Опубликовано: 3300

Казахстанские солдаты гибнут в мирное время и ежедневно падают от головокружения

Казахстанские солдаты гибнут в мирное время и ежедневно падают от головокружения Фото - Владимира СЕВЕРНОГО

Следователи Генеральной прокуратуры, руководство министерства обороны, МВД и КНБ брошены на тщательное расследование и установку истинных причин гибели призывника в Гвардейском гарнизоне Жамбылской области. Отарская трагедия всколыхнула не только тех родителей, чьих сыновей призвали этой весной на службу в армию, но и тех, чьим детям еще только предстоит окунуться в омут с головой осенью. Вернутся ли они домой живыми и здоровыми?

Президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ выразил глубокие соболезнования родным и близким в связи с невосполнимой утратой – гибелью рядового Алибека КАЛБАЯ из в/ч 30212. Он считает недопустимой гибель военнослужащих в мирное время. Его установка однозначна и понятна для всех – родители не должны переживать за своих сыновей, которые служат в армии. Государство обязано (!) нести ответственность за их жизнь и безопасность. В данном случае государство – это командиры частей, рот и взводов, в руки которых матери и отцы отдают своих порой единственных сыновей учиться Родину защищать.

Кто виноват и что делать?

По горячим следам “КАРАВАНУ” удалось встретиться и переговорить в Гвардейском гарнизоне со многими офицерами, сержантами, солдатами. Тяжелый разговор у ворот морга состоялся и с родственниками погибшего призывника. Убитые горем, они прибыли в Отар из Мангистауской области, чтобы забрать тело Алибека Калбая и похоронить его на родине.

– Мы хотим справедливости и пойдем до конца, чтобы выяснить, кто же повинен в гибели нашего мальчика, – сокрушается Динара ТИЛЕСОВА. – Наш Алибек даже присягу принять не успел. 9 дней всего провел в солдатской казарме и погиб.

По утверждению родственников, которые забирали тело Алибека Калбая из морга, они обнаружили на нем “множество синяков в районе ребер, ключицы, живота…”.

– Мы понимаем горе родных и близких, в первую очередь родителей, потерявших сына, и выражаем глубокое сочувствие, – прокомментировал “КАРАВАНУ” заместитель начальника Генерального штаба ВС РК – начальник департамента воспитательной и идеологической работы генерал-майор Серик БУРАМБАЕВ. – Специально созданной следственно-оперативной группой в рамках уголовного дела рассматриваются абсолютно все версии произошедшего. Руководство министерства обороны скрывать ничего не собирается. Родители и родственники солдата после случившегося посетили воинскую часть, ознакомились с условиями быта и своими глазами увидели обстановку в подразделении, где проходил службу их сын. Вы знаете, что Верховный главнокомандующий поставил перед министерством обороны принципиально новые задачи по качественному изменению облика Вооруженных сил. Разобраться, найти и привлечь к ответственности виновных, если таковые будут установлены, для нас теперь – дело чести. Уверяю вас, что если подтвердится версия о каких-либо противоправных действиях, то понесут ответственность не только виновные лица, но и командиры, допустившие это, так как они несут не только юридическую, но и моральную ответственность перед родителями и государством за жизнь и здоровье подчиненных военнослужащих.

“Никакой дедовщины в учебке не было”

– Алибек Калбай прибыл служить в в/ч 30212, которая является учебным центром Сухопутных войск, – продолжает Серик Бурамбаев. – Оттуда солдаты по истечении 6 месяцев, освоив воинскую специальность и получив первичные азы воинского мастерства, распределяются по другим соединениям и частям. Служба в учебном центре построена исключительно по принципу “одного призыва”, то есть пока не обучат и не отправят в войска одних солдат, других не призывают. Потому никакой пресловутой дедовщины здесь не могло быть и в помине.

– Господин генерал, но что-то же случилось в воинской части из ряда вон выходящее, если солдат ни с того ни сего упал в обморок и у него почему-то пропал пульс и перестало биться сердце?

– Разбираемся. Министр обороны принял решение, чтобы тело погибшего солдата доставил к месту проживания родителей в Мангистаускую область (пос. Шапагат) командир части полковник Доспаев. Командиры роты и взвода тоже туда отправились. Пусть сами отвечают, что произошло, и смотрят в глаза родственникам погибшего. Поверьте, и мне это непросто. Тяжело... Особо хочу отметить, что следствием по делу гибели военнослужащего занимаются сотрудники военно-следственного управления МВД, которые независимы в своей деятельности и никак не подотчетны министерству обороны. Это к вопросу о беспристрастности и максимальной объективности расследования.

Солдаты падают в обморок каждый день

Откровенное признание командира в/ч 30212 повергло в шок всех, кто стоял с ним рядом на похоронах Алибека Калбая.

– 22 апреля рота после завтрака была построена перед казармой, – объясняет людям полковник Алмас ДОСПАЕВ. – Алибек стоял в последнем ряду. На глазах у всех он внезапно упал на спину и сильно ударился затылком об асфальт. Ему сразу же оказали первую медицинскую помощь и увезли в госпиталь. Не знаю, из-за чего он упал. Но у нас каждый день во время построения минимум 2–3 солдата падают от головокружения. Новые подробности гибели молодого солдата в Отаре

Заместитель командира в/ч 30212 по воспитательной и идеологической работе подполковник Ерлан НУРАЛИН тоже не знает, почему его солдаты каждый день падают в обморок. Очевидно, что ему и здесь не удалось справиться с поставленной министром обороны задачей: любой ценой сохранить личный состав, не допустив увечий и гибели, особенно среди солдат срочной службы. Впрочем, обвинять легко. Сложнее докопаться до истины. И еще труднее сделать так, чтобы подобные ЧП в армии никогда не повторялись.

Что скрывают офицеры и солдаты?

Была накануне гибели Алибека Калбая драка между военнослужащими в казарме или нет – покажет следствие. Допрошенный в качестве свидетеля рядовой Айболат А. из той же 1-й учебной роты, которого сотрудники военной полиции задержали по горячим следам, вину в содеянном пока не признал. Хотя показал, что вечером 21 апреля он “подошел к своему земляку Алибеку Калбаю сзади и в шутку, обхватив его туловище руками, несколько раз приподнял, с силой сжимая в районе живота…”.

Почему эту “шутку” не увидели вовремя ответственные офицеры и сержанты? Может, меры надо было принимать именно в тот критический момент? Оказать помощь молодому солдату, чтобы не стоять потом у ног окоченевшего трупа и констатировать, стыдливо глядя в пол: “Смерть несчастного наступила в результате удара головой об асфальт, когда он упал, внезапно потеряв сознание”.

Как военный корреспондент, я знаю, что за годы существования “отарской учебки” ушли из жизни десятки военнослужащих.

Были гробы и в результате ДТП, и болезней, и несчастных случаев, и даже (уже доказано в суде) факта рукоприкладства в артиллерийской бригаде.

Для газеты готовил репортаж оттуда. Напомню, в парке боевых машин 3 солдата насмерть забили своего сослуживца. 7 лет отсидки получили те убийцы.

Погибают в армии не только солдаты-срочники. В Отаре совершали самоубийства контрактники, стрелялись и лейтенанты из-за несчастной любви, и полковники, расписавшись в полном бессилии. Но, когда призывник умирает на 9-й день нахождения в армии, даже не успев принять военную присягу, – это невозможно понять и принять. Родительских слез теперь не выплакать…

Министр обороны генерал-лейтенант Руслан ЖАКСЫЛЫКОВ ход служебного расследования взял под свой личный контроль. Он заявил, что не позволит укрывать кого бы то ни было из командования воинской части от ответственности, если будут вскрыты даже малейшие факты рукоприкладства или неуставных взаимоотношений между молодыми солдатами. Министр ломает устоявшийся годами в армии поверхностный подход к вопросам “всемерного укрепления дисциплины и правопорядка”. Командиров, по его мнению, надо не гнобить за своевременное (!) вскрытие фактов насилия, не снимать с должностей за грехи подчиненных, а помогать проводить профилактическую работу. Действовать на упреждение.

Офицеры же просят вернуть в руки командиров хотя бы прежние рычаги воздействия на казарменных хулиганов и армейских “шутников”, как то: арест с содержанием на гауптвахте или наряд вне очереди.

Одни только выговоры или душещипательные беседы с нарушителем не меняют ситуацию к лучшему.

Теперь следствие должно разобраться, что произошло на самом деле. Запись с камер видеонаблюдения, установленных в расположении солдатской казармы и на плацу, возможно, поможет пролить свет на причины гибели рядового Алибека Калбая. “КАРАВАН” будет внимательно следить за ходом следствия. Начальник Главного управления военной полиции ВС РК полковник Руслан КУЛУМБЕТОВ пообещал ничего не утаивать, а предоставлять журналистам объективную и исчерпывающую информацию, которая не помешает следствию.

Алматы – Отар

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи