об утверждении требований к форме и содержанию отчета об оценке”.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи