Опубликовано: 7400

Как санкции США и ЕС заставили Россию развивать сельское хозяйство, но ударили по Казахстану

Как санкции США и ЕС заставили Россию развивать сельское хозяйство, но ударили по Казахстану

Весной 2014 года США и ЕС объявили о первых санкциях против России. Формально они вводились из-за присоединения Крыма. По факту – из-за быстрого роста политического влияния РФ и ее активности на международной арене. Тогда казалось, что давление если не убьет страну, то сделает более покладистой.

Западные санкции были комплексными. Под них угодили отдельные граждане – чиновники и предприниматели, и целые секторы экономики – энергетический, нефтедобывающий, оборонно-промышленный комплекс и финансовый рынок.

Что сделала Россия? Единственное, чем она могла ответить, – ограничить импорт продовольствия из этих государств. А потом техники и комплектующих, если их аналоги производятся в стране. Это был лимон, который надо было срочно превращать в лимонад.

Сразу после введения ответных мер были приняты хаотичные решения. Типа закона о промышленной политике. Но уже в 2015 году импортозамещение стало системным.

При правительстве России создали кластерную группу из сотрудников ключевых министерств. Привлекли аналитические центры и исследовательские компании. И по-быстрому определили семь отраслей, где импорта было от 50 до 90 процентов: станкостроение, самолетостроение, тяжелое машиностроение, оборудование для нефтегазовой отрасли, оборудование для энергетики и сельхозмашиностроение. Плюс приборостроение. Чтобы перезагрузить эти отрасли, было разработано 20 программ развития.

Символом санкционной войны стали сыр и колбаса. Россия уже привыкла к импорту качественных продуктов из ЕС. А европейские сыроделы – к гарантированным поставкам на Восток. Развернулись самые горячие споры.

Поэтому именно село и АПК стали моделью, на которой были отработаны принципы импортозамещения.

Во-первых, это легко сделать. Сразу после введения запретов эксперты назвали группы продуктов, которые можно быстро заместить собственными. Мясо, жиры, молоко и молокопродукты. Во-вторых, тот же телевизор семья покупает раз в 3–7 лет, а кушать хочется всегда. Поэтому заваленные отечественными сырами и колбасами полки магазинов – лучший способ показать, что страна живет и работает. На село бросили всё – субсидии, льготные кредиты, деньги на науку, гранты и преференции компаниям, участвующим в госзакупках.

Первыми отреагировали мясники: за четыре года производство свинины и птицы выросло сразу на 18 процентов. Общее производство нарастили за четыре года до 10,3 миллиона тонн. Россия уже обеспечивает себя мясом на уровне 71 килограмма на человека в год. Еще 4 килограмма подкидывают Китай, Индия, Бразилия, Беларусь и Парагвай. Сможет ли Казахстан завалить Китай мясом и чем нам это грозит

Одновременно только в 2017 году сама Россия поставила за рубеж, в 30 стран мира, более 300 тысяч тонн мяса и продуктов из него. Самые значимые для нее рынки – Саудовская Аравия, Куба, Ирак, Марокко и Иран.

С зерном еще лучше. Страна съедает 79 миллионов тонн хлеба в год. В прошлом году урожай был 114 миллионов тонн. Остаток в 35 миллионов тонн продали, что сделало Россию одним из главных поставщиков хлеба в мире. Такой большой запас зерна делает бессмысленным и импорт мяса в будущем.

С молоком сложнее. Дойное стадо в РФ оказалось беспородным. Нарастить производство молока не удалось.

Самообеспечение – 82 процента. А порог по доктрине продбезопасности – 90 процентов. Тем не менее рынок расчистили, и уже в 2022 году Москва намерена не только закрыть свои потребности, но и начать экспансию в СНГ и Китай.

По факту санкции подстегнули производство внутри самой России. Если в 2013 году страна импортировала продовольствия на 43,2 миллиарда долларов, то сегодня уже в 2 раза меньше. Лимонад понемногу получается.

В промышленности пока не так весело.

Быстро получить новые технологии нельзя. Всем ключевым отраслям нужны деньги на обновление. Не хватает специалистов. Однако деньги на развитие выделяют, дают льготы, госзаказы. До 2020 года планируют создать 2,5 тысячи разных проектов в критических отраслях.

Два месяца назад представитель США в ВТО обвинил Россию в локализации производства, установлении запретительных налогов и выразил недовольство ростом русского экспорта. Он предложил найти меры заставить Москву сохранить ее рынки открытыми для экспорта из США. Оценка геополитического противника обычно бывает самой объективной…

Что в этой ситуации сделал Казахстан? Оказалось, что антироссийские санкции работают и против нас. Так или иначе мы сидим в одной лодке.

Рубль и тенге как шерочка с машерочкой идут рука об руку по жизни. Куда рубль – туда скачет и тенге. Хотя санкции не против нас.

А мы снова не готовы. Делаем не то, что хотим, а что можем. Три года назад минсельхоз гордо заявил, что даст 60 тысяч тонн мяса экспорта соседям. Время пролетело. Вроде дали. Но кому? Мясо из Казахстана соседям уже не нужно. У них есть свое. Может, молочку? Тут уже подсуетились белорусы и армяне. Это может стать угрозой национальной безопасности: чем может обернуться торговая война между США и Россией для Казахстана

В принципе, не все еще потеряно. Можно организовать трансферт технологий, которые нужны Москве. Но для этого надо построить заводы у себя, освоить технологию, научить специалистов, внести что-то свое. И только потом можно учить других. Тема открыта: самолетостроение, машиностроение, оборудование для нефтегазовой отрасли, для энергетики и сельхозмашиностроение. Плюс приборостроение. Мы все это можем. Делали уже. Кроме самолетов.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи