Опубликовано: 510

Остров невезения: чем схожи проблемы Шри-Ланки и Казахстана

Остров невезения: чем схожи проблемы Шри-Ланки и Казахстана

Пандемия и всемирный карантин убили экономику Шри-Ланки – островного государства, на южной оконечности Индийского субконтинента. Многие его знают еще как Цейлон, там бушует кризис, который уже отбросил страну на десятки лет назад.

После выборов в ноябре 2019 года Шри-Ланка жила в ожидании чуда: президентом здесь стал бывший офицер, один из руководителей армии Готабая Раджапакса. Народ знал его как сильного и решительного человека. После ужасов гражданской войны, постоянных убийств и терактов ланкийцы жаждали покоя и разумного правления.

Первым делом новый руководитель взял своим секретарем бывшего секретаря казначейства и консультанта МВФ и Всемирного банка экономиста Пунчи Джаясундара. Потом он назначил своего брата Махинду Раджапакса премьер-министром. Таким образом, Шри-Ланка стала второй страной в мире после Польши, где родные братья одновременно занимали посты президента и премьер-министра.

Первым делом бывший консультант МВФ предложил снизить налоги для сельского хозяйства.

Готабая Раджапакса согласился. Логичное и понятное решение: страна была и остается сельской. В аграрном секторе работает почти половина местных жителей. Притом что АПК дает только 3 процента ВВП. Тогда же глава государства начал кампанию по переводу села на органическое земледелие: Шри-Ланка должна была стать первой страной, где производят только чистые продукты!

Спокойно поруководили братья немного. До тех пор, пока в январе 2020 года не был обнаружен первый больной с COVID-19. Через 3 месяца армия построила 45 карантинных центров для предупреждения пандемии. Не смогли. Еще через месяц Шри-Ланка заняла 9-е место в мире по числу инфицированных.

Население отправили в карантин. Самолеты стоят. И на острове началась первая фаза кризиса: туристы не приехали, валюту не привезли. Сфера услуг, дававшая 40 процентов ВВП страны, запросила помощь правительства. А денег в бюджете нет, так как налоги на село сократили.

В апреле, в самом начале карантина, Готабая Раджапакса запретил ввоз и использование минеральных удобрений и пестицидов, вынудив 2 миллиона фермеров перейти на органику. Результат был быстрым и жестоким: производство риса упало на 20 процентов. Его цена выросла наполовину. Государство, кормившее себя само, теперь импортировало рис на 450 миллионов долларов.

Шри-Ланка производила 350 тысяч тонн чая в год. Это основной ее экспортный товар. Без удобрений чай тоже не рос. Валютный поток схлопнулся. По оценке потери от неурожая чая составили 425 миллионов долларов. Это обрушило курс шри-ланкийской рупии со 175 в апреле до 183 в ноябре 2020 года. По стране прокатилась волна крестьянских протестов.

Правительство отступило, разрешив ввоз удобрений и пестицидов. Коломбо даже выделил фермерам субсидию. Но было поздно – экономический кризис разгорелся. В 2019 году Шри-Ланка была самой богатой страной Южной Азии: ВВП на душу населения на острове был больше 4,2 тыс. долларов в год. В 2021 году он упал до 4 тыс. долларов. Пока только официально. Полмиллиона человек снова погрузились в нищету.

Нехватка продовольствия изменила покупательское поведение людей. Появились очереди за всем необходимым: мукой, рисом, сахаром, керосином и баллонным газом.

В сентябре 2021 года, когда курс рупии упал до 200 за доллар, кабинет министров объявил чрезвычайное экономическое положение. Был введен контроль за ценами на продукты питания. Правительство обвинило торговцев и бизнес в накоплении основных товаров, что, по его мнению, привело к дефициту продовольствия.

В ноябре 2021 года Шри-Ланка отказалась от плана стать первой в мире страной органического земледелия.

В марте 2022 года на остров выкатилась новая волна проблем: из-за конфликта России и Украины цены на нефть и ГСМ резко выросли. Цены на еду и прочие товары снова скакнули. Дошло до того, что в марте чиновники отменили экзамены для 3 миллионов школьников: закончились деньги на бумагу и чернила.

Начались массовые акции протеста. Полиция разгоняла демонстрантов слезоточивым газом и водометами. 1 апреля президент Раджапакса объявил чрезвычайное положение, предоставив властям право задерживать людей без ордера, и заблокировал платформы социальных сетей.

ЧП было отменено 5 апреля. 12 апреля минфин Шри-Ланки объявил о дефолте. По данным местного центрального банка, у Коломбо 12,6 миллиарда долларов долга. Это больше государственного бюджета. А валютные резервы на март составили только 1,9 млрд долларов. Курс рупии упал до 320 за доллар. Инфляция выросла до 18 процентов…

Из-за событий в далеких странах Шри-Ланка попала в ловушку косвенных проблем. Она находится в состоянии двойного дефицита: дефицита бюджета и текущих платежных операций. Но львиную долю проблем власти создали себе сами. Непродуманные решения приводят к плохому результату, но у властей обычно есть время, чтобы их исправить. Коломбо себя такой возможности лишил последовательными запретами, которые наложились друг на друга.

Структура экономики Шри-Ланки чем-то похожа на казахстанскую: у нас село дает 5 процентов национального продукта, но на земле живет 44 процента населения. Но у нас есть нефть, которая дает 98 процентов экспорта и валюты в страну. Запас прочности в РК больше.

Именно поэтому все эксперименты, которые ставит правительство в стране, не касаются главного: добычи и продажи нефти и газа. Всё остальное – поле для обучения. Получилось – награды начальству. Не получилось – виновны разработчики проекта, программы, концепции. Поэтому правительство РК так беспомощно в торговых конфликтах, защите интересов казахстанского бизнеса, продвижении отечественного экспорта. Учатся еще.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи