Опубликовано: 2000

На контроле ЦК КПСС: как было раскрыто заказное убийство лауреата Ленинской премии

На контроле ЦК КПСС: как было раскрыто заказное убийство лауреата Ленинской премии

В 1976 году молодой прокурор-криминалист Гинаят САЛЫКОВ приказом прокурора Казахской ССР получил 40 рублей в виде поощрения за блестящее раскрытие и профессиональное мастерство при расследовании дела об убийстве лауреата Ленинской премии, заслуженного геолога-разведчика Казахской ССР Нарена Имашева.

В огромном зале Дома культуры “Эмбанефть” в Гурьеве на 600 человек, где проходило открытое судебное заседание, яблоку негде было упасть. Сам процесс транслировался по радио. Дело находилось на контроле ЦК КПСС.

Это дело Гинаят Салыков, ветеран прокуратуры, помнит до мельчайших подробностей, хотя с тех пор прошло почти 45 лет.

В ночь на 7 июля 1972 года в собственном доме в Гурьеве было обнаружено тело заслуженного геолога-разведчика республики Нарена Имашева с признаками насильственной смерти.

На место происшествия выехали руководители всех правоохранительных органов. О ситуации было доложено в Москву, так как погибший был не рядовым человеком, а деятелем, внесшим неоценимый вклад в дело освоения нефтяных месторождений в Казахстане, а также первооткрывателем отдельных месторождений на западе Казахстана.

В тот же день была задержана, а затем с санкции прокурора арестована супруга погибшего Алевтина Еремина, 1926 года рождения, служащая в системе “Гурьевнефтегазгеология”. Ей предъявили обвинение в умышленном убийстве мужа из корыстных побуждений. В качестве орудия преступления фигурировала металлическая пепельница.

– Следствие пришло к заключению, что Еремина убила мужа из корыстных побуждений, так как незадолго до смерти покойный высказал мысль о том, что собирается завещать жилой особняк внуку от первого брака, а не ей и ее внукам, – вспоминает ветеран прокуратуры Гинаят Салыков.

Нарен Имашев был из плеяды молодой казахской интеллигенции, получившей блестящее образование в Москве. Он был лично знаком со многими учеными Советского Союза. Его вклад в дело разведки месторождений в Казахстане был высоко оценен правительством. Наряду с наградами ему был построен и подарен правительством специальный двухэтажный особняк на берегу Урала с садом и земельным участком в Гурьеве. Это сейчас коттеджами никого не удивишь, отмечает прокурор-криминалист Салыков, а в то время это было редкостью и знаком большого уважения к человеку.

Дело было взято на контроль прокуратурами СССР и Казахской ССР. Каждый шаг хода расследования докладывался наверх.

Дело расследовалось в течение шести месяцев, по прошествии которых следователь Кушибаев направил его в суд с обвинительным заключением. Главным фигурантом дела выступала Еремина. Но в ходе судебного разбирательства обвинение не нашло явного подтверждения аргументов обвинения. И суд, удалившись в совещательную комнату, по собственной инициативе вынес определение о возвращении дела на дополнительное расследование из-за неполноты предварительного следствия. Это считалось браком в работе и минусом всей деятельности прокуратуры. Следователь Кушибаев не мог в течение месяца исполнить определение суда и направить дело обратно в суд с ходатайством о дальнейшем содержании под стражей Ереминой. Дело было приостановлено. А раз так, держать ее в неволе не имели права. Пришлось изменить меру пресечения и отпустить ее на свободу. Дело повисло в воздухе!

По стечению обстоятельств в октябре того же года на окраине города в вагончике для скотопрогонщиков был обнаружен труп мужчины с признаками насильственной смерти.

– Я вместе с прокурором города выехал на место происшествия и в ходе осмотра изъял ряд вещественных доказательств, в том числе кирпич с видимыми признаками следов крови. Пока я составлял протокол, явились работники уголовного розыска. Они сказали, что уже задержали подозреваемого. Им оказался некий Борис Давыдов, 1940 года рождения, уроженец Кировской области, который приехал в Гурьев, чтобы порыбачить, и так остался здесь. В то время в период путины сюда съезжались рыбаки со всего Союза. В ходе допроса он полностью признался в убийстве своего собутыльника. В последующем суд признал его виновным и назначил 10 лет лишения свободы, и он пошел этапом в места не столь отдаленные, – рассказал бывший следователь прокуратуры Салыков.

А дело об убийстве Имашева, хотя и находилось на контроле всех высших инстанций, с места не сдвигалось в течение долгих 4 лет. Москва и Алма-Ата требовали немедленного раскрытия дела.

В январе 1976 года прокурор Гурьевской области Орынали Буранбаев создал следственно- оперативную группу по раскрытию и расследованию этого громкого дела.

В эту группу был включен и прокурор-криминалист Гинаят Салыков. Постановление о приостановлении дела отменили, делу дали новый ход.

– В ходе проведенной кропотливой работы было выяснено, что убийство Имашева совершено Борисом Давыдовым, отбывающим наказание в одной из колоний. Я выехал туда. В ходе допроса он показал, что на берегу Урала он познакомился с Ереминой, неоднократно продавал ей рыбу. Она в свою очередь давала ему и его товарищу Иванову деньги на приобретение спиртных напитков, – вспоминает Салыков. Южная драма: строгая учительница через бывшего воздыхателя заказала убийство любовницы мужа

Узнав, что приезжие рыбаки живут в бараках, Еремина не раз приходила к ним в гости, приносила спиртное. В начале июля она принесла бутылку водки, в ходе распития которой предложила друзьям убить ее мужа, конечно, небесплатно. В качестве вознаграждения она дала им 250 рублей.

Давыдов и его товарищ знали, где живет Еремина, так как ранее приходили по ее просьбе чинить водопровод.

В ночь с 6 на 7 июля Давыдов и Иванов, прихватив по дороге обломок бетона на набережной, где велись строительные работы, проникли в дом геолога, двери которого хозяйка, по предварительной договоренности, специально оставила открытыми.

Проникнув в спальню, преступники ударили ученого по голове. Он скончался на месте.

– После допроса я попросил Давыдова нарисовать схему расположения дома Имашевых, затем провел опознание по фотографии Ереминой, как теперь называют, заказчицы убийства. Давыдов твердо опознал среди предъявленных фотографий женщин Еремину. Сама Еремина по вызову пришла в прокуратуру, уверенная в своей невиновности. После допроса она была заключена под стражу. В постановлении об избрании меры пресечения я специально ей давал понять, что следствием не добыто никаких доказательств, чтобы держать ее в неведении.

Нужно было найти еще одного участника убийства, товарища Давыдова – Иванова, который к этому времени успел покинуть Гурьев.

Более того, подозреваемые и многие свидетели по делу разъехались по разным городам и республикам Советского Союза.

“Тогда облпрокурор Буранбаев командировал работников прокуратуры в Каракалпакскую, Чечено-Ингушскую АССР, в города Уральск, Армавир, Новый Узень, Новый Оскол, Астрахань, Белгород и др. Там они путем допроса свидетелей, проведения очных ставок, производства обыска и других следственных действий добыли доказательства о совершении убийства Имашева”, – говорится в приказе прокурора Казахской ССР от 9 ноября 1976 года.

– В поисках свидетелей и доказательств я объехал половину Советского Союза, ночевал на вокзалах, так как в маленьких населенных пунктах не было гостиниц. Билетов на поезд тоже невозможно было достать. Работали за небольшую зарплату, за поездку в командировку платили 2 рубля 50 копеек, причем без разницы, куда ты едешь: в Москву или какой-нибудь ближайший поселок, сумма одна и та же. У меня в служебном удостоверении был вкладыш, где говорилось, билет – в первую очередь, гостиница – в первую очередь, но никто это не выполнял. Однако мы были молоды и работали с вдохновением, – рассказал прокурор Салыков.

По делу было назначено множество экспертиз, в том числе судебно-психиатрическая в Институте имени Сербского в Москве – в отношении Ереминой. Срок содержания ее под стражей заместителем генерального прокурора СССР С. Гусевым был продлен до 9 месяцев.

В мае 1976 года по прошествии 4 лет после совершения преступления уголовное дело в 5 томах было завершено и направлено в суд.

Заказчица убийства мужа Еремина и главный исполнитель, говоря современным языком – киллер, Давыдов были приговорены областным судом к высшей мере наказания – смертной казни.

Остальные соучастники – к длительным срокам заключения. Среди них некий Панов – родственник Ереминой, который выступал в качестве подстрекателя. Как выяснилось, именно Панов, являвшийся дядей Ереминой, подговорил ее убить супруга, чтобы завладеть полностью его имуществом.

– В июне 1976 года в Джамбуле состоялось Всесоюзное совещание следственных работников органов прокуратуры по вопросам внедрения научно-технических средств в следственную практику. На совещании, наряду с другими, я выступил с информацией именно по этому делу, – рассказал Салыков.

В Советском Союзе женщин, приговоренных к исключительной мере наказания, было совсем немного. Их фамилии можно было бы пересчитать на пальцах одной руки. Еремина была одной из них. Верховный суд республики, признав ее полностью виновной в убийстве мужа, рассмотрев ее ходатайство, смягчил меру наказания как женщине и заменил смертную казнь на 15 лет лишения свободы, но на нее не распространялись амнистия, условно-досрочное освобождение и другие послабления. Она должна была отсидеть от звонка до звонка.

За раскрытие этого сложнейшего дела бюро Гурьевского областного комитета партии выдвинуло прокурора области Буранбаева на награждение орденом Трудового Красного Знамени, а прокурора-криминалиста Салыкова – орденом “Знак Почета”.

Однако наверху решили иначе и наградами разбрасываться не стали, обошлись благодарностью и денежной премией в размере 60 и 40 рублей соответственно.

Это было настоящее классическое заказное убийство, хотя в то время в Уголовном кодексе не было такой статьи. Оно квалифицировалось как убийство из корыстных побуждений. Но это было одно из самых громких дел, расследовавшихся в 70-е годы прошлого века в СССР.

УРАЛЬСК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи