Опубликовано: 4700

Как трудовые мигрантки повлияли на российских женщин

Как трудовые мигрантки повлияли на российских женщин Фото - архив "Каравана"

Трудовые мигрантки из стран Центральной Азии не только освобождают российских женщин от домашнего труда и позволяют им работать, но и влияют на воспитание детей. А еще – успешно прорубают окно в Европу.

Испытание карантином

Если раньше в материалах о трудовой миграции мы чаще писали “он”, подразумевая мужчину, то сейчас на заработки отправляется всё больше женщин. По разным оценкам, их доля в миграционных потоках из стран Центральной Азии составляет от 17 процентов, как в Таджикистане, до почти 40 процентов – в Кыргызстане. Об этом говорили участники международной конференции, проведенной Международной организацией по миграции (МОМ) и “Internews” в Центральной Азии.

Председатель ОФ “Дамыту” из Костанайской области РК Нина КОСЮК рассказала об итогах исследования влияния COVID-19 на мигрантов, проведенного USAID (Агентство США по международному развитию) и компанией “Winrock”. Участниками его стали 358 человек из всех регионов Казахстана, в том числе 119 женщин. Основные страны исхода – Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан.

– Более 80 процентов мигранток приехали в нашу страну для трудоустройства, и на момент опроса в августе больше половины имели работу. В период карантина женщины столкнулись с нехваткой продуктов, отсутствием дохода, средств защиты от COVID-19 и безопасного жилья. Только в 20 процентах случаев респонденты отмечали, что не испытали перечисленных трудностей, – сообщила глава ОФ “Дамыту”.

Около 10 процентов мигранток признались, что не чувствуют себя в безопасности в Казахстане (связывая ситуацию в том числе с риском заражения коронавирусом) и сталкивались с насилием от работодателя и от граждан РК.

– Если граждане Казахстана в период пандемии могли получить от государства помощь в виде тех же 42 500 тенге, то мигранты оказались без работы и средств к существованию.

Во время карантина граждане Таджикистана, ехавшие на заработки в Россию, не успели пересечь границу, многие остались в Казахстане. Беременные женщины не хотели возвращаться на родину. Одна узбекская мигрантка приехала из России с желанием остаться в нашей стране – на родине у нее никого не осталось. Этой женщине нечем было кормить детей, – рассказала Нина Косюк.

Отечественные НПО с международными партнерами оказывали им гуманитарную помощь, устраивали на работу, помогали с оформлением документов. Национальные диаспоры таджиков, узбеков, кыргызов оказывали помощь в виде продуктовых наборов и горячего питания, причем не только мигрантам, но и всем нуждающимся.

Меняются сами, меняют других

Социолог из Кыргызстана Гульнара ИБРАЕВА отметила, что присутствие на рынке труда мигранток из Таджикистана и Кыргызстана оказывает существенное влияние на формирование модели поведения женщин среднего класса в России:

– Услуги домашних работников по невысоким ценам способствуют освобождению российских женщин от домашнего труда и позволяют последним выйти на работу. Такой вот макроэкономический вклад приезжих в местную экономику. Другой момент – культурное влияние трудовых мигрантов, в том числе домашних работников, на воспитание российских детей.

По словам эксперта, с 2012 года в России более 20 раз менялось миграционное законодательство, и изменения чаще всего носили репрессивный характер. Что касается последствий для самих трудовых мигрантов, здесь социолог выделила опыт эмпауэрмента (умение справляться с жизнью).

– Сельские женщины, ранее никогда из дома не выезжавшие, начинают распоряжаться своей жизнью самостоятельно, становятся кормильцами. Меняются их репродуктивные установки, семейно-брачные модели поведения. А на родине усиливаются риски стигматизации мигранток. Также появляются социальные сироты, разведенные или брошенные женщины, проявляется синдром разъединенной семьи.

Женщины-мигрантки, уехавшие с мужьями на заработки в другие страны, вынуждены перепоручать уход за младшими детьми юным землячкам – бакчы.

Нанимать профессиональную няню на местном рынке труда не имеет смысла с точки зрения экономических издержек, а привести маленькую девочку, чаще всего родственницу, и платить ее родителям небольшие деньги – оптимальная стратегия. Есть информация, что в этой нише стали конкурентоспособными и женщины с инвалидностью, – рассказала Гульнара Ибраева.

Спикер заметила: бывшие граждане стран ЦА получают новое гражданство и выступают в качестве серьезных брокеров между местным рынком труда и вновь приехавшими соотечественниками, сдают им в аренду жилье и помогают по другим направлениям.

И берег турецкий, и берег корейский

Представительница центра по правам человека из Таджикистана Нодира АБДУЛЛОЕВА сообщила: по официальным данным, в 2019 году 518 тысяч граждан страны выехали в миграцию в Россию и 9 800 – в Казахстан. При этом, по данным российской стороны, в 2019 году для трудоустройства въехало более 1 миллиона таджикистанцев. С небес на землю: как этнический казах из Монголии попал в рабство на исторической Родине

– 85 процентов составляют мужчины, и 15 – женщины (среди самостоятельно вы­ехавших – женщины старше 30 лет, разведенные, вдовы). РФ остается предпочтительной страной назначения трудовой миграции из РТ. В то же время увеличиваются потоки в Турцию, Польшу, Южную Корею и другие страны. Однако точных данных по трудовым мигранткам нет. В основном женщины трудятся в сфере торговли, в гостиницах и ресторанах, в клининговом сервисе и занимаются домашней работой, – рассказала спикер.

В чужой стране, но не одна

Директор и сооснователь Института миграционной политики (Германия) Ольга ГУЛИНА рассказала, как женщины-мигрантки успешно прорубают окно в Европу благодаря поддержке на государственном и неправительственном уровнях.

– В странах ЕС создаются специальные проекты для мигранток, имеющих семью, безработных, планирующих открыть бизнес без стартового капитала. Интеграционные курсы совмещаются с заботой о детях. Есть программы менторства, языковые, проводятся различные встречи, где спикерами выступают женщины с миграционным прошлым, – отметила спикер.

И если 10 лет назад потоки концентрировались в направлении России, а в Европу мигранты, в том числе женщины, отправлялись только за убежищем и работой, а также для воссоединения семьи, то в 2019 году всё чаще фиксировалось движение для получения образования и прохождения различных курсов.

– Эта тематика вышла на первое место для граждан Казахстана и Туркменистана. Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан – на втором плане по этому показателю. География выезда – Германия, Польша, Швеция, для граждан Туркменистана – Румыния (этот момент требует отдельного изучения), иногда Швеция сменяется Латвией или Чехией, – сообщила Ольга Гулина.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи